Русская линия
РадонежИеромонах Макарий (Маркиш),
Евгений Никифоров
07.10.2004 

Там, где добро под запретом

С болью в сердце приходится признать: присвоенное покойным президентом Рейганом Советскому Союзу звание «Империи Зла» было вполне справедливым. Начавшись либеральной трескотней, она быстро показала истинное лицо безпрецедентного по размерам, длительности и жестокости концлагеря.

Слава Богу, эта империя, которая в течение семидесяти лет губила русский народ, по молитвам Новомучеников Российских, исчезла с российских пределов. Однако метастазы той же самой болезни сегодня поразили страны Запада и, распространяясь по всему миру, грозят нашей родине повторным заражением, не менее губительным, чем прежде.

Либерализм — а не Россия, и даже не Советский Союз — был для Рейгана врагом N1. Сегодня Рейган мертв, а враг его живет и торжествует. Либерализм — это освобождение человека от Божиего образа. Что останется от человека, если уничтожить в нем Божий образ? Если не знаете — посмотрите телевизор и почитайте «популярные» газеты.

У либерализма богатый арсенал, и он выбирает себе то или иное оружие по мере необходимости. Сегодня в атаку на нас идет «политкорректность» — вирус, убивающий свободное слово и мысль.

При всей лживости либерализма, сам термин «политкорректность» достаточно правдив и прозрачен. Политика — это вопрос о власти. Политкорректность — это насилие над свободной мыслью ради власти над человеком. Пол Харви, замечательный американский радиожурналист старого поколения, определил политкорректность следующим образом:

«Если бы я был дьяволом -…

— я бы надоумил выплескивать самые гнусные фантазии на холст и экран, и назвал бы это искусством;

— я бы втолковал людям, что они родятся извращенцами, и значит извращения надо приветствовать;

— я бы внушил, что добро и зло зависит от мнения небольшой влиятельной группы, которое я бы назвал политкорректным».

Гений Джорджа Оруэлла — а о нем сегодня можно говорить без тени сомнения — реализовался наиболее ярко в романе-утопии «1984-й год». Здесь идет речь о будущем устройстве человеческого общества, и основная роль в задаче «воспитания нового человека» (те из нас, кто постарше, хорошо помнят этот лозунг!) отводится именно языку. Глубокая реформа языка, сопряженная со строгими мерами по ее внедрению в практику, позволила власть имущим успешно промыть мозги населению… Но ведь это только роман, сочинение, небылица, не так ли?

…На днях пришлось участвовать в радиопередаче посвященную венерическим болезням, главным образом СПИДу. Собеседник-врач упорно отказывался употреблять этот термин, произнося вместо него некое сокращение, означавшее «болезни, передающиеся половым путем». На вопрос, в чем разница между теми и другими, он не ответил. Ну, ладно, не велика важность. Далее, однако, мы услышали еще одну уникальную формулировку: «работницы коммерческого секса». Отвертеться от объяснений, чем его не устраивают проститутки, доктор не смог и сухо сообщил, что «таково требование Всемирной Организации Здравоохранения». Надеюсь, радиослушатели получили ясное понятие о происхождении политкорректности.

Политкорректность работает в паре с извращенным, изуродованным понятием о правах человека: якобы каждая личность «имеет право на защиту» от любой информации, которая её, эту личность, по тем или иным причинам не устраивает. И во многих зарубежных странах этот верх абсурда уже близок к воплощению. Недавно, например, какой-то американский идеолог-гомосексуалист обратился в суд с иском против своих оппонентов, чтобы те не называли его гомосексуалистом, а только «gay» (Увы, по вине наших бездарных и безтолковых переводчиков пакостные политкорректные англицизмы проникают в русский язык — в том числе и в православные издания).

Но политкорректность — это не просто абсурд, это гораздо хуже, чем абсурд. Приведенный выше тезис о «защите личности» от неугодных ей внешних воздействий вполне подходит в качестве лозунга для Империи Зла. В самом деле, он исходит из того, что человек человеку даже не волк, не зверь, а некий бездушный, безчувственный механизм, подлежащий надежной изоляции от других, подобных ему механизмов.

Политкорректность ликвидирует связь между людьми, ликвидирует общение, обмен мнениями, дискуссию, спор. Под страхом наказания за «нарушение прав человека» (а на Западе реальные люди получают за это реальный тюремный срок!) устраняется сама возможность донести живое слово от одной живой души к другой. Проповедь Христа безусловно исключена в политкорректной среде — будь то словом или делом. Политкорректность — самое эффективное средство уничтожения Божиего образа в людях, поскольку она уничтожает любовь между людьми.

Потому-то либералы так ценят и любят политкорректность, потому-то они и насаждают ее с таким упорстовом. Потому-то мы ее презираем, ненавидим, обнаруживаем повсюду, где бы она ни скрывалась, и убиваем свободным словом.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru