Русская линия
Литературная газета Александр Ципко20.07.2004 

Чеченские императивы

Я не специалист по чеченской проблеме, моя точка зрения — гражданина Российской Федерации, заинтересованного в скорейшем окончании кровопролития в Чечне.
Я не считаю, что переговоры с Масхадовым принесут мир. Не считаю, что есть альтернатива сохранения целостности Российской Федерации. Надо понимать, что позиция Европы по Чечне, — а у наших правозащитников, как видно, нет иной позиции, кроме западной, — позиция моральной и политической поддержки чеченских сепаратистов ведёт только к усилению кровопролития и роста количества жертв. Чтобы оправдать моральную и политическую поддержку Запада, чтобы подтвердить свои значимость и силу, Масхадов и Басаев просто вынуждены совершать очередные знаковые теракты, вести на гибель своих людей, плодить жертвы среди федеральных войск и мирного населения Чечни. Надо отдавать себе отчёт, что Запад, в том числе и США, не заинтересован в окончании кровопролития в Чечне, он заинтересован только в уходе России с Северного Кавказа.
Если бы Запад был заинтересован в окончании кровопролития в Чечне, он давно дал бы Масхадову сигнал и заставил его пойти на диалог с Москвой в рамках концепции целостности России и минимизации жертв.
Прав Путин, в Послании Федеральному собранию сказавший, что наши правозащитники, которые существуют на западные деньги, объективно, независимо от своих намерений проводят антироссийские интересы на российской территории. Когда мы хотим предложить какое-либо вразумительное решение сложных политических проблем, необходимо соединить одновременно и мораль, и закон, и здравый смысл.
Нужно предложить формулу решения, которая должна одновременно содействовать и строительству гражданского общества в Чечне, и учитывать реалии войны.
Конечно, в условиях войны выборы не проводят, но если они смогут консолидировать общество, укрепить республиканскую власть, то их и нельзя откладывать. Если мы действительно честно рассматриваем чеченцев как равноправных граждан Российской Федерации, а Чеченскую Республику — как равноправный субъект страны, то мы просто не имеем права откладывать выборы нового президента республики и обязаны исходить из регламента Конституции. Необходимо решение проблемы, которое бы учитывало те императивы, которые прекрасно и честно показал Сергей Хайкин.
Первый императив связан с моральными обязательствами президента России перед кланом Кадырова. Лошадей на переправе не меняют. На Кавказе не любят людей, предающих друзей, не верных своему слову. И противники Кадырова не поймут Путина, если он предаст людей, которые только что похоронили отца. Тем более что Алу Алханов производит очень приятное впечатление, он производит впечатление вполне достойного, уравновешенного человека.
Необходимо понимать, что проблема морального авторитета Путина имеет политический аспект. Подрыв этого авторитета в каком-либо регионе может подорвать политическую стабильность в стране в целом.
Второй императив, который указал Сергей Хайкин, связан со всеобщим желанием чеченцев перейти к мирной, безопасной жизни. Люди устали от войны. Они прежде всего хотят спокойной, достойной жизни, хотя бы тех условий жизни, которые сложились в остальных регионах России.
Поэтому вполне обосновано то, что Центр должен поддерживать в первую очередь тех людей, которые в состоянии олицетворять силу, способную восстановить мало-мальский порядок в Чечне. Поэтому Центр обязан поддержать сильного политика. Время трибунов прошло не только на Кавказе, но и в самой России.
Третий императив связан с желанием чеченцев иметь лидера, могущего стать неотъемлемой частью российской политической элиты.
Необходимо считаться с желанием чеченской элиты интегрировать свои национальные проблемы в общероссийские.
Четвёртый императив связан с болезненным запросом на внятную программу восстановления мира и достойной жизни в Чечне.
Как связать все эти требования воедино? Я вижу в этой ситуации только один выход. Кремль должен одновременно и поддержать ставленника клана Кадырова, и дать ему ту программу действий, которая бы с самого начала воспринималась как общенациональная, общечеченская программа. Речь, конечно же, должна идти об определённом компромиссе. Необходимо прямо сказать чеченскому обществу, что речь идёт о переходном решении переходного периода, о том, что после восстановления мира роль тейповых структур будет возрастать, что, возможно, в будущем в Чечне будет воссоздана парламентская республика. Кремль обязан личностный момент отодвинуть на второй план, концентрируя основное внимание на проблемах, которые обязан решить его ставленник.
Было бы важно, чтобы кандидатуру Кремля на этих программных условиях поддержали видные чеченцы, живущие в Москве, чтобы за ней стояли пакетные решения. Здесь бы очень помог и советский опыт привлечения всех регионов страны к восстановлению нормальной жизни там, где случилась беда. Пускай Питер восстанавливает школы, Москва — больницы, а Ростов — разрушенные фермы и заводы и т. д. Необходима общенациональная, общероссийская программа восстановления нормальной жизни в стране. Только тогда чеченцы поймут, что Центр заинтересован в самом деле в восстановлении целостности Российской Федерации.

N 28, июль 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru