Русская линия
Радонеж Игорь Куницын20.07.2004 

К правам человека через права народа

В преамбуле Конституции РФ присутствуют такие слова: «Мы многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой…». Думаю, под этим тезисом подписались бы многие. Народ — это общность людей, объединенных общей судьбой. И эта общая судьба запечатлена в духовном наследии России. Поэтому, если уничтожить это наследие, то вполне вероятно, что народ просто перестанет существовать как таковой.

Сегодня становится очевидным, что религиозное и культурное наследие мешает тем государствам, которые распространяют на территорию нашей страны сферу своих национальных интересов. Мешает оно и тем государствам, которые добиваются формирования и легализации нового мирового порядка, такого «порядка», который основан на принципе глобального естественного отбора. Мы являемся свидетелями того, как на мировой арене утверждается «право сильного». Доминантой международной жизни становятся не общепринятые нормы международного права, а воля экономически развитых государств. Такой мировой порядок можно квалифицировать как систему глобального тоталитаризма. Новый мировой порядок навязывает народам универсальное понимание прав человека. Но это понимание имеет единственный источник — волю государств, преследующих свои национальные интересы.

В то же время, культурное наследие дает народу собственные систему ценностей, систему критериев и шкалу оценок. Оно позволяет сохранять адекватное восприятие реальности даже при глобальной манипуляции сознанием. Поэтому сегодня на территории России против религиозного и культурного наследия нашего народа идет ожесточенная борьба. Она нужна для того, чтобы обезоружить народ и лишить его механизмов защиты, чтобы лишить его нравственного фундамента.

Военный блок НАТО находится уже в сотнях километров от Кремля. Но главное оружие нового мирового порядка не ядерные ракеты, не высокие технологии, а средства массовых коммуникаций, включая телевидение, радио и Интернет. Огромное число организаций, ангажированных некоторыми иностранными государствами, ведут пропаганду против русской культуры и Русской Православной Церкви. Ведется не столь очевидная, но каждодневная работа, направленная на духовную дезориентацию российского народа. Тот факт, что заказчики этой «работы» находятся за рубежом подтверждается рядом документов, принятых, например, Парламентской Ассамблеей Совета Европы, а также многочисленными докладами, актами и резолюциями Конгресса США. Какие бы меры не предпринимались для защиты религиозного и культурного наследия, они неизменно влекут за собой осуждение и давление со стороны стран-членов НАТО, а также информационный всплеск со стороны так называемых либеральных СМИ.

Несмотря на кажущийся виртуальный характер этой борьбы, её последствия вполне материальны. Об этом свидетельствуют катастрофические явления в жизни общества, причины которых кроются в духовном неблагополучии. Статистические данные свидетельствуют, что Россия гибнет уже физически. Убийства, самоубийства, аборты, наркомания, алкоголизм, беспризорность — благодаря этим явлениям уже через 15 лет население нашей страны сократится на 22 млн. человек — это число жертв войны с духовным наследием, и оно больше, чем наша страна потеряла во Второй мировой войне.

Нужно признать, что действующее законодательство безоружно в этой войне. Это касается не только Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», но и всего комплекса правовых актов, регулирующих вопросы сохранения культурного наследия. Руководство страны делает акцент на решении экономических проблем, при этом защите религиозного и культурного наследия должного внимания не уделяется.

Мировой опыт свидетельствует о том, что многие зарубежные страны бережно охраняют свою культуру и свои традиции. В отличие от них в России отсутствует системная поддержка традиционных конфессий, также отсутствует правовой иммунитет против деятельности иностранных миссионеров. В этом отношении на фоне мирового опыта законодательство нашей страны просто поражает: возникает ощущение, что тысячелетней истории христианства в нашей стране просто не существует.

Концепция внешней политики России говорит о том, что Россия будет добиваться формирования многополярной системы международных отношений, реально отражающей многоликость современного мира… Однако реализация этого положения невозможна без признания многоликости духовных ценностей, которые лежат в основе национальных культур.

Ни международные, ни российские правовые акты не учитывают, что современный мир столкнулся с новой формой преследования религиозного выбора и культурной самоидентификации человека, но теперь не на личностном, а на глобальном уровне. Центральным понятием для современных международных документов, которые затрагивают религиозные вопросы, является право человека на свободу совести. Но это право охраняет религиозный выбор человека, оставляя незащищенным религиозный выбор народа. Ведь невозможно соблюсти право одного человека, если нарушается право всего народа, к которому он принадлежит. Невозможно обеспечить свободу и достоинство личности в духовной и культурной сфере, если не будут обеспечены права народа на защиту своей религиозной и культурной идентичности.

По отношению к иностранным государствам это право означает недопустимость вмешательства одного государства в политику другого государства в сфере религии и культуры, поскольку каждый народ вправе самостоятельно определять приоритеты этой политики. Глобальному тоталитаризму Запада нужно противопоставить новое правовое пространство. В этой связи необходимо активизировать международное сотрудничество со странами, на которые оказывается такое же давление, какое оказывается на Россию. Среди них — страны СНГ, Восточной Европы, Азии и много других. Должен существовать документ, который мог бы стать гарантией суверенитета государств в этой сфере. Условно его можно было бы назвать Конвенцией по защите религиозной и культурной идентичности народов.

Если рассматривать эту проблему во внутриполитическом аспекте, то право народа на защиту религиозной и культурной идентичности корреспондирует обязанность государства в сфере религии оказывать поддержку традиционным конфессиям, а в сфере культуры обеспечивать сохранение культурного наследия. Государственная охрана и особый правовой режим должны распространяться на традиционные ценности, а также на объекты интеллектуальной собственности, созданные на государственные средства и имеющие общенародное значение.

Действующий закон «О свободе совести…» основан на мифическом «международном» стандарте, который на самом деле является исключительно американским стандартом. Следовательно, этот закон рассчитан на регулирование религиозной жизни в совершенно другой стране.

Кроме того, в его основе лежит представление о том, что религиозная ситуация во всех регионах имеет одинаковые параметры. Однако региональное законодательство, как индикатор проблем, подтверждает обратное. Вместо учета этих проблем действующий закон «подгоняет» политику регионов под чуждые стандарты. Об этом свидетельствует тот факт, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации пытаются решать наболевшие проблемы в этой сфере не на основе этого стандарта, а исходя из реальной ситуации. По этой причине, региональные правовые акты вступают в противоречие с упомянутым законом, что влечет их отмену.

Поэтому необходима двухуровневая политика, основанная на принципах диспозитивности, а также горизонтальной и вертикальной дифференциации. На федеральном уровне должны быть определены принципы и рамки регулирования этой сферы, а законодательство субъектов федерации должно регулировать мозаику частных региональных проблем.

Не менее важна потребность в вертикальной дифференциации, то есть в установлении дифференцированного правового статуса конфессий. В основе современной вероисповедной политики лежит принцип «уравниловки» традиционных конфессий со всеми остальными, а, следовательно, традиционных ценностей с нетрадиционными. Факт традиционности конфессий должен признаваться официально и повлечь за собой наделение специальным правовым статусом, позволяющим решать не только собственные, но и социальные задачи…

Все эти проблемы накапливались десятилетиями, поэтому их невозможно решить в одночасье, но нужно сделать хотя бы шаг в этом направлении. Для этого целесообразно объединить усилия Русской Православной Церкви с организациями, которые занимаются сохранением культурного наследия. Глобальному тоталитаризму нужно противопоставить такое информационное пространство, основу которого будет составлять духовное наследие. Необходим диалог и по вопросу создания инфраструктуры этого пространства. Одной из составляющих этой инфраструктуры мог бы стать Государственный фонд телевизионных и радиопрограмм, как Особо ценный объект культурного наследия…

В заключение хотелось бы сказать, что процветание России невозможно без духовного оздоровления общества. И хотелось бы надеяться, что от политики «разбазаривания» духовных ресурсов государство всё-таки перейдет к политике их сохранения и защиты.

15 июля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru