Русская линия
Российская газета Евгений Арсюхин29.09.2004 

Платная дорога к храму
Церкви дали землю, но не освободили ее от налогов

Вчера профильные комитеты Совета Федерации рекомендовали палате одобрить закон, касающийся передачи земель в собственность религиозным организациям.

Несколькими днями раньше Госдума приняла новые поправки в земельное законодательство (Земельный кодекс, Закон о введении его в действие и Закон об обороте сельхозземель). Написанный, как не раз говорилось и не раз опровергалось, «второпях» и столь же спешно в свое время продавленный через Госдуму, земельный пакет продолжает меняться на глазах.

Смысл новых поправок в том, что Госдума резко смягчила режим землепользования религиозным организациям. Но это не предел: впереди дебаты по поводу выкупа земли промышленными предприятиями, которым, как и священникам, оказалась тяжкой земельная ноша. Что будет, когда своей доли льгот потребуют инвалиды, общественные организации или, например, фермеры или когда до законодательного воплощения дойдет нет-нет, да всплывающая тема реституции, — законотворцам даже думать страшно.

В чем именно заключаются поправки? В зависимости от того, о каком храме идет речь, священникам предложили три варианта действий. Если церковь владеет храмом, земля под ним безвозмездно передается в собственность церковной общине. Если храм, будучи памятником культуры, принадлежит государству, а священники в нем только служат — земля оформляется в безвозмездное пользование до прекращения существования культового учреждения, то есть тоже практически навечно. Наконец, если в храме не служат, а держат, например, склад (сами священники, а не кто-нибудь другой) — землю под таким сооружением придется арендовать или выкупать на общих основаниях. Но если священники задумают возобновить в таком храме службы, земля тотчас передается им безвозмездно. И безусловно, священники на общих основаниях должны выкупать землю под своими «подсобными предприятиями», например под гостиницами или заводиками по выпуску церковной утвари. Послабление сделано лишь для сельскохозяйственных угодий, на которых трудятся монахи и их добровольные помощники. Закон отныне разрешает местным властям передавать такие угодья или в собственность, или в бессрочное пользование монастырям.

Эксперты уже подсчитали, что из общего числа действующих или законсервированных храмов России только 5−6 процентов церквей, в основном недавно построенных, принадлежат служителям культа. Стало быть, земельный дар коснется не столь уж значительного числа общин. Важно, что все сказанное относится к храмам всех конфессий, а не только к православным.

Вопрос о церковной земле встал в ряду других уже в 2002 году, сразу после принятия закона об обороте земли. Священники обязаны были до 1 января 2003 года определиться — выкупают ли они земли под храмами в собственность или берут в аренду. Церковь такой подход не устроил. Посетив минувшим летом Госдуму, патриарх Алексий II заявил, что «РПЦ не просит льгот, но хочет, чтобы учитывалась деятельность церкви, направленная на решение социальных проблем». Священники просили отдать им землю в срочное пользование на время существования общины. Получается, Госдума дала церкви даже больше, чем она просила. Ура?

Не ура. Не вышло бы так, что церкви оказали медвежью услугу. Что такое «собственность на землю»? Это в том числе обязанность платить земельный налог. Скандал вокруг храма Иоанна Кронштадтского в Волгограде, о котором писала наша газета («РГ» от 11 августа 2004 года) обнажил практически неразрешимую коллизию: церкви, живущей на пожертвования, платить налог в принципе нечем.

Оказалось, что на уровне «общего правила» власть не готова решить эту проблему. Земельный налог в одних областях делится между губернатором и мэром, в других принадлежит только губернатору. Соответственно, общине нужно писать письмо в две (редко в одну) инстанции с просьбой освободить от земельного налога. Власть может принять решение или в отношении только этого храма, или для всех на своей территории скопом.

Как сообщил корреспонденту «РГ» староста волгоградского храма Александр Селезнев, после публикации в «РГ» губернатор области г-н Максюта и в самом деле обратился в областную Думу с такой просьбой. Ну, а как быть с накопленным долгом в полтора миллиона рублей? Староста сообщает, что областные чиновники «попытались добиться от нас подписания составленного ими же от нашего лица заявления о получении рассрочки». То есть старый долг храму прощать не собираются. К чему я клоню? Те самые 5−6 процентов храмов, которые теперь могут получить землю под собой бесплатно, попадут в ту же коллизию, что и многострадальный волгоградский храм. Получается, что эта коллизия запрограммирована в уже отшлифованном, казалось бы, земельном законодательстве.

Но, похоже, РПЦ вполне удовлетворена решением Госдумы — во всяком случае из уст ее официальных представителей поступали только положительные отзывы. Это понятно. Самые «лакомые» куски (плохое слово, но да читатель меня простит), куда стекаются паломники, — это именно исторические, «намоленные» сооружения. Земля под которыми, как и они сами, остается в собственности государства и лишь в пользовании священниками, и налог за это все, стало быть, платить не надо. Вот почему патриарх просил именно о срочном пользовании землей. Эксперты РПЦ, надо отдать им должное, оказались проницательнее думских.

Ну, а небольшие общины в новых храмах по-прежнему остаются один на один с местными властями. Новый скандал в Волгограде вокруг все того же храма Иоанна Кронштадтского — лучшее тому свидетельство. Прямо возле храма власти намерены построить развлекательный центр. Я не берусь говорить, что община права, но несколько тысяч прихожан уже письменно выразили свой протест. Их оскорбляет это соседство. Они пригласили архитектора, запланировали на пустыре, где будет стройка, парк. Они считают, что храм на горке в окружении деревьев — это благостно и красиво, а крошечный храм рядом с громадиной, сверкающей огнями и разражающейся воплями из дискотеки и казино, — это позорно. Это их позиция. С которой они, повторяю, опять остались один на один. Можно сказать, что «священникам дай палец — они руку откусят», а можно присоединиться к их точке зрения. Государство же молчит. Оно не знает, как быть. Запретить торговлю пивом в ста метрах от школы — это просто. А решить церковную проблему, как говорят математики, «в общем виде», при отсутствии осмысленной стратегии отношений власти и государства — уже не по силам.

Есть и другой поворот. Руководитель думского Комитета по собственности г-н Плескачевский вскользь затронул тему восстановления исторической справедливости. В контексте земельных отношений эта тема может оказаться крайне болезненной. Не случайно, что, комментируя думское решение, несколько экспертов, не сговариваясь, вспомнили о реституции. И взор этих экспертов уперся в памятники старины, вокруг которых идет борьба между федералами и муниципальными чиновниками. В эту борьбу может включиться третья сила — их бывшие владельцы. Опять же, трудно судить, «хорошо» это или «плохо». Но то, что власть может опять оказаться не готовой к такому повороту событий, вполне прогнозируемо.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru