Русская линия
Честное слово Александр Оконишников26.07.2004 

Не сотвори себе икону

В последние месяц-два в России происходит своеобразный «иконный бум». Собственно, к иконам в православной России всегда было особое отношение. Ни в одной христианской стране нет такого количества чудотворных, мироточащих, особо почитаемых икон. В честь икон в России строятся храмы. К иконам съезжаются сотни тысяч паломников. Иконы в России объявляют национальным достоянием. К этому все привыкли. Однако то, что происходило недавно вокруг возвращения в Россию из США иконы Тихвинской Божией Матери, превзошло все, что было вокруг икон до этого. Достаточно сказать, что на прошлой неделе в Богородичный Успенский монастырь на поклон к Тихвинской иконе отправился сам президент России В. В. Путин. А впереди Россию ждет еще одно потрясение. На прошлой неделе Папа Римский Иоанн Павел II принял решение вернуть России вывезенную еще в 1917 году чудотворную икону Казанской Божией Матери, которую считают защитницей России

Все эти события заслуживают того, чтобы непредвзято разобраться в том, почему на Руси столь трепетное отношение к иконам? Не противоречит ли это одной из десяти заповедей Божьих? «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель…» (Исход, 20:4−5)

Блокбастер вокруг икон

Никто не знает точно, когда в христианстве появились первые иконы. Преданий на этот счет очень много. По одним, например, появление иконы Спас Нерукотворный обязано самому Иисусу Христу. Дескать, некто Авгарь, страдающий тяжелым недугом и по этой причине не имевший возможности встретиться с Иисусом лично, послал к Нему своего художника. Тот должен был запечатлеть образ Спасителя, и Авгарь, который истово верил Иисусу, надеялся излечиться, созерцая образ Христа. Но вокруг Спасителя все время было много людей, и художник никак не мог приступить к работе. Видя это, Иисус взял в руки убрус (полотенце), приложил его к лицу, и на этом плате отобразилось Его лицо. Именно так уже много веков и пишется икона «Спас Нерукотворный».

Понятно, что никаких подтверждений этому преданию в Священном Писании не найти. Как не найти подтверждения тому преданию, будто икону Тихвинской Божией Матери написал сам евангелист Лука. Православная Церковь эти предания не отрицает. Хотя элементарный спектральный анализ позволяет очень точно определить возраст любой иконы. И у той же Тихвинской Божией Матери время обретения обозначено XIV веком. А что касается преданий, то нелишне вспомнить слова Иисуса Христа: «Вы устранили заповедь Божию преданием вашим» (Евангелие от Матфея 15:6)

Вообще же появление икон связано с теми схематическими рисунками, которыми ранние христиане старались напомнить образную речь Своего Учителя. Символы агнца, лозы, рыбы, начертания альфы и омеги, монограмма имени Иисуса Христа — все это были своего рода шифрограммы, смысл которых был открыт верующим, но скрыт от непосвященных. Постепенно эти рисунки стали трансформироваться в иконы. Причем иконы с изображением не только Иисуса Христа, но и христиан, прославившихся мученической кончиной за веру. Впрочем, массового характера это не носило. Первые христиане — вплоть до VI века — еще отчетливо помнили вторую заповедь («Не делай себе изображение…»).

К VIII веку почитание икон приняло массовый характер. Точнее, христианство разделилось на тех, кто почитал иконы, и на тех, кто такое почитание отвергал. Иконоборцы возражали против поклонения иконам по нескольким причинам, включая запрещение о сотворении кумиров в десяти заповедях Ветхого Завета. Но главное — иконоборцы видели в почитании икон идолопоклонство. Защитники икон настаивали на символическом характере образов. И основной смысл почитания икон VII Вселенский собор, состоявшийся в 787 году, объявил не в почитании самих досок или красок, но в том духовном усилии, которое при взгляде на икону необходимо совершить для обращения к самому источнику Невидимого Первообраза Бога. Впрочем, все это было после иконоборческой кампании, начатой византийским императором Львом III (675 — 741 гг.). Император Лев, прозванный Исавром, нашел, что почитание икон приняло небывалые размеры, превратившись, по существу, в суеверие. Иконам, призванным всего лишь помочь человеку проникнуться молитвенным духом и приблизиться к Богу, стали воздаваться такие почести, что подлинный смысл христианства подменило языческое идолопоклонство. И в 726 году Лев III своим указом запретил воздавать поклонение иконам как божественным изображениям. После этого начался настоящий боевик. Все население разделилось надвое: иконоборцы и иконопочитатели. Началась череда кровавых событий. В Константинополе иконоборцы попытались публично уничтожить одну из икон, но были в клочья растерзаны толпой иконопочитателей. Впрочем, победу почитателям икон праздновать было рано. Их ловили и казнили. Любимый народом Патриарх Герман, отказавшийся подчиниться указу императора, был низложен. В ответ на это византийский флот открыто перешел на сторону иконопочитателей и двинулся в Константинополь. Военные намеревались низложить императора. Но флот был сожжен «греческим огнем», и Византия осталась без кораблей. Спасая иконы, стойкие христиане рисковали жизнью. Эта гражданская война длилась до смерти Льва III и продолжалась при его преемнике Константине. Сторонники императоров побеждали. Теперь допускалась только светская живопись, а иконы сохранялись в отдаленных провинциальных монастырях.

Папа Римский Григорий II, а затем и Григорий III решительно осудили иконоборчество. Григорий III приказал даже прекратить сбор подати в пользу Византии, дав понять, что отныне не считает себя подданным византийского императора. Такую его позицию поддержала вся Италия. Между тем в самой Византии события сменяли друг друга с невероятной быстротой. В конце VII века на византийский престол взошла властная и коварная женщина Ирина. Ревностная почитательница икон, она созвала VII Вселенский собор, на котором иконопочитание в конце концов победило. Правда, собор, отвергнув иконоборчество, вместе с тем указал и на крайности иконопочитания. Однако в 802 году Ирину свергли. А в 815-м Патриарх Феодот вновь провозгласил законность иконоборческих эдиктов. Снова началась жесточайшая реакция. Монастыри закрывали, монахов ссылали или казнили. Второй иконоборческий период закончился со смертью императора Теофила в 842 году. На следующий год его вдова окончательно восстановила поклонение иконам. Это была победа. Но победа грустная. Сам тот факт, что решающими судьями в жизни Православной Церкви были императоры и их вдовы, означал полную победу цезарепапизма. То есть такой политической системы, при которой глава государства одновременно играет главенствующую роль в церкви.

Победа иконопочитателей косвенно привела к исчезновению религиозной активности мирян, которая так выгодно отличала Византию от народов современной Европы. А после снижения уровня богословия, уменьшилась и грамотность населения, которая раньше была в Византии практически всеобщей. Народу как бы сказали: все решается не внизу, а в коридорах высшей власти. Ваше дело — последнее.

А впереди пустили ангелочков

«Возблагодарить Господа за Его неизреченную милость, явленную в возвращении в Россию чудотворного Тихвинского образа Божией Матери, свидетельствующем об особом покровительстве Пресвятой Богородицы земли Российской». Это снова из постановления Священного Синода Русской Православной Церкви, заседание которого состоялось в марте нынешнего года. Сам факт того, что возвращению Тихвинской иконы было посвящено специальное заседание Синода, говорит о многом.

Как мы уже сказали, по преданию, икона написана евангелистом Лукой на доске стола, за которым трапезовали Иисус Христос, Дева Мария и Иосиф Обручник. Лука передал икону вместе с текстом Евангелия и Деяний святых апостолов в дар правителю Антиохии Феофилу. После кончины Феофила икону перенесли в Иерусалим. В V веке императрица Евдокия перенесла образ в Константинополь. Здесь для иконы была выстроена знаменитая Влахернская церковь-реликварий — хранилище главных святынь Византийской империи. В VIII веке, спасая икону от иконоборцев, ее перенесли в Пантократскую обитель и замуровали в стене вместе с горящей перед иконой лампадой. А когда через 60 лет тайник раскрыли, лампада продолжала гореть перед образом. За несколько лет до взятия Константинополя турками икона из храма неожиданно исчезла и столь же внезапно появилась в 1383 году — в небе на севере Руси. Потрясенные люди сразу начали строить храм. Но ночью икона вместе с недостроенным срубом перенеслась на другое место, где позже и был воздвигнут Тихвинский монастырь, а затем появился и город Тихвин.

В начале XVII века под стенами Тихвинского монастыря, где неустанно молились перед чудотворным образом, было остановлено нашествие шведов на Россию. Примечательно, что русско-шведский мирный договор 1618 года подписывался именно перед этой иконой. С того времени икона стала знаменита на всю страну, и ее назвали «Защитницей земли русской». Сохранилось множество преданий об исцелении Тихвинской иконой парализованных, глухонемых, слепых. Эту икону почитали все русские цари, начиная с Василия Иоанновича. Он приезжал сюда в 1526 году помолиться о наследнике мужского пола. И через два года свершилось чудо: у царя родился сын — будущий Иван Грозный. При Грозном Тихвинский монастырь стал официально именоваться «Государевым богомольем». Позже здесь бывали и оставляли богатые дары все без исключения русские самодержцы. Федор Иоаннович пожертвовал 300-пудовый колокол. Михаил Федорович — 3 000 листов белого железа для покрытия глав церкви. Петр I прислал богатые украшения для чудотворного образа. Его дочь Елизавета Петровна привозила золото и серебро. Анна Иоановна подарила для украшения иконы крупный изумруд с вырезанным на нем распятием.

После революции Тихвинский монастырь был закрыт и разорен. А во время Великой Отечественной войны из оккупированного Тихвина немцы вывезли икону в Псков. Отступая, они забрали ее сначала в Латвию, собираясь везти дальше, но по стечению обстоятельств образ оказался в руках епископа Рижского Иоанна (Гарклавса). Епископ сумел вывезти ее в США, где икону поместили в храме Троицкого собора в Чикаго. Настоятелем собора стал приемный сын епископа Иоанна Сергей Гарклавс. Умирая, Иоанн Гарклавс завещал вернуть икону на Родину. Но лишь тогда, когда падет коммунистический режим, а Тихвинский монастырь будет восстановлен. В 1991 году коммунистический режим существовать в России перестал. А 23 апреля 1995 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн дал благословение на восстановление Тихвинского монастыря.

Возвращение Тихвинской иконы Божией Матери проходило по тому же маршруту, по которому она покинула Россию. Из Чикаго — в Ригу. Потом в Москву — в Храм Христа Спасителя и, наконец, спецвагоном из Петербурга в Тихвин. Для транспортировки иконы был заказан особый бокс из пуленепробиваемого стекла. И дело, конечно, не только в материальной ценности иконы. Как раз нынешняя риза иконы не так уж и ценна. Риза, изготовленная в 1836 году из чистого золота, весила около девяти килограммов и имела 4 809 бриллиантов, 593 розы из бриллиантов, 141 алмаз, 5 852 восточных жемчужины, четыре изумруда, пять яхонтов, по одному сапфиру и рубину и крест, выполненный из 11-ти алмазов. Эта риза бесследно исчезла во время революции. Дело в особом почитании иконы Тихвинской Божией Матери. Не случайно на праздник в Тихвин прибыл Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Для паломников в эти дни в Тихвине были возведены огромные палаточные лагеря. Правда для «VIP-паломников» построили деревни в русском стиле. Собранные, правда, по финской технологии. Эти бревенчатые домики были оборудованы всеми удобствами, включая сауны, бассейн, камины и спутниковое ТВ. Меню праздничного обеда на 300 человек согласовывалось несколько недель. А для паломников пища была простой, зато фирменной. Каша «тихвинская», сваренная из гречки пополам с горохом.

Дорогу, по которой икона возвращалась в монастырь, устилали цветами, а впереди шли девочки, одетые в костюмы ангелочков с колокольчиками.

Думаем, что с неменьшим почитанием будет обставлено возвращение в Россию из Ватикана и иконы Казанской Божией Матери, которая была вывезена из Казанского собора Кремля еще в 1917 году.

Не лик, но Бог велик

Мы не случайно в предыдущей главе уделили так много внимания истории Тихвинской иконы Божией Матери и тем помпезным торжествам, которыми было обставлено возвращение этой иконы в Россию. Кстати, давайте сразу поставим точку в преданиях, будто эта икона была написана самим евангелистом Лукой. Еще в 1910 году известный русский реставратор Григорий Чириков провел исследования образа Тихвинской Божией Матери. И пришел к выводу, что икона была написана в конце XIV века русским живописцем в традициях византийской школы. Что же касается Константинопольской иконы, о которой мы рассказывали выше, то она, вероятнее всего, погибла во время разорения города турками в конце 1370-х годов. Кстати, во многих православных государствах того времени — Сербии, Болгарии — описывалось появление подобных «чудотворных образов», восходивших к утерянному константинопольскому оригиналу.

Но это к слову. А разговор сейчас о другом. Не кажется ли вам, что в тех невероятных почестях, которые оказаны Тихвинской иконе, явственно проступают те самые признаки, из-за которых и было развернуто когда-то иконоборчество. Вспомним, Лев III решил, что почитание икон приняло небывалые размеры и превратилось по существу в суеверие. Иконам, которые были призваны всего-навсего помочь человеку проникнуться молитвенным духом и приблизиться к Богу, стали воздавать такие почести, что подлинный смысл христианства оказался подменен идолопоклонством!

Только не подумайте, что автор решительно выступает против всяческих икон. Так уж исторически сложилось, что на Руси к иконам было особое отношение. Почему? Да очень просто: большая часть православных много веков была неграмотной. И, понятно, просто не имела возможности читать Библию, думать и размышлять над каждым словом богодухновенной книги. Неграмотному народу Священное Писание заменяли картинки… Ничего обидного в слове «картинка» нет. По-гречески «икона» означает «образ, изображение». Так из поколения в поколение в русском православии складывалось особое почитание икон. Увы, не Бога, а всего лишь пусть и освященных, но изображений страстотерпцев, местночтимых святых, всех святых в земле российской просиявших, и так далее, и так далее, и так далее… Народ стал приписывать чудеса исцеления или защиты городов от неприятеля не Богу, а иконам. Фактически о Боге верующие, обращающие всю свою страсть и молитвенное рвение на иконы, стали забывать. «Поставлю свечку Николаю Угоднику». «Надо поклониться Серафиму Саровскому». «Приложиться к образу великомученика Пантелеимона». «Возблагодарить Блаженную Ксению». Такие фразы среди православных сегодня можно услышать сплошь и рядом. Обратите внимание — речь идет вовсе не о Боге-Отце, не о Сыне Его Иисусе Христе, не о Духе Святом, а о неких персонах. Да, эти люди заслужили особое почитание. Но заслужили его именно своим служением перед Богом. Они о Боге не забывали ни на минуту. А мы почему-то, стоя перед их образами, про Спасителя забываем.

Еще одно распространенное заблуждение наших дней. Мы взяли только несколько газет, и вот заголовки статей из этих изданий. «Замурованные иконы 70 лет хранили детей». «Прозрел у иконы». «Спасая икону, Бог включил сигнализацию». «Калужская заступница». Все эти статьи рассказывают о чудесных исцелениях, якобы дарованных иконами. Реальных фактов исцеления верующих действительно очень много. Вот только иконы здесь совершенно ни при чем. Богу посредники в виде икон совершенно не нужны. Его силы и могущества вполне достаточно для того, чтобы помочь обратившемуся к нему христианину. Важно только, чтобы это обращение было искренним и пронизывалось светом истинной веры. Веры в Него, а не во что-то внешнее. Пусть даже это икона в Божьем храме.

Напомним: «Бог есть Дух: и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине"… Ибо «таких поклонников Отец ищет Себе» (Евангелие от Иоанна 4:23−24). Бог — существо духовное. И поклонение Богу должно быть духовным. Кроме прочего, лицемерно поклониться Богу в духе нельзя. А вот совершать показные поясные поклоны вполне возможно…

…Да и как, скажите, изображать Христа? Апостол Павел говорит: «Если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем» (2-е Коринфянам 5:16). Прочтите первую главу Откровения Иоанна Богослова, и вы увидите, что изобразить Христа во всей Его небесной славе немыслимо, как немыслимо изобразить Самого Бога Нетленного и Непостижимого. «Глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный; и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих. Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лицо Его как солнце, сияющее в силе своей» (Откровение 1:14−16). Скажите, разве подобное можно изобразить?

Напомним, что еще VII Вселенский собор предостерег христиан от крайностей иконопочитания. Не дай Бог, какие-то внешние проявления (не важно иконы ли или их так называемые мироточения) займут в наших душах место Самого Спасителя. Как тут не вспомнить слова Христа: «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Евангелие от Матфея 24:24). «Избранные» — значит истинно верующие. А отсюда следует, что даже для истинно верующего христианина всегда есть опасность быть «прельщенным». И не важно, через что именно произойдет это самое прельщение. Злые силы могут действовать всюду, где нет Духа Божьего. Сохранить внутри себя этот Дух — вот главное для христианина. А с иконами или без — это не так уж и важно.

21 июля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru