Русская линия
Коммерсант Павел Коробов07.10.2004 

Архиереи учредили высший суд
А также общецерковный и епархиальный собор

Вчера в Москве продолжил свою работу Архиерейский собор Русской православной церкви (РПЦ). В ответ на приветствие президента Владимира Путина его участники заверили главу государства, что РПЦ готова продолжить плодотворное сотрудничество с властью «на благо всех наших сограждан». Главным вопросом повестки третьего дня собора стало рассмотрение положения о введении церковных судов.

Перед тем как начать очередное заседание собора, священноначалие РПЦ приняло обращение к президенту России Владимиру Путину, в котором иерархи поблагодарили президента за приветствие собору и заверили, что «плодотворное сотрудничество церкви и органов государственной власти будет продолжаться на благо всех наших сограждан». Аналогичные послания были направлены председателям палат Федерального собрания РФ Сергею Миронову и Борису Грызлову. Среди других вопросов повестки главным стало рассмотрение положения о церковных судах.

В России церковные суды появились сразу после крещения Руси при великом князе Владимире I. По указу князя Владимира светские суды занимались рассмотрением уголовных дел, а церковные — преступлениями церковнослужителей против веры. Под юрисдикцию церковных судов попали дела, касающиеся богохульства, блуда, суеверия и брака. Наказанием, как правило, были штрафы в пользу церкви. В XVII веке в церковную юрисдикцию добавили дела, касающиеся тяжб о разделе наследства, оставленного без завещания, споры между супругами о приданом и др. В синодальный период церковным судопроизводством занималась специальная консистория, но окончательное решение принималось правящим архиереем и Священным синодом. В начале ХХ века на поместных соборах 1905 и 1917 годов был разработан Устав церковного судопроизводства, но принять его не успели.

Устав, по которому сейчас живет РПЦ, принят в 1988 году, когда всеми церковными делами занимался Совет по делам религий при Совете министров СССР. Поэтому преступления клира против веры священноначалие РПЦ наказывало без суда и следствия — своим волевым решением. Только в 2000 году на последнем Архиерейском соборе были внесены поправки в действующий церковный устав, где появилась глава о церковных судах. При этом правовой комиссии РПЦ было дано поручение подготовить положение о новом судебном органе РПЦ, а пока комиссия занималась этим, архиереи продолжали вершить суд над своим клиром по собственному разумению. Так, в прошлом году Священный синод лишил священного сана отца Владимира Энерта, обвенчавшего 1 сентября 2003 года в одной из часовен Нижнего Новгорода однополую пару — Дениса Гоголева и Михаила Морозова. Также в прошлом году по решению митрополита Чебоксарского и Чувашского Варнавы был извергнут из священного сана настоятель Успенского храма в Чебоксарах Андрей Берман. Поводом для столь сурового наказания послужило то, что Андрей Берман обвинил своего правящего архиерея в «грехе идолопоклонства»: тот освятил в центре Чебоксар монумент Матери-покровительнице.

Вчера глава комиссии, четыре года занимавшейся разработкой нормативов церковного судопроизводства, протоиерей Владислав Цыпин представил на суд собора проект положения о церковном суде. По этому документу в РПЦ предусмотрены суды трех инстанций. Суд первой инстанции (епархиальный суд) состоит из пяти судей, имеющих епископский или священнический сан. В его ведение входит временное или пожизненное запрещение в священнослужении, извержение из сана, отлучение от церкви священнослужителей, отлучение от церковного общения или отлучение от церкви мирян. Апелляции на решения епархиальных судов будет рассматривать так называемый общецерковный суд (второй инстанции), состоящий из четырех членов в архиерейском сане, который избирается Архиерейским собором на четыре года. И наконец, так называемый высший суд, суд Архиерейского собора, будет служить аналогом светского Верховного суда.

Впрочем, по проекту положения окончательное решение судов первой инстанции (епархиальных) все равно находится в ведении правящего архиерея. А если речь идет о пожизненном запрещении в священнослужении или об извержении из сана, то вне зависимости от уровня суда окончательное решение правящий архиерей принимает с последующим утверждением патриарха.

6 октября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru