Русская линия
Россiя Элизабет Хереш07.10.2004 

Немецкие деньги для русской революции

Элизабет Хереш, доктор философии из Вены, не в первый раз побывала в России. Она — автор десяти книг по истории России. На этот раз она привезла в Москву скрипку работы Страдивари. Но эксклюзивное интервью, которое Элизабет Хереш любезно согласилась дать нашей газете, касалось темы, которая гораздо важнее для России, чем возвращение культурных ценностей.

— Госпожа Хереш, каким образом вы столкнулись с ленинской темой?

— Я изучала славистику, благодаря чему познакомилась с русской культурой и цивилизацией начала XX века, которые вызвали у меня восхищение. Но я никак не могла понять, каким образом произошло страшное падение из Серебряного века, который так много дал не только России, но и всему миру, во тьму советской действительности. Совершенно случайно в Париже я познакомилась с Татьяной Боткиной, дочерью доктора последнего царя, которого расстреляли вместе с царской семьей. Как раз тогда она писала свои мемуары. От нее я узнала много деталей о событиях, которые мы здесь неверно называли «революцией», имея в виду народное восстание. Я узнала о деньгах, которые еще в 1905 году платили уличным мальчишкам за то, чтобы они били витрины, хулиганили и выкрикивали соответствующие лозунги. Постепенно я начала понимать, что все было совсем не так, как это на Западе описывается в известных исторических клише. Прежде всего все это было инсценировано. Я искала оставшихся в живых свидетелей тех событий и нашла их — в Париже и в Америке. Разговоры с ними подтвердили правильность моих впечатлений. Их рассказы я опубликовала в книге «Кровавый снег», они прозвучали в моей серии радиопередач «Свидетели 1917 года».

После этого в немецком (а не в российском!) архиве в Бонне я наткнулась на один документ германского МИДа (Aussenamt). Я просто не поверила своим глазам. Почему никто раньше не опубликовал этого? Существовала работа Шарлау и Збинега (изданная в 1959 году в Англии) о роли немцев в возвращении Ленина в Россию. Но в ней не было этого документа: 20-страничная программа революции в России. Автор — Александр Парвус, псевдоним Израиля Лазаревича Гельфанда.

С этого момента меня очень заинтересовал этот человек. Он родился в окрестностях Минска, вырос в Одессе и изучал экономику на Западе. Он был режиссером событий, которые разворачивались с марта по октябрь 1917 года. Как я выяснила позже, еще в 1915 году он попросил год подготовительного срока, но этого оказалось мало. Спустя некоторое время я собрала достаточно материала, чтобы написать книгу о Парвусе.

Краткий вывод: он был тем человеком, который дергал за нитки за кулисами подготовки Февральской революции, июльской попытки захвата власти большевиками и октябрьского переворота. Об этом свидетельствуют и документы из ваших архивов в Москве. Он был учителем Троцкого и уже в 1905 году пытался направлять события в нужное ему русло и попал за это в тюрьму. Это он в 1915 году должен был убедить Ленина в Цюрихе присоединиться к своему плану.

— Был ли этот план разработан в германском Генеральном штабе?

— Несомненно, нет. Генеральному штабу приписывают слишком активную роль, которую он не играл. Гораздо большую роль играл МИД в Берлине. Но план разработал сам Парвус. Он сделал это еще в Константинополе, задолго до разговора, который состоялся в Берлине в конце февраля 1915 года. Незадолго до этого разговора он приложил к машинописным страницам несколько рукописных листов, которые я привожу в моей книге. Этот план Парвус составил на основании своего опыта экономиста, который хорошо разбирался в связи политики и экономики. МИД схватился за этот план и помог в его осуществлении, а Генеральный штаб был очень благодарен (об этом говорит телеграмма, которую я тоже привожу в книге). Но роль Генштаба, кроме сотрудничества с военной разведкой, была пассивной. Согласие на финансирование большевиков дал сам кайзер Вильгельм. Эта акция выходила за рамки простой разведывательной деятельности.

— В чем была сущность этого плана?

— Цель: разрушение царской России и захват власти пролетарским революционным правительством. Чтобы достигнуть этой цели, требовалось искусственно создать революционную ситуацию, которая привела бы к ослаблению изнутри, следствием которого явилось бы крушение гражданского и военного порядка, а также всеобщее сопротивление правительству, вплоть до его свержения. Все это — в комбинации с разрушением империи на составные части: через поддержку сепаратистских движений на окраинах — от Кавказа, через Украину, до Финляндии. Вплоть до сокращения российской территории до относительно небольшой центральной части.

— Сколько денег запросил Парвус на осуществление своего плана и когда впервые возникла фамилия Ленин?

— Подготовку и воплощение в жизнь революции Парвус оценил в пять миллионов золотых марок. Два он потребовал как аванс, который сразу же получил. Но по ходу действий, за два с лишним года до февраля и октября 1917 года, он требовал все больше и больше. В общей сложности на революцию в России немцы потратили около 100 миллионов золотых марок. Некоторые историки говорят о 40 миллионах, но это была та сумма, которую требовал немецкий посол Мирбах в 1918 году, уже ПОСЛЕ захвата власти большевиками. Об этом говорит его телеграмма, приводимая в книге. Это были деньги, которые немцы дали на то, чтобы большевики удержались у власти. Они хотели сохранить завоевания Брестского договора.

В программе Парвуса, где российской социал-демократии отводилась главная роль, Ленин был упомянут лишь как вождь фракции меньшинства. Парвус не рискнул сразу же официально внести эту фамилию в свою программу, поскольку еще не был уверен в согласии Ленина. Как только МИД в Берлине официально принял его программу и выплатил аванс, Парвус сразу же выехал в Швейцарию, чтобы уговорить Ленина включиться в совместную работу. После этого Ленин становится главной фигурой в программе революции Парвуса.

— Значит, Февральская революция тоже финансировалась немцами?

— Да, она тоже. Февральская революция была первой и решающей фазой этой революции, так называемой «гражданской» революцией, которая во второй фазе была дополнена «пролетарской». Но Февральская революция проходила по плану, который еще за ДВА ГОДА до этого был детально составлен Парвусом на 20 страницах. Не случайно ее начало совпало с военным наступлением в начале 1917 года. Царь должен был находиться не в столице, а в удаленной ставке. Благодаря тому, что пути снабжения были перерезаны саботажниками, искусственно создавался недостаток хлеба и топлива, что послужило поводом к началу (также организованного) восстания. Все это было в программе Парвуса еще в 1915 году.

У Парвуса была собственная агентурная сеть, которую он отстроил из своей штаб-квартиры в Копенгагене. Дания была нейтральной страной, которая географически располагалась как раз между Германией и Россией. Именно отсюда он отправлял своих агентов в обе стороны.

— Что случилось с Парвусом после Октябрьской революции?

— Конечно, он хотел войти в состав первого революционного правительства. Но Ленин всеми способами не позволил ему приехать в Россию: он был живой компрометацией Ленина, доказательством сотрудничества вождя с врагом. Вскоре Парвус вернулся в Швейцарию. Он жил на вилле под Цюрихом. Но вскоре поползли слухи о его прошлой деятельности, и он был выслан из страны: власти опасались, что он может устроить переворот и в Швейцарии. Он переехал в Германию, где жил на вилле под Берлином. Здесь на него было совершено покушение: в него стрелял неизвестный. Парвус был легко ранен, нападавший скрылся. По одной версии, стрелял советский агент. Окружение Ленина якобы требовало от Парвуса оставшиеся на банковских счетах деньги, а тот отказал. Может быть, хотели убрать свидетеля самого страшного секрета. По другой — это был кто-то из белоэмигрантов, которые хотели отомстить главному финансисту революции. Но точно до сих пор никто не знает.

Парвус умер естественной смертью в 1924 году в Берлине, от удара.

— Почему его имя было забыто столь долгое время?

— После окончания Первой мировой войны и развала кайзеровской Германии в газетах начали появляться статьи о нем и его деятельности. Состоялось несколько процессов, на которых он пытался защищаться от «клеветы». Во время Второй мировой войны секретные дела германского МИДа, которые хранились в одном замке, попали в руки англичан. У них они находились несколько десятилетий. В 1959 году двое английских ученых впервые занялись темой о роли немцев в захвате власти Лениным, они издали в Англии книгу под названием «Возвращение Ленина в Россию». В ней были опубликованы тайные дипломатические телеграммы о возвращении Ульянова. Но имя Парвуса в ней не упоминалось. Мне кажется, что после Второй мировой войны у всех были задачи посерьезнее, чем тайны Первой мировой. Но самое главное в том, что документы о финансировании Ленина и целенаправленной и четкой подготовке революции начиная еще с марта 1915 года были переданы Англией Германии лишь спустя десятилетия после окончания Второй мировой войны.

— По всей России стоят памятники Ленину. Коммунисты до сих пор отрицают его связь с немцами.

— Это вполне естественно. Что может скомпрометировать вождя государства больше, чем сотрудничество с военным противником? Ленин не был прямым агентом в классическом смысле. Он «всего лишь» с помощью посредников получил доступ к финансовым средствам, которые помогли ему прийти к власти. За это он заключил мирный договор в Брест-Литовске, который никогда бы не принял ни один уважающий себя государственный деятель. Он продал часть России, политую кровью русских солдат. Он поставлял в Германию зерно, уголь и нефть, что обескровливало Россию.

Все это потому, что Ленин соблюдал условия, которые принял, когда получал деньги от немцев. Они его просто купили. Документы, подтверждающие это, опубликованы в моей книге, которая вышла на немецком в 2002 году. Скоро в Москве выходит русское издание.

— Могут спросить: какое значение все это имеет для сегодняшней России?

Это имеет значение не только для России — для всего мира. Российская империя была великой страной с величайшей культурой. Большевики оставили от нее руины. И восстановится она не за один год. Сегодня в Европейский союз вступают страны бывшего Восточного блока. Социализм тоже разрушал их экономику не одно десятилетие. Высокая преступность. После открытия границ с Восточной Европой уровень преступности в Вене вырос в триста раз! Из-за криминальных «туристов». Все это — последствия большевизма. И если бы не «гениальный» план Парвуса и немецкие деньги, мы жили бы в другом мире: марксистская политическая система не была бы построена. Это был настоящий рак для всего мира. В целом он побежден, но, к сожалению, остались метастазы. Прежде всего — в сознании людей.

Беседовал Андрей Окулов.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru