Русская линия
Фома Иоанн Охлобыстин23.07.2004 

О «Страстях Христовых» говорит свящ. Иоанн Охлобыстин

Вопрос о том, можно ли играть Христа, обострился с момента выхода фильма Мэла Гибсона. Есть православные священники, которые одобряют этот фильм. Многие — против… Я бы тоже не советовал смотреть этот фильм ни верующим, ни тем более неверующим. Как пастырь я считаю, что нельзя визуализировать образ Христа. Во-первых, это невозможно, так как Христос — это Истина, и всё, что Его касается, должно быть правдой, включая Его изображение. Во-вторых, нельзя доверяться в таких вопросах мнению одного человека. Здесь необходима соборность. Как снимать фильмы о святых, о Христе? Как изобразить Николая Угодника?..

Для меня образец в этом смысле фильм «Бен Гур». В свое время нам его демонстрировали по истории кино как пример опосредованного показа. Это история о человеке благородного еврейского рода, которого предает друг. Бен Гур выживает благодаря мужеству, самопожертвованию и в конце побеждает негодяя. Но по сути дела, это фильм об Иисусе Христе. Главный герой в фильме раз пять или шесть проходит мимо Него: один раз, когда Христос у колодца говорит с самаритянкой, другой, когда Тот произносит Нагорную проповедь… Бен Гур — ситуативно — не успевает вслушаться, но мы понимаем, что вон там, рядом — Христос. И это крайне важно.

До того, как я пустился во все тяжкие в кинематографе, у нас была задумка снять фильм «Варрава». Начиналось с того, что Варраву отпускают, он проживает всю свою жизнь и в конце концов осознает, Кого на него променял мир. Чем он обязан Христу. И заканчивалось все хорошо. Но так вышло, что эта задумка не вылилась в фильм. Так что для меня лучший вариант — опосредованный. Либо надо ждать, пока компьютерная графика достигнет определенного уровня — но это, опять же, может коснуться разве что фильмов о святых, но не о Христе. Но все равно я считаю, что фильмы о Христе снимать нельзя.

Каким образом это подтверждает фильм «Страсти Христовы»?

По сути, «Страсти Христовы» — это пассия. Для обычного светского человека, вырванные из контекста Евангелия, они покажутся бессмыслицей. Что знает такой человек о христианстве, кроме того, что видел храмы и слышал колокольный звон? Ну, знает, «конечно же», что священники как правило упитанные, с сотовыми и на иномарках. Может быть, знает, что Иисус Христос был рожден от Бога и от человека, что Пресвятая Богородица непорочно зачала. Что Христос потом воскрес. Что Иоанну Крестителю отрубили голову. Ну, может быть, восемь-десять пунктов. И всё.

И вот — фильм. Начинается он со сцены, где у актера, изображающего Спасителя, самая настоящая истерика. Христос говорит: «Я не хочу, чтобы Меня видели в таком состоянии». Так могла сказать 12-летняя девочка, но не Христос — Сын Божий.

И в Евангелии ничего похожего вы не найдете! Далее. В фильме к Иисусу в Гефсимании приходит демон, чтобы Его искушать. А в Евангельском повествовании — ангел, чтобы поддержать Христа. Получается: и без того неосведомленному современному человеку не столько помогают раскрыть евангельскую правду о Христе, сколько запутывают!

Один мой знакомый мусульманин, очень серьезный и мудрый человек, посмотрев этот фильм, сказал, что «Страсти Христовы» снят глупым, но благочестивым христианином о том, как Бог взял на себя всю боль человечества, но сделал это плохо, потому что есть вещи больнее — когда человек оказывается перед домом, где на его глазах сгорает вся его семья, а он не может ничего сделать. Замечу, этот мусульманин очень уважительно относится к христианству. То есть по фильму не видно, что Христос взял на себя грехи всего мира, что Христос — Бог.

Вернемся к восприятию фильма светским человеком, который, повторяю, не знает ни начала этой истории, ни того, что произошло после Вознесения, имеет крайне поверхностное представление о создании Церкви, об апостольских деяниях, Символе веры и так далее.

Для такого человека этот фильм просто «садо-мазо». То есть режиссер взял и снял, как издеваются над беззащитным, несчастным, незаконно осужденным Человеком. Мало того, над Человеком, по непонятной причине, ведущим себя как-то высокомерно (это опять же сделано из глупых благочестивых соображений).

И что выносит из этого фильма светский человек? На первом месте по симпатии к героям фильма стоит Богородица: чувства Матери — это святое. Далее жена Пилата, Мария Магдалина и сам Пилат — ну симпатичные люди. Потом Симон, который нес крест Христу, и сотник. Далее, как ни странно, бес. Он весь такой элегантный. В кинематографе была проведена тонкая работа по эстетизации зла, мы уже начали любить зло в его изящных формах больше, чем рыхлое добро.

Далее идет Ирод, потому что по фильму он получается весьма симпатичным и современным, хотя и извращенец, держатель ночного клуба… Ирод хотел отпустить Христа, говорил, что не видит в Нем вины.

Гораздо в меньшей степени, но все же симпатичен зрителю Иуда. Ну, загнали парня. Бесы практически заставили его повеситься. Сначала предал, потом застеснялся, деньжата отдал, его постоянно смущает бес, а под конец бесенята гонят его вешаться, сами чуть петлю на него не накинули*.

Но, безусловно, фигура Иуды совершенно не соответствует тому, что мы видим в фильме.

Далее светскому человеку с его категорией ценностей в фильме симпатичен Петр. Но заметьте, меньше Иуды. Тот, бедный дурак, пострадал, а этот сначала ухо отрубил — вроде мужественный, а потом отрекся трижды — вроде и малодушный, а после заплакал — он непонятный, не прописан в фильме.

И что остается в голове у светского человека? Я сейчас рассуждаю как светский человек, кинорежиссер. Он не знает историю, он видел истязания над несчастным невинным Человеком по вине первосвященников. Самый неприятный ассоциативный ряд у него пойдет, когда он посмотрит фильм, а потом переключит канал — и увидит, например, Рождественское богослужение. Какие у него вызовут ассоциации архиерейский проход по храму, пышные облачения священства, посохи? Одежды похожи, посох был в руках у Каиафы. В фильме звучало слово «первосвященник», «перво» забудется — и останется просто «священник». То есть священник — основной злодей-убийца, который отпускает мерзавцев. А доброго хорошего человека, исцелявшего больных, увечных — отдает на страдания и лютую смерть.

Итак, что получается из попытки снять фильм о Христе? Глубоко антиклерикальный фильм. И светский зритель не будет разбираться, что это совсем другие священники (у него вообще недоверчивое, скептическое отношение к духовенству, старательно навязанное нашими СМИ). Я ни за что не стал бы в фильме ставить на первосвященниках такой отрицательный акцент.

Мне скажут, но страдания Христа… Ведь при просмотре умерла женщина! Отвечу: да, есть люди со слабым сердцем и нервами, и им лучше не смотреть такие фильмы. Но при том, что избиение — это ужасно, мы привыкли к гораздо более страшным триллерам и боевикам. «Дракула» Брэма Стокера в десять раз кровавее и ужаснее. Другое дело, что показаны страдания Самого Христа. И от этого, мне кажется, только хуже. Потому что это вообще закрытая, как я считаю, тема, это — тайна, таинство. Не думаю, что это надо показывать в кино…

Мне кажется, когда пройдет шумиха, связанная с умело затеянным продюсером скандалом, этот фильм назовут примером плохого кино о Христе. Другие фильмы на Евангельские темы — шедевр по сравнению с ним, это плохие фильмы хороших режиссеров. А здесь — плохой фильм плохого режиссера, но хорошего простого парня.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru