Русская линия
Труд07.10.2004 

Читателям «Труда»
Диалог при свете «лампады»

Как быть, если причастие не вызывает в душе какого-то особого подъема, о котором говорят другие? Это следствие греховности или неправильной подготовки? Что посоветуете, ел ад ы ко? (С. Приходько, Шахты.)

— Прежде всего — не следует искать каких-то необычных ощущений после причастия или во время молитвы. Не исключено, что тот «особый душевный подъем, о котором говорят другие», является следствием искусственной экзальтации и вызывается, по словам святителя Игнатия Брянчанинова, «движением крови и нервов». Отсюда — один шаг до весьма опасного духовного недуга, именуемого прелестью.

Прелести особенно подвержены те христиане, кто ищет у Бога не спасения от греха, а каких-то необычных «благодатных» наслаждений, откровений, даров. Конечно, у подвижника могут быть и особые духовные состояния, когда человек выходит из границ реальности и ему открываются совершенно иные, сверхчувственные горизонты, описать которые человеческим языком невозможно (см. 2 Кор. 1, 4). Но не всем полезны подобные озарения, и даются они не по заслугам, а по благодати Божией. Всегда следует помнить, что высший дар Святого Духа — не пророчества и чудотворения, а любовь, которая «долготерпит, милосердствует,…не раздражается, не радуется неправде, а сорадуется истине» (1 Кор. 13, 1−8).

Что касается греховности, которая может послужить препятствием к единению со Христом в таинстве Евхаристии, то это, к сожалению, общее состояние падшего человечества. Но препятствие это не является непреодолимым. Грех омывается слезами покаяния. В этом, собственно, и состоит главная подготовка к причастию. И здесь мы наблюдаем интересный парадокс: чем менее человек подвержен греху, тем сильнее покаянные мотивы в его молитвах. Почему? Да потому что его светлое духовное око видит мельчайшие соринки на собственной душе, которые не различимы оком, замутненным грехом, (см. Мф. 6, 23). И после причастия такой христианин испытывает вполне естественное чувство благодарности Господу за то, что Он, несмотря на грехи, не отринул его от общения с Собою. Эта благодарность, если она искренняя, не может не вызвать и радости от встречи с Господом. Но, конечно, этой встречи, этого общения нужно желать, нужно испытывать, по выражению недавно почившего митрополита Сурожского Антония, «голод по Богу».

Можно ли верить в Бога и не верить в бессмертие души? Если человек чувствует и признает существование Творца, но не может согласиться с тем, что после физической смерти жизнь в какой-то форме продолжится, а истлевшее тело вновь восстановится, то кто он — верую щий или атеист? (К. Пашков, Москва).

— Все зависит от того, какой смысл вы вкладываете в эти слова. Если верующим можно назвать человека, признающего, что в основе бытия Вселенной лежит некая разумная субстанция, то вы, безусловно, человек верующий и принадлежите к абсолютному большинству населения нашей планеты. (Кстати, даже те, кто приговорил Христа к распятию, были верующими — по-своему.) Но вера, ограничивающаяся простым согласием с существованием Творца, бесплодна, так как не оказывает никакого влияния на нашу земную жизнь и, что самое главное, не ведет в жизнь вечную. О такой вере и таких верующих апостол Павел говорит следующими словами: «Как некоторые из вас говорят, что нет воскресения мертвых? Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес, а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1 Кор. 12−14). Итак, основой христианства является вера в воскресение Христа и в будущее всеобщее воскресение мертвых. Но и этого недостаточно, чтобы назвать человека верующим в полном и истинном смысле этого слова. Вера должна свидетельствовать о себе уже сейчас, то есть быть деятельной. «Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет?» — спрашивает апостол Иаков. И поясняет: «Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, но трепещут… Вера без дел мертва» (Иак. 2, 14, 19- 20). Да, человек может при помощи логики прийти к идее Бога, открыть для себя Творца. Но это открытие еще не будет верой. Вера, по слову святителя Филарета Московского, только начинается в разуме, но принадлежит сердцу. Признав существование Бога Творца, вы встали на путь Богопознания. Не останавливайтесь, пройдите этот путь так, чтобы вера стала состоянием вашей души, «делами достигла совершенства» (Иак. 2, 22) и стала самой большой радостью вашей жизни.

2 октября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru