Русская линия
Псковское агентство информации Виктор Попов27.07.2004 

Крестный ход: Псков — Прохоровка

12 июля, в День Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла, закончился с Божией помощью Крестный ход, который шел по благословению псковского Владыки Евсевия от Пскова до Прохоровки, до собора Петра и Павла, до танкового страшного поля боя, известного в истории сражений как Курская дуга. Начался Крестный ход 19 мая. Его руководителем и духовником был священник из псковской деревушки Велье иерей о. Александр. Участвовали в Крестном ходе прихожане псковских храмов. Рассказывает о Крестном ходе его участник, алтарник церкви св. Николая в Любятове, Виктор Попов. Виктор Попов также староста церкви Покрова от Пролома и атаман псковского казачества Великого войска Донского.

Виктор, скажите, пожалуйста, чья была инициатива в организации такого большого Крестного хода?

Идея организации Крестного хода в честь Победы России над фашизмом принадлежит Екатеринбургской епархии. Псковичи собрали Крестный ход в год 60-летия освобождения Пскова от фашистов, как и белорусы, которые тоже шли с нами.

Скажите, почему шли к Прохоровке?

Там генеральное, великое танковое сражение было под Курском. Это и дало дальнейший ход освободительной миссии по всей России, начался перелом в войне.

Сколько прошли, Виктор?

Прошли полторы тысячи километров.

Как шли?

Шли по большой магистрали днем, ночью отдыхали и два выходных. В выходные служили литургии в храмах. Обычно выходили в восемь утра, совершался молебен, потом шли до следующего селения. Беспрестанно творилась Иисусова молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго.» Были перерывы по десять минут, а проходили в день по 45 -50 километров. До девяти вечера были в пути.

Это было тяжело?

Самое тяжелое было справиться за столом. Нас все старались накормить, и обидеть было неловко, а пост ведь шел. Вкушать особенно нельзя. Было тяжело идти самые первые дни. Из Пскова вышли человек 200, а дошло псковичей до Прохоровки восемь человек. Всего пришли к собору Петра и Павла пятьдесят человек.

А какую икону вы несли?

Икона Покрова Божьей Матери с предстоящими: Иоанном Крестителем, Андреем Первозванным, защитниками русских рубежей Александром Невским и Дмитрием Донским, Князем — крестителем Руси Владимиром и Великой княгиней Ольгой Российской. Среди предстоящих и царская семья: царица Александра, сам Царь и Цесаревич Алексей, а внизу — младенцы убиенные Гавриил Белостокский и Дмитрий Угличский.

Это новая икона?

Да, вновь писанная для Крестного хода. Она будет участвовать в Крестных ходах.

Вот будет столетие со дня рождения Цесаревича Алексея, и она пойдет в Петергоф, где родился Цесаревич, пойдет к храму Петра и Павла. Икона пока ничья. Сейчас она находится в Любятовской церкви, и можно к ней приложиться. На молебне в честь Равноапостольной Ольги Российской мы по Пскову Крестным ходом дважды проходили с этой иконой.

А какой был маршрут у православных ходоков?

Путь Крестного хода города — крепости Псков, Остров, Велье, Опочка. Белорусские старые крепости Полоцк, Ула, Друцк, были в Могилеве, прошли Брянскую епархию, Курскую, вдоль границы Украины, Белгородскую епархию. Везде присоединялись жители той земли, которую проходили. Шли с нами казаки бобруйские, минские, гомельские. Когда проходили по Псковской области, около Велья, народ стоит, крестится, встречает, а один мужчина с крайнего дома увидел, что мы идем, бегом побежал, вытащил откуда-то морской Андреевский флаг и на трубу повесил. Многие подходили со слезами и шли с нами. Не было ведь такого с 17-го года. Особенно в Белоруссии, в Брянской области, тем более. Из одной деревни, она была далеко по ходу, восемь подвод приехали к нам, потом мужчины домой поехали, а женщины пошли с нами. Одна была с ребенком в колясочке, а другая на руках несла младенца. Двадцать километров они прошли с Крестным ходом. У нас-то раньше были большие Крестные ходы: из Пскова до Печор только два километра шли хоругви, а народу — семь километров. Сейчас шли, в Белоруссии стада пасутся: коровки, лошадки, овечки. А когда мы проходили, то они все бросали щипать траву и бегом к нам. Мы думали случайно, а потом это все повторялось. Все изумились.

Скотина понимает хорошее лучше, чем люди. Что такое, Виктор, Крестный ход? Это подвиг духовный?

Это то же самое, что и в храме. Те же службы, только в церкви она длится 2 -3 часа, а здесь мы в восемь часов утра начинали молитву и в девять вечера заканчивали. Такая сплошная монастырская молитва. Ведь Русь раньше была как бы единый монастырь. И хотелось бы вернуть хоть что-то, поэтому надо и Крестные ходы организовывать, и людей просвещать. За годы советской власти упущено, разорено духовное наше естество. Когда мы шли с нашей иконой, православные знали, как икону встретить. Они и на колени упадут, и поблагодарят, и попросят ее о помощи, а неверующие стоят и ничего не понимают, что происходит. Вот скотина понимала, когда мы шли Крестным ходом.

Мне настолько жалко наш народ русский… Мы говорили со многими, пока отдыхали в селах, и с пьяницами безнадежными, а сердце…

Чистое?

Да. Народ-то такой и Богу не нужен. Знаете, как говорят: ни Богу свечка, ни черту кочерга, а вот сердце чистое. Поэтому жалко. Господь нам дает еще просуществовать и надеется на нас. Может, мы еще и станем ведущим государством православным. Нельзя жить в незнании и неверии. Все мы умрем, и все мы предстанем перед Господом. И дадим ответ за свою земную жизнь.

Скажите, Виктор, а каково духовное значение такого события как Крестный ход для Вас, и, может быть, не только для Вас?

Когда идет Крестный ход, освещается воздух, водная стихия и все земли, которые мы проходим. Есть места на протяжении 100 км, где мы проходили — ни храма, ни часовни, и люди были рады пообщаться с православным народом. Мы служили Малое Повечерие обычно с батюшкой и с хором, исполняли требы, какие просили. Народ был очень рад.

Я считаю, что Крестный ход — это как апостолы, пошли за Христом, бросив все. Господь позвал. Мы тоже все бросили и пошли по России и Белоруссии. Все, кто хотел, могли поучаствовать и присоединиться к нам. Всех принимали, и сколько могли по здоровью, люди шли с нами. По евангельским слова Господа: если просят пройти одно поприще, иди одно и два, а мы, грешные, прошли больше.

P. S.: На колоннах церкви Петра и Павла в Прохоровке, поставленной в честь 50-летия Победы, выбиты имена погибших, среди них и мой дядя — Петр Богомолов. Царство Небесное им всем, вечно молодым, погибшим в бою и умершим от ран за мою, нашу Родину.

Беседовала Наташа Богомолова

26 июля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru