Русская линия
Православие.Ru Андрей Шестаков07.10.2004 

Святой Владислав, король сербский
Память 24 сентября/7 октября

Святой благоверный король Стефан-Владислав стал еще одной благородной ветвью на славной лозе династии Неманичей. Он был вторым сыном св. Стефана Первовенчанного, племянником святителя Саввы и внуком родоначальника этой династии сербских правителей — Стефана Немани, известного под именем преподобного Симеона Мироточивого. И дед, и отец, и дядя благоверного Владислава достигли своими трудами и подвигами подлинной святости, удостоившись от Господа нетленных венцов славы.

После блаженной кончины св. Стефана Первовенчанного Сербией правил его старший сын Радослав, который поначалу был властителем благочестивым и «достойным всякой похвалы», но, со временем, по словам церковного писателя Феодосия, «стал покорен жене, от которой и был поврежден умом». Сербская знать была недовольна поведением своего короля, и под ее давлением власть вынужден был принять Владислав, так что «между братьями наступила вражда». Их родной дядя — архиепископ Савва — увещевал братьев жить в мире, но, поняв, что не в силах примирить их, сказал: «Если от Бога то, что вы делаете, да будет воля Господня».

Лишившийся власти Радослав был вынужден искать убежища в Драче, но и там красота его супруги послужила для него источником бед. В скором времени он «был лишен той злонравной и лукавой жены», которая была для него, по словам того же Феодосия, как Далида для Сампсона. По ее вине в Драче на Радослава обрушилась ненависть местного правителя, и он едва спасся от смерти. Желая прекратить вражду, свт. Савва «украсил Радослава ангельским иноческим чином», дав ему в монашестве имя Иоанн. Для окончательного прекращения распрей первосвятитель венчал своего племянника Владислава королевским венцом. Вскоре, по благословению святителя, Владислав женился на дочери могущественного болгарского царя Иоанна II Асеня — Белославе.

Благочестивый Владислав был во всем послушен своему дяде-архиепископу и пребывал с ним в мире и согласии. Когда свт. Савва принял решение оставить первосвятительский престол и сообщил о своем желании Владиславу, тот со слезами просил святителя изменить свое намерение, но не смог удержать его. В 1233 году свт. Савва собрал в Жиче собор сербских архиереев и, сообщив о своем намерении, избрал из числа своих учеников наследника — блаженного Арсения, мужа «во всем преподобного и хранящего со страхом Божии заповеди». Владислав со своими вельможами также прибыли на собор, где святитель преподал им наставления и заповедал хранить и оберегать святые церкви. Когда весной 1234 года свт. Савва отправлялся на Святую землю, Владислав щедро снабдил его золотом и всем необходимым для раздачи в святых местах.

Однако Владиславу не суждено уже было увидеть своего любимого дядю и архиепископа, при земной жизни последнего. Посетив святые места, на обратной дороге, свт. Савва, гостивший у болгарского царя Асеня, 14/27 января 1236 года отошел ко Господу, не доехав совсем немного до родной Сербии. После отпевания, совершенного Болгарским Патриархом Иоакимом, тело святителя было с великими почестями погребено в построенной болгарским царем монастырской церкви Сорока мучеников Севастийских в Трново.

Спустя год после кончины святителя его достойный наследник, архиепископ Арсений обратился к благочестивому Владиславу, призывая его сделать все возможное для того, чтобы мощи свт. Саввы были перенесены в Сербию. «Нехорошо и неприлично перед Богом и перед людьми, — сказал святитель Арсений, — чтобы мы оставили отца нашего равноапостольного, дарованного нам от Христа учителя, совершившего многие подвиги и поднявшего труды для сербской страны, украсившего ее церквями, королевской властью, архиепископом и епископами, и всеми установлениями и законами православия — чтобы его святые мощи лежали вне пределов его отечества и престола его церкви, в чужой земле».

Вдохновленный словами Арсения, Владислав без промедления послал достойнейших людей к своему тестю — царю Асеню, с просьбой отдать ему мощи святителя. Получив письмо Владислава, и выслушав посланника, болгарский царь весьма опечалился. Он ответил сербскому правителю, что если бы тело святого осталось без должных почестей, то просьба его была бы вполне законной. Но, так как оно покоится в церкви Божией, и ему воздаются такие же почести, как это было бы в Сербии, то он не понимает, зачем Владислав «утруждает и святого». С этим болгарский правитель отправил посланцев обратно.

Владислав, не удовлетворившись полученным ответом, вновь отправил своих вельмож к царю со словами: «Если я обрел благодать пред тобою, родителем моим, то не затвори предо мной отеческого милосердия, и не оставь меня, чтобы жизнь моя не погрузилась в печаль. Дай мне святые мощи господина моего и отца, чтобы я перенес их в свое отечество!».

Царь Асень был в недоумении, как ему поступить, думая, что, лишившись святого, лишится и царства. Призвав Болгарского патриарха и своих приближенных, он обратился к ним за советом в этом деле. Все они единодушно уверяли его, что ни в коем случае нельзя уступать просьбам Владислава, потому что «вельможи и весь город сильно из-за этого негодуют». Царь опять написал слова утешения своему зятю, добавив: «Если Богу было угодно, чтобы святой упокоился среди нас, верных во Христе, то кто я такой, чтобы противиться воле Божией или дерзать беспокоить могилу или святые мощи? Ибо святой действительно ничего не завещал о своем перенесении. Итак, проси у меня чего пожелаешь,…сын мой, но перестань принуждать меня отдать тебе то, что мне отдать нелегко, ибо и патриарх, и вельможи, и весь город противятся мне в этом». И вновь, одарив посланников, отпустил их к Владиславу.

Видя такую твердость болгарского царя, Владислав решил сам отправиться в Болгарию и, взяв с собой «множество своих благородных людей, епископов и игуменов», он послал перед собой гонцов, извещая Асеня о своем скором прибытии. С ними Владислав отправил и подарки для патриарха и царских советников.

Когда Владислав прибыл в болгарскую землю, царь Асень с любовью встретил его далеко от своей столицы. Прибыв в Трново, Владислав первым делом отправился в монастырь, где было место упокоения свт.Саввы. Придя в монастырь, он вместе с епископами и вельможами воздал угоднику Божьему достойное поклонение, как своему отцу и наставнику. Поклонившись гробу святителя, краль из глубины сердца взмолился к святому, каясь в своих прегрешениях и прося его не отринуть прошения, и не оставить своего отечества, за которое святитель поднял бесчисленные подвиги и труды. Так, усердно помолившись святому угоднику, Владислав вышел из храма и отправился на праздничный прием, приготовленный болгарским царем.

В эту ночь Ангел Божий в образе святого повелел царю отдать святые мощи для переноса в сербскую землю. Испугавшись такого явления, царь утром призвал патриарха и советников и поведал о виденном во сне. Выслушав его, они сказали, что это посещение Божие было из-за святого, и единодушно просили Асеня отдать эту великую святыню королю Владиславу, опасаясь, в противном случае, навлечь на болгарское царство гнев Божий.

Когда по призыву Асеня, его зять вместе с сербскими епископами и вельможами предстал перед ним, то царь готов был исполнить их усердную просьбу. Несколько опечаленный Асень обратился к Владиславу с такими словами: «Я желал иметь святого у себя, в своем монастыре, как дарованного мне от Бога, и святой гроб его украсил и почитал, как ты видел, не помышляя, что святой будет унесен от нас. Но так как ты, королевское высочество, потрудился прийти ко мне, отцу своему, я не хочу тебя, сына своего, отпустить опечаленным. Итак, приими своего во Господе отца и отнеси в дом свой по желанию твоему». От столь неожиданной радости краль Владислав с епископами и своими благородными людьми «пал на землю и поклонился царю».

Потом, «приготовив царскую багряницу и все необходимое для поднятия тела святого из недр земли», Владислав повелел совершать службу святому, а сам со своими епископами «открыл могилу святого и увидел, что тела его не коснулось тление, так, что даже волосы на голове и бороде его были светлыми и целыми, и казалось, что он лежит и спит». Нетленное тело святителя источало чудесное благоухание, прекрасный аромат которого почувствовали все, собравшиеся у его могилы. По словам блаженного Феодосия, благоухание источало не только святое тело преподобного, но даже и дерево, и земля, в которых оно почивало.

Узнав о происходящем, народ во множестве стал стекаться ко гробу, чтобы видеть святого. Многие, притекавшие к мощам, получали исцеления от болезней. «Мучимые нечистым духом бывали свободны, хромые ходили, горбатые выпрямлялись, и глухим святой даровал слух». Видя такие чудеса и благодать, народ стал роптать на царя Асеня за то, что он отдал мощи святого Владиславу. Услышав об этом, сербский правитель, из опасения, что царь может изменить свое решение, повелел без промедления взять святые мощи и нести их в Сербию.

Царь же в это время призвал Владислава на трапезу веселья и любви, во время которой обратился к нему с такими словами: «Богом дарованное мне богатство — святого, ты, придя, получил и отправил его в дом свой. Итак, ты насытился, ибо исполнил желание своего сердца, пускай и мы, молитвами святого получим от Бога милость, ибо мы имели к нему при его жизни и после смерти истинную любовь!». Владислав осыпал щедрыми дарами и почестями царя и патриарха, а царь — краля и всех бывших с ним, и так с любовью они расстались. Простившись с болгарским царем, Владислав достиг вскоре мощей святого. По сообщению Феодосия, краль ликовал подобно «Давиду перед кивотом завета» и, идя впереди мощей, радостно восклицал:

«Возвеселится душа моя о Господе,
ибо Он облек меня в ризы спасения,
и одеждой веселия одел меня,
даровав мне господина моего,
святого моего отца и учителя,
заступника в молитвах моему отечеству
и почет наследия моего».

И еще:

«Вознесу Тя, Боже мой,
ибо Ты возвеличил на мне милость свою,
и ныне блажен я,
и ныне благоукрасился я,
выше царей земных возвеличился,
более людей обогатился.
Как велика милость Твоя ко мне, Господи,
Как, возлюбив меня, вознаградил,
Боже мой, милость моя!
Буди имя Твое благословенно во веки веков!»

Так, вознося хваление Богу и радуясь, он вместе с епископами и своими вельможами с псалмами и песнопениями нес драгоценное тело святого. Когда они достигли пределов Сербии, архиепископ Арсений с епископами, игуменами и многими благородными людьми вышел им навстречу и с благоговением поклонился честным мощам своего духовного отца и наставника. Узнав о прибытии мощей, народ во множестве стекался ото всюду. Многие получали от Бога и его святого угодника исцеления от своих болезней.

Благочестивый Владислав вместе с сонмом архиереев, игуменов и вельмож с псалмами и песнопениями торжественно несли тело святого, и, придя в Милешево, положили драгоценные мощи во честном гробе в церкви Вознесения Господня, построенной Владиславом. В честь святителя благочестивый Владислав устроил большой праздник, на котором от всего сердца угощал архиереев и благородных людей, а также щедро изливал свое милосердие на нищих.

Спустя некоторое время свт. Савва явился во сне одному преподобному и боголюбивому старцу и сказал ему, что святые мощи должны почивать не в земле, а в церкви. После этого нетленное тело святого было поднято из земли и положено во храме на поклонение всем верующим. Мощи святителя почивали в Милешево до 1594 года, когда нечестивые турки забрали эту величайшую святыню сербского народа и сожгли на Врачаровой горе в Белграде. На месте сожжения мощей сейчас воздвигнут величественный собор свт.Саввы.

После смерти в 1241 году болгарского царя Иоанна Асеня, положение в Сербии изменилось. Многие знатные и могущественные дворяне были не довольны близостью св. Владислава и болгарского царя. В это же время, весной 1241 года, через Сербию и соседнюю Боснию прошли татарские орды. Все это вносило большое беспокойство в среду сербской властелы, и под ее давлением Владислав вынужден был весной 1243 года уступить престол своему младшему брату Урошу (1243 — 1276). Однако братья вскоре примирились, и Урош был любезен со своим старшим братом. Он дал ему в управление Зету и оставил королевский титул. Так Владислав прожил в мире и согласии с братом еще более двадцати лет. Чем именно была недовольна властела — так и осталось в области различных гипотез и предположений, но, по-видимому, основной причиной недовольства было сильное влияние соседней Болгарии. Однако понять и с достоверностью проследить все перипетии сербской истории не всегда представляется возможным, ввиду малого количества письменных источников, посвященных правлению св.Владислава. Позднейшие источники также скупо сообщают о жизни святого, но в том немногом что есть, говорится о его добрых отношениях с братом Урошем. Святой Владислав оставил амбиции правителя и никогда больше не пытался вернуть себе престол. У Владислава было два сына, Стефан и Деса, и дочь, имя которой не сохранилось. Известно только, что она была выдана замуж за князя Чуру Качича.

Как и все Неманичи, Владислав был предан своему отчеству и православию. В нем рано проявился дух созидания. Около 1225 года, еще во время его управления одной областью на Лиме, по благословению свт. Саввы им был построен очень красивый монастырь Милешева, посвященный Вознесению Господню. Эта обитель по своей прекрасной фресковой живописи относится к числу наиболее значительных памятников сербской средневековой архитектуры. Среди фресок можно найти и ктиторский портрет самого св.Владислава. Изображения святого сохранились также в Дечанах, в Печской Патриархии и в монастыре Ораховица. Одна из икон св. Владислава сейчас находится в музее Сербской Православной Церкви в Белграде.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru