Русская линия
Русское Воскресение Николай Коняев09.07.2004 

Благая весть
Рассказ о Тихвинской иконе Божией Матери

В хронологии чуда, которую и представляет собою вся история Чудотворной иконы Тихвинской Божией Матери, не хватало пока последней самой важной записи…

26 июня 2004 года…

Дня, когда Икона должна прибыть в Тихвинский Успенский Богородический мужской монастырь.


I. ШЕСТЬ СТОЛЕТИЙ НАЗАД

Еще не встало солнце…

Тусклый свет белой ночи озарял пустынные воды Ладоги, рыбацкую лодку, фигуры рыбаков, устанавливающих сеть на рыбной луде. Тусклая серая вода стекала с их рук.

— Однако припозднились севодня, — проговорил один из рыбаков, заметив пробежавшие по озерной воде вспышки света. — Не управились до восхода…

— Пошто? — ответил другой рыбак. — В самый раз выехали…

И, глядя в небо, осенил себя крестным знаменьем.

Его товарищ удивленно оторвал глаза от играющей светом воды, и сеть выпала из рук…

Прямо над лодкой в ореоле дивного света стояла в небе икона Богородицы!


1.

Тихвинская икона Божией Матери…

Этот образ был написан евангелистом Лукой еще при земной жизни Пресвятой Богородицы.

В V веке икону перенесли в Константинополь. Здесь для иконы была выстроена знаменитая Влахернская церковь.

В VIII веке, спасая икону от еретиков-иконоборцев, ее перенесли в Пантократорскую обитель. Замуровали здесь в стене вместе с горящей перед иконой лампадой. Через шестьдесят лет, когда опасность миновала и тайник раскрыли, лампада продолжала гореть перед образом, как будто и не было страшных десятилетий иконоборческой ереси…

А потом икона исчезла из Константинополя, и снова увидели ее уже в небе над Ладогой.

Словно чистый свет, возникает Тихвинская икона Божией Матери в евангельски-простом северном пейзаже.

Озеро… Рыбацкие лодки… Неземное сияние.

Произошло это в 1383 году.

Сопровождаемая толпами ладожских рыбаков и местных крестьян, священников и монахов, женщин и детей, Чудотворная икона Божией Матери шествовала по Русской земле, и «июня в 26 день в лето 6891 от Сотворения мира, — как свидетельствует летопись, — явися во области Великаго Новаграда, нарицаемой Тихфин».

Здесь сразу начали рубить лес для строительства часовни.

До ночи заготовили бревна и сложили три венца… Больше ничего не успели — всех сморила усталость.

Когда же проснулись, ни иконы, ни сруба, ни бревен не оказалось на месте, все исчезло неведомо куда.

После долгих поисков в болотистом месте, за рекой Тихвинкой, нашли и приготовленные для постройки бревна, и сложенный на три венца сруб. На восточной стене сруба, никем не поддерживаемая, сияя светом, стояла сама икона.

Здесь и поставили церковь, вокруг которой предстояло вырасти монастырю, называвшемуся Великой лаврой Успенья Пресвятой Богородицы.

Не святыми, не подвижниками Церкви, не земными царями был основан он, а самой Царицей Небесной, Ее Чудотворным образом…

2.

Из сокровенной глубины святоотеческих преданий разгорается над Россией свет Чудотворной иконы Тихвинской Божией Матери…

Из жития русского святого Антония Дымского мы знаем, что задолго до появления иконы над Ладогой он устроил на безлюдном берегу Дымского озера, что всего в двадцати верстах от Тихвина, обитель, и в любую погоду приплывал он на лодке к выступающему из воды камню и подолгу молился здесь.

Если мы вспомним о пяти годах, проведенных Антонием в Константинополе, где он — в этом не может быть сомнения! — молился и во Влахернском храме перед Чудотворным образом, то, не рискуя ошибиться, можно предположить, что именно написанная евангелистом Лукой Одигитрия и открывалась духовному зрению инока во время молитвенного стояния посреди Дымского озера, раскинувшегося всего в нескольких километрах от Тихвинки?

И получается, что Тихвинскую икону ждали на Руси молитвами преподобного…

Получается, что она была вымолена для Руси на Дымском озере…

3.

Тихвинская икона явилась к нам, как благая весть.

Всего три года прошло после Куликовской битвы, и икона как бы знаменовала начало нового этапа в истории нашей православной страны.

Нет-нет!

После блистательной победы на поле Куликовом Московская Русь не освободилась от ордынского ига. Через два года, как раз накануне явления Тихвинской иконы Божией Матери, хан Тохтамыш взял Москву и сжег ее. Тогда, опасаясь происков тверского князя, Дмитрий Донской отправил в Орду своего сына.

Снова возобновилась выплата дани.

И казалось, что все возвратилось на круги своя и ничего не изменилось в подвластной татарам русской земле.

Но в Москве услышали и постигли смысл благой вести раньше других. Московские князья сумели понять, что сохранение духовной самостоятельности важнее даже сохранения самостоятельности государственной. И Московская Русь выдержала экзамен на духовную самостоятельность.

Когда один из инициаторов заключения Флорентийской унии, глава Русской церкви митрополит Исидор, прибыл в Москву, великий князь Василий Темный объявил его еретиком.

Низложение митрополита укрепило церковную самостоятельность Руси, но главное, еще точнее в череду святых благоверных князей оказалась встроенной личность великого князя. Она ассоциировалась теперь с образом истинного защитника веры и опоры православия, даже независимо от личных качеств князя.

Именно этот образ благоверного служения и позволил московским князьям столь успешно продолжить свое дело собирания и соединения Руси.

В этом и заключалось духовное содержание принесенной на Русь Чудотворной иконой Тихвинской Божией Матери благой вести…

И, конечно же, не случайно, так точно совпадает по времени постижение новгородскими купцами подлинной истории Чудотворной иконы Тихвинской Божией Матери (их разговор с константинопольским патриархом!) с пророчеством псковского игумена Филофея, сформулировавшего в послании к великому князю национальную идею Святой Руси…

«Теперь во всей поднебесной один православный христианский царь — государь русский, — писал Филофей. — И святая Вселенская церковь вместо Рима и Константинополя сияет светлее солнца в Москве. Два Рима пали, третий — Москва — стоит, а четвертому не быть! Все христианские царства пришли в конец и сошлись в одно царство нашего государя…»

Но если мы обратимся к дальнейшей истории, мы обнаружим, что и даты устроения монастыря очень точно совпадают с датами важнейших в истории Русского государства событий…


II. ЗАСТУПНИЦА МИЛОСЕРДНАЯ


Когда было завершено строительство каменного собора Успения Пресвятой Богородицы, великий князь Василий III Иоаннович самолично приехал в Тихвин помолиться.

От первого брака с Соломонией Сабуровой у Василия III Иоанновича не было детей. В 1526 году он женился во второй раз на дочери князя Василия Глинского.

Если мы вспомним, что Елена Глинская родилась в 1508 году, как раз на следующий год после закладки Василием III Ивановичем Успенского собора, то не трудно будет догадаться, о чем молился великий князь перед образом Божией Матери Тихвинской в построенном им храме.

1.

Евангелист Лука изобразил Богоматерь на золотисто-зеленом фоне.

Своеобычно положение рук Богородицы на иконе. Левая рука образует престол, на котором восседает Спаситель, а правою рукою Богородица указывает на Него, как бы наставляя, что Он — путь, истина и жизнь… И так легко по этому движению руки Богоматери востекают к Престолу Божию молитвы…

«Востекла» к престолу Божию и молитва Василия III Иоанновича.

В 1530 году, за три года до кончины великого князя, прогремел гром и заколебалась земля. Это родился наследник престола — будущий царь Иоанн Васильевич Грозный…

2.

Вымоленный у Тихвинского образа Богоматери, царь Иоанн IV Васильевич всегда с особым благоговением относился к этой иконе.

В 1547 году, когда ему предстояло первому из российских монархов венчаться на царство, окончательно закрепляя унаследованный от Византии статус России как православной империи, Иоанн IV Васильевич молился «у Пречистой на Тихвине». Напомним, что в том же году он женился на Анастасии Романовне. А через тринадцать лет, когда Анастасия Романовна умрет, сообщит Иоанн Васильевич митрополиту Макарию о желании основать в Тихвине монастырь.

Из сокровенной глубины святоотеческих преданий разгорается над Россией свет чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери.

Тысячам больных и страждущих являла она помощь и заступничество. Свидетельств этих не счесть, но сейчас разговор о другом чуде, чуде преображения, свидетелем которого может стать каждый…

Не так много прошло лет, а преобразился край.

Глухое захолустье сделалось духовным центром, свет которого проникал во все уголки России.

3.

Приплыв по небу на берег реки Тихвинки и выбрав себе место, икона сразу обнаружила, что она не подвластна никакому земному огню.

В 1390 году Успенская церковь сгорела от незагашенной свечки дотла, но саму икону, невредимую, нашли в можжевельнике.

А вот другой пожар… Случился он два века спустя… В 1623 году к юродивому Никите пришел ночью святой преподобный Макарий Желтоводский и объявил, что назначено Господом монастырской братии великое вразумление — очищение огнем, если не очистятся покаянием.

Но возлюбившая грех братия не послушала юродивого Никиту, и через неделю разразился в монастыре страшный пожар. Стеной пламени закрыло и все подходы к Чудотворной иконе.

Велики были грехи иноков, но велико и покаяние. Одумавшись, решили они погибнуть вместе со святыней, и с пением акафиста двинулись прямо в огонь.

И опять совершилось чудо. Расступилось пламя, и невредимая, предстала перед иноками Чудотворная икона.

Но если огонь не властен был над иконой, то неверие и равнодушие, очерствелость сердец самым губительным образом отражались на общении верующих с Чудотворной иконой. Как-то необыкновенно и необъяснимо уходит икона от людей, недостойных Ее…

Высоким предостерегающим смыслом наполнен эпизод, связанный с попыткой «подновить» Чудотворную икону.

В 1636 году игумен Герасим по разрешению царя Михаила Феодоровича пытался обновить икону, потемневшую от многих слоев олифы. Удалив олифу, благочестивый игумен приготовился поправить поврежденное временем изображение, но Пречистый лик исчез с иконной доски. Пораженный игумен не дерзнул более касаться краской иконы и покрыл ее свежей олифой.

Помимо прямого предостережения, видится в этом эпизоде и высокий мистический смысл.

Напомним, что в Ипатьевском монастыре первый царь династии Романовых был благословлен списком Тихвинской иконы Божией Матери. И вот он дает разрешение подновить икону, и Пречистый лик исчезает с иконной доски.

Что это, если не грозное предостережение…

Или предопределение?

Ведь в 1918 году, когда прогремят в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге выстрелы, обрывая жизнь последних царей из династии Романовых, бесследно исчезнет и сама Чудотворная икона…


III. ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Сохранилось немало списков «Сказания о явлении и чудесах Тихвинской иконы Богоматери"…

«Официальная» редакция «Сказания» была создана по указанию царя Алексея Михайловича в XVII веке. Тогда в Москву был вызван монастырский иконописец Родион Сергеев. Под присмотром главного кремлевского писателя того времени Симеона Полоцкого он и создал канонический текст.

Но история Чудотворной иконы Тихвинской Божией Матери семнадцатым веком не закончилась…

Не закончилась она и когда в страшных и мрачных годах, в зареве кровавых пожаров революции и гражданской войны обрывается наполненная ликующим небесным светом летопись Тихвинского монастыря…

1.

Последний раз перед своим исчезновением Тихвинская Икона Божией матери является на людях 2 февраля 1918 года.

Тогда Икона была вынесена на городскую площадь для совершения перед нею молебствия о погибающем Отечестве.

Вообще, надо сказать, что Тихвинская Икона Божией матери крайне редко покидала свою обитель, и каждый раз для этого требовалось особое разрешение Священного Синода.

Известны два таких случая.

В 1883 году — по случаю пятивекового пребывания иконы в России.

И в 1905 году, когда икону вынесли из монастыря, чтобы совершить молебен о спасении в обернувшейся страшными поражениями для России русско-японской войне.

И вот теперь, 2 февраля 1918 года, крестные ходы из всех церквей и монастырей Тихвина двинулись на городскую площадь, где уже стояла Чудотворная Тихвинская икона Божией Матери.


«Возлюбленные о Христе братия и сестры! — сказал, обращаясь к собравшимся, настоятель Тихвинского монастыря архимандрит Антоний. — У всех у нас теперь есть скорби, всех нас тяготят они, как тяжелое бремя, терзают наши сердца тоской и унынием. Но мы пред источником, из которого изливается утешение всем скорбящим и обремененным. Падите же ниц пред святым образом Царицы Небесной, откройте Ей всю свою душу, расскажите Ей все свои скорби, и Она никого не отпустит от Себя с тоской на сердце, всех утешит, всех обласкает, всех поддержит».

Но слезы мешают говорить архимандриту. Он замолк, опустился на колени и приник головой к чудотворному образу Царицы Небесной.

«Сердце молящихся не выдержало, — пишет корреспондент «Новгородских епархиальных ведомостей». — Все, что накопилось в нем, что таилось в самой глубине души, все вылилось в бурном потоке слез. Стоны и вопли висели в воздухе. Нервная дрожь пробегала по всему телу».

Затем соборным диаконом было прочитано послание Патриарха Тихона, и начался молебен с акафистом Божией Матери.

— Радуйся, утешение верным по вознесении Сына Твоего… - звучали на городской площади Тихвина слова православных, незнающих еще, что они прощаются со своей Иконой.

Впрочем, как свидетельствует корреспонденция, помещенная в «Новгородских епархиальных ведомостях», может быть, в глубине сердца и понимали тихвинцы, что происходит, ибо «пели всенародно и со слезами».

2.

Страшно читать письма настоятеля Тихвинского монастыря архимандрита Антония Новгородскому митрополиту Арсению (Стадницкому), отправленные в 1918—1919 годах…


23 сентября 1918 года. «Грозная, ужасная волна злого напряжения с 1 сентября страшно разнеслась над св. обителями северного края нашей Новгородской епархии и обагрила землю кровию священномученика, незабвенного дорогого епископа Варсонофия. С этого времени обители переживают все ужасы и лишения: гонения, всаждения насельников в темницу, принудительные работы и наконец расстрел… Дела в хозяйстве у монастыря остановились, хлеба остается немного, а подвоза нет. Придется братии разбегаться куда-либо, а более всего боюсь за святыню… Как быть, Владыка? Прошу и жду указаний свыше и от вас. Но крепко надеюсь на Владычицу"…

26 февраля 1919 года. «Наша жизнь ужасная и неутешная: помимо всех стеснений, лишений грядет смертоносный голод. Дело, кажется, клонится к тому, что всю братию лишат всякого довольствия и помещения… Здешние комиссары настаивают, чтобы монастыри уничтожить и образовать приходы. Граждане, изнуренные голодом, на все соглашаются и безразличны, поддержки никакой не ожидается. Скорблю за святую обитель и не знаю, почему я еще жив при таких условиях и при своей болезни"…

21 марта 1921 года. «Простите, Владыка! За грехи наши совершилось ужасное! Риза с Чудотворной Тихвинской иконы Б.М. сегодня 21 марта, увезена"…

Как явствует из письма 15 марта неожиданно в обитель прибыли вооруженные солдаты, и заблокировали все входы и выходы из монастыря.

Архимандрита Антония отвели в Успенский собор и в его присутствии приступили к изъятию церковных ценностей.

В тот день была изъята семикилограммовая золотая, украшенная драгоценными камнями и бриллиантами лампада, которую преподнес иконе в 1803 году граф Николай Павлович Шереметьев, а также трехпудовые серебряные решетки и 50-килограммовый серебряный подсвечник.

Все это запечатали и увезли делить в уездный финотдел…

Казалось, гроза миновала, но 18 марта из Череповца прибыла новая комиссия.

Объявлено было, что решено снять ризу с Чудотворной Староруской иконы и облачение с главного престола. Сделать это было приказано самому архимандриту Антонию.

Архимандрит Антоний ответил, что снятие ризы с чудотворной иконы будет оскорблением и его религиозного чувства, и религиозного чувства массы верующих. Поэтому физически и морально он не может сам сделать это и не может заставить других.

— Это конрреволюция! — закричал на него председатель комиссии.

Архимандрит Антоний спокойно возразил, что это дело не политическое, а дело веры, и контрреволюции здесь нет, а есть защита веры, религиозных убеждений…

Другие верующие, присутствовавшие в соборе, поддержали настоятеля, заявив, что ими послано заявление в Москву М.И. Калинину, с просьбой оставить ризы на иконах.

Просьба была уважена, и разорение Иконы было решено отложить.

Архимандрита Антония ночью вызвали в ГПУ и там долго склоняли его не препятствовать изъятию ценностей. Архимандрит ответил что «против вещей не нужных не буду возражать, а за главное — буду». С него взяли подписку о неразглашении состоявшейся беседы и выпустили, а на следующую ночь вызвали снова.

И снова уговаривали его оказать содействие в разорение Иконы, и снова отказался архимандрит. Его грозили не выпустить из ГПУ. Архимандрит ответил: «Что угодно делайте, а я таким был, есть и буду». Но его снова выпустили под подписку молчать.

И так и прошли два отпущенных дня.

«В воскресенье пришел от Калинина отказ, — пишет митрополиту Арсению архимандрит Антоний. — И вот сегодня 21 марта в 1 час дня открыли заседание при вводе войска и удалении сторонних из обители, заслушали отказ, заслушали протесты верующих с постановлением предать суду всех подписавшихся и принудили представителей верующих и ризничного снять ризу.

Пошло с болезнью, скорбью и слезами: отслужили молебен, сняли и выдали ризу. Мое здоровье не позволило дальше зреть, и я не знаю, что было. Придя в себя, я написал несогласие и просил приложить к делу… Едва ли где происходит то, что здесь. Не знаю, смогу ли я дальше существовать? Прости, дорогой Владыка, прости и благослови! Грешный архим. Антоний. 21 марта, полночь».

Страшно читать это письмо.

Страшная апокалипсическая картина разорения Иконы, почитаемой охранительницей рубежей России…

Падает без чувств, не в силах зреть это надругательство, настоятель…

Еще страшнее последнее послание архимандрита Антония митрополиту Арсению.

26 марта 1922 года. «Дорогой Владыка! Десять дней прожил в осадном положении с плачевным для нас результатом: вооруженные при входах и внутри, а в братской трапезе — пулеметная рота. Взяли облачение с главного престола, ризы с Тихвинской Чудотворной иконы, со Старорусской, св. Тихона, еще с двух икон Тихвинской иконы Б.М. и одно громадное сияние с ангелами, 3 скиптра, 3 чаши, все дорогие архимандритские кресты и панагии, много кадильных лампадок. Всего золота более 1 пуда 15 фунтов, а серебра до 25 пудов. Ризу со св. престола и Старорусской иконы мяли ногами. Едва ли где подобное было? Переживаем все болезненно"…

Завершая рассказ о мужественном стоянии последнего перед закрытием настоятеля Большого Тихвинского монастыря, скажем, что на следующий год он был хиротонисан святейшим патриархом Тихоном в сан епископа.

Кажется, святитель Тихон предугадывал предстоящие настоятелю Тихвинского монастыря испытания и спешил укрепить его.

А испытания не заставили себя ждать.

11 сентября1924 года в монастырь прибыла группа обновленцев во главе со священником Леонидом Борисовым. Верующие попытались воспротивиться захвату обновленцами церкви «Крылечко», но были разогнаны силами силами Тихвинского гарнизона.

Епископ Антоний вместе с оставшейся братией был арестован…

3.

Но нет, не закончилась история Тихвинской Иконы Божией Матери и когда в страшных и мрачных годах, в зареве кровавых пожаров революции и гражданской войны обрывается наполненная ликующим небесным светом летопись Тихвинского монастыря…

Передо мной тетрадные листки, написанные рукою бывшего инока Тихвинского монастыря, отца Варлаама, который в миру был Владимиром Костромским, студентом Литературного института имени А.М. Горького.

В 1997 году, уезжая в Сербию, отец Варлаам оставил мне свою летопись… Горестны и печальны события, изложенные здесь.

Черною тьмою затягивает обитель…

1918 год. В южных братских кельях и Больничных кельях устроены пошивочная мастерская и красноармейский госпиталь. Начинается планомерное вытеснение монахов.

1922 год. Изъятие церковных ценностей. Из Успенского собора увезен оклад Тихвинской Чудотворной иконы, золотые и серебряные лампады, паникадила, подсвечники…

«Закончилось изъятие церковных ценностей в Большом монастыре! — радостно сообщала газета «Красное знамя». — Изъято для помощи голодающим 37 фунтов золота, около 25 пудов серебра, 10 тысяч драгоценных камней».

1923 год. Местные большевистские вожди объявили Тихвин — центром атеистической пропаганды.

1924 год. 2 сентября. Административный отдел губисполкома опечатал церковь «Крылечко» и известил епископа Антония о роспуске православной общины при монастыре.

1924 год. 11 сентября. В монастырь прибыла группа обновленцев во главе со священником Леонидом Борисовым. Верующие попытались воспротивиться захвату обновленцами церкви «Крылечко», но были разогнаны силами силами Тихвинского гарнизона.

1925 год. 19 июня. Особое совещание при коллегии ОГПУ рассмотрело Тихвинское дело и вынесло постановление о заключении всех его участников на три года в концлагерь. Епископ Антоний ввиду пошатнувшегося здоровья отправлен в ссылку в деревню Перёдки Боровичского уезда Новгородской губернии.

1926 год. Закрыт Успенский собор.

1928 год. Тихвинский монастырь занят военным гарнизоном.

В роддоме на территории монастыря родился Александр Гордеев, которому суждено будет стать первым игуменом возрожденного Свято-Успенского Тихвинского мужского монастыря…

1930 год. В ходе коллективизации Успенский собор начали использовать как пересылочную тюрьму. Здесь томились тогда тысячи раскулаченных крестьян, ожидая отправки в лагеря и на поселения.

1935 год. Успенский собор превращен в военный склад…

1936 год. Полностью уничтожено монастырское кладбище, расположенное вокруг собора. Там, кроме иноков и настоятелей монастыря, были похоронены принц Иоанн Антонович Ульрих, князь Иван Иванович Шуйский, князь Симеон Прозоровский, русский историк Я.И. Бередников, исследователь старины И.П. Мордвинов.

1941 год. Осень. Немцы разместили в монастыре военный госпиталь.

1941 год. Зима. Освобождение Тихвина.

Вот такие даты…

Странно, но из этой летописи как-то выпадает сама Чудотворная икона Тихвинской Божией Матери.

Не поясняет судьбу иконы в 20−30-ые годы и немецкая версия.

По сведениям штаба «Рейхсляйтер Розенберг», в ноябре 1941 года солдаты вермахта во время боя вынесли Тихвинскую икону из горевшей церкви Вознесения Богородицы…

Что же? Икона, представляющая огромную, в том числе и материальную, ценность могла находиться в церкви Вознесения Богородицы практически без присмотра?

Тем ни менее утверждения эти состыкуются, как мы увидим дальше, с известными перемещениями иконы во время Великой Отечественной войны, и значит, нам нужно не отвергать их, а попытаться объяснить…

Да, все это невероятно…

Но ведь невероятно с точки зрения здравого смысла и предание о лампаде, которая теплилась перед иконой, когда раскрыли замурованный тайник после шестидесяти лет иконоборческой ереси! Но невероятно и само явление «небошественной» иконы над Ладогой!

И что из того, что не можем мы найти логического объяснения тому, как именно стала Чудотворная икона Тихвинской Божией Матери невидимой в годы атеистического лихолетья?

Гораздо важнее другое…

Мы должны понять, что это невероятное исчезновение иконы от глаз богоборцев и есть очередное явленное нам Тихвинской иконой Божией Матери чудо. И это очередное чудотворение еще раз подтверждает, что в Успенском соборе Тихвинского монастыря находилась перед революцией именно та самая икона, которая неведомо как исчезла в XIV веке из Константинополя…

4.

Путь Чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери в годы войны можно попытаться проследить по обнаруженным историками документам штаба «Рейхсляйтер Розенберг», по опубликованным воспоминаниям участников Псковской Православной миссии, по свидетельствам очевидцев, а так же по материалам правительственной переписки конца 40-х годов, касающейся Тихвинской иконы.

Согласно немецким свидетельствам, эксперты оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг», занимавшиеся изъятием историко-культурных ценностей на оккупированных территориях, обнаружили икону в Тихвине среди трофеев.

Впрочем, для пиара или, как говорили тогда, для «пропагандного употребления», была сочинена красивая легенда о спасении иконы из горящей церкви солдатами германской армии.

«Была еще одна новость, — вспоминает протоиерей Георгий Тайлов. — Когда немцы ворвались в Тихвин, то там в монастыре, как музейный экспонат, хранилась чудотворная икона Тихвинской Божией Матери. Как мне рассказывали, во время боя храм загорелся, но один немецкий солдат, заметивший большую старинную икону, схватил ее и вынес из огня. Спасая икону, он был ранен и отправлен в Двинск (Даугавпилс) на лечение».

Икону немцы привезли в Псков.

Произошло это в феврале-марте 1942 года.

Но, как известно, уже 9 декабря 1941 года соединения 4-й армии К.А. Мерецкова, прорвав западнее Тихвина немецкую оборону, вынудили гитлеровцев отойти за Волхов, и взяли город.

Если икона была спасена при пожаре церкви Вознесения Богородицы, то не совсем понятно, где находилась она в течение нескольких месяцев, после того, как немцев выбили из Тихвина…

Ведь представителям Псковской Православной миссии, действовавшей в годы Великой Отечественной войны на оккупированной немецкими войсками территории Северо-Западных епархий России, немцы «передали» икону только 22 марта 1942 года…

Наверное, здесь необходимо подробнее рассказать, что такое была эта Псковская Православная миссия.

Инициатором ее создания был митрополит Виленский и Литовский Сергий (Воскресенский), возглавлявший в начале 1941 года все епархии Православной Церкви в Прибалтике. Отметим сразу, что в условиях немецкой оккупации он пытался сохранить каноническое единство Прибалтийских епархий с Русской Православной Церковью.

Основу Псковской миссии, организованной митрополитом Сергием, составили русские священники из Рижской, а также Нарвской епархии, стремившиеся возродить церковное служение там, «где годами не звучало Слово Божие, не совершались богослужения, где народ молился лишь «про себя», «сокровенно».

Миссия развернула свою деятельность от Пскова до Ленинграда и включала кроме Пскова, ставшего административным центром миссии, Остров, Порхов, Опочку, Гдов, Лугу и Гатчину.

Положение миссионеров было двойственным, как в духовном, так и в политическом смысле.

С одной стороны все они горели столь свойственным эмигрантам того времени стремлением облагодетельствовать и духовно просветить заблудший народ на Родине, а с другой, как справедливо отмечает журнал «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости», «миссионеры, ожидавшие встретить в России пустыню в религиозном отношении, увидели там напряженную духовную жизнь, о которой не могли и предполагать за рубежом"…

Политически же, с одной стороны, формально миссия находились как бы под властью московского церковного начальства, с другой стороны, в действительности, контролировалась немецкими оккупационными властями.

В результате миссионерам приходилось опасаться и немцев, и партизан. Впрочем, как и их непосредственному руководителю митрополиту Сергию.

Напомним, что митрополит был убит 28 апреля 1944 года по дороге из Вильнюса в Каунас. Немцы обвинили в преступлении партизан, однако современные исследователи полагают, что убийство было совершено гестаповцами.

Увы… Судьба экзарха митрополита Сергия — стала судьбой многих миссионеров… И, конечно же, это тоже следует помнить, когда мы оцениваем их церковную, приходскую деятельность.

Ну, а вообще, восстановление храмов, возобновление церковных служб несомненно было благодеянием по отношению к населению, многим это помогло пережить тяжелейшие годы немецкой оккупации.

Поразительно, но Троицкий кафедральный собор в Пскове, хотя богослужения там и совершались ежедневно, всегда был переполнен. А в крестном ходе, совершенном на Богоявление в январе 1942 года, участвовала почти половина жителей города…

Крестными ходами, которые сошлись у немецкой комендатуры, встречали в Пскове и Тихвинскую икону Божией Матери.

Пропагандистский эффект передачи иконы православному народу несколько подпортила проповедь протоирея Георгия Бенигсена. Отец Георгий говорил о подвиге святого Александра Невского, освободившего Псков от немецких захватчиков.

Может быть, именно поэтому немцы и не передали икону в Троицкий кафедральный собор. А может быть, они и вообще не собирались расставаться с такой ценностью.

«В действительности гитлеровцы и не думали возвращать похищенную святыню, — пишет Николай Петровский. — По сути она находилась под арестом. Якобы в целях безопасности икона по-прежнему хранилась в военной комендатуре, в запертом стеклянном ящике. Только по воскресеньям в 9 часов утра ее доставляли на службу в Троицкий собор, а в 6 вечера конвоировали на прежнее место».

Когда советские войска подошли к Пскову, сотрудник штаба «Рейхсляйтер Розенберг» оберштурмфюрер Цвибель перевез икону в Ригу.

5.

Считается, что в Риге икона была передана на попечение епископа Рижского Иоанна (Гарклавса), который в октябре 1944 года, когда советские войска подошли к Риге, вывез ее через Данциг в Германию.

Однако, как рассказывает нынешний настоятель Тихвинского монастыря отец Евфимий (Шашорин), неоднократно беседовавший с приемным сыном владыки Иоанна, протоиереем Сергием Гарклавсом, в этом изложении фактов содержатся существенные неточности.

Во-первых, немцы и в Риге сохранили для иконы установленный еще в Пскове режим. Утром икону привозили на время богослужения в Собор, а вечером увозили. И только потом в сумятице предстоящего отступления произошла заминка, и икона оказалась у владыки Иоанна…

Во-вторых, покидая Ригу, епископ Иоанн первоначально не собирался увозить Тихвинскую икону Божией Матери.

По его поручению Николай Веглас отвез икону игуменье Евгении в Свято-Троице-Сергиев монастырь, с просьбой, когда закончится война, вернуть ее в Тихвинскую обитель.

Подтверждают эту версию и воспоминания архимандрита Кирилла (Начиса), опубликованные в санкт-Петербургских епархиальных ведомостях.

«В конце лета, когда фронт подошел к Риге, — пишет архимандрит Кирилл (Начис), — в Либаву приехал епископ Рижский Иоанн (Гарклавс) с матерью и приемным сыном Сергеем. Владыка Иоанн был родом из Курляндии, где родился в латышской семье. Прежде он служил священником здесь, на своей родине, в приходах Тапси и Дундага. Он не был женат, детей у него не было. Его приемный сын Сергей, мальчик 16-ти лет, приехавший с Владыкой, был в годы войны взят им на воспитание, очевидно из числа беженцев, потерявших своих родителей… Одновременно с прибытием Владыки в Либаву была привезена чудотворная Тихвинская икона Божией Матери. Примечательно, что в город икону доставил не архиерей, а немецкий представитель Герингер, курировавший церковные дела. (Выделено нами — Н.К.) Икону поместили в Троицком соборе, где все дни ее пребывания в Либаве (один-два дня) и совершались службы при большом стечении молящихся».

Разночтения в воспоминаниях архимандрита Кирилла (Начиса) и протоиерея Сергия Гарклавса (один утверждает, что в Либаву чудотворную Тихвинскую икону Божией Матери привез немецкий представитель Герингер, другой называет Николая Вегласа, сказавшего, что матушка Евгения боится, что она не сможет выполнить благословение владыки, поскольку советские войска разорят монастырь) объясняются степенью информированности архимандрита Кирилла (Начиса) и приемного сына Иоанна Гарклавса, и именно своей разноречивостью и убеждают нас в своей непридуманности.

Итак, эти воспоминания сходятся в самом существенном моменте для нас — икону из Риги вывез не епископ Иоанн.

И не он принял решение, что икона должна покинуть Россию.

Но, как свидетельствуют воспоминания, то, что ему не удалось оставить икону в Риге, епископ Иоанн расценил как указание свыше, противится которому он не имеет права.

— И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне? — словами Евангелия сказал он, увидев икону, с которой, как ему казалось, он навсегда расстался в Риге.

С этого момента владыка Иоанн уже не расставался с Тихвинской иконой Божией Матери.

Его приемный сын, будущий протоиерей Сергий Гарклавс пронес на своих плечах Тихвинскую икону Божией Матери по дорогам Германии и Австрии…

День Победы над фашистской Германией епископ Иоанн и его приемный сын встретили в Судетах, в чешском городе Яблонец, а в середине августа 1945 года перешли в американскую зону оккупации.

Здесь владыка Иоанн посещал лагеря перемещенных лиц и проводил там молебны перед иконой Тихвинской Богоматери. В эмигрантской прессе появлялись фотоснимки крестного хода с иконой, состоявшегося в лагере беженцев «Фишбек».

6.

Как видно из писем Председателя Совета по делам Русской Православной Церкви Георгия Карпова в Совет министров СССР, попытки вернуть в Советский Союз ТБМ (так именовалась в официальной советской переписке икона Тихвинской Божией Матери) предпринимались.

Более того, есть основания полагать, что возвращение зарегистрированной в Тихвине общине церкви «На крылечке» в 1944 году тоже как-то было связано с планами возвращения иконы.

Переговоры велись трудно.

По мнению Николая Петровского, затруднения с возвращением Тихвинской иконы были связаны с подписанием США, Великобританией и Францией 5 августа 1946 года секретного меморандума, в котором предусматривалось не передавать Москве культурные ценности, вывезенные из Прибалтики.

Если это так, то очевидно, что хранители Тихвинской иконы покривили душою, выдавая ее за культурную ценность, вывезенную из Прибалтики. Ведь в Риге, как это явствует из документов, Чудотворный образ находился всего несколько месяцев, и был привезен туда из Пскова.

Пытаясь переломить ситуацию, Главнокомандующий Группой Советских оккупационных войск и Главноначальствующий Советской Военной Администрации в Германии маршал Соколовский 5 марта 1949 года направил в адрес Главнокомандующего и Военного Губернатора США в Германии генерала Клея письмо, в котором просил содействия возвращения в СССР Тихвинской иконы.

И казалось, что на первых порах американская администрация отнеслась к этой просьбе вполне сочувственно.

В Мюнхен, чтобы провести идентификацию Тихвинской иконы, должны были выехать эксперты Московской патриархии, которым Министерство финансов СССР уже выделило на поездку 4 800 марок, но вдруг все разладилось. Американцы запретили въезд в Баварию экспертам Московской Патриархии, а епископу Иоанну (Гарклавсу) тем временем спешно предоставили политическое убежище в США.

Связано это было с тем, что именно в 1949 году изменилась реституционная политика союзников, и культурные ценности решено было возвращать не правительствам, а частным лицам.

Как сообщает в книге «Трофеи войны и империя» профессор Гарвардского университета П. Кеннеди Гримстед, Тихвинская икона была ввезена в Америку по подложным документам и оформлена на военной таможне, как малоценная копия XIX века.

В Америке архиепископ Рижский Иоанн перевозил икону из Бостона в Нью-Йорк, из Нью-Йорка в Детройт, пока не стал настоятелем Свято-Троицкого собора в Чикаго.

Отметим здесь, что храм этот был построен священомучеником Иоанном Кочуровым Царскосельским.

С тех пор икона постоянно пребывала в Чикаго.

Здесь, в Чикаго, архиепископ Иоанн и скончался в 1982 году, передав Тихвинскую икону на хранение своему приемному сыну — протоиерею того же Свято-Троицкого собора в Чикаго Сергию Гарклавсу…

О. Сергий рассказывает, что не было такого случая, чтобы все вместе уехали из дома и из храма, а икона осталась.

7.

Роль епископа Иоанна (Гарклавса) в судьбе Тихвинской иконы заслуживает подробного разговора, и вполне может стать темой большого художественного повествования — столько в этой роли драматичности, исторических обстоятельств, клеветы, непонимания и… Божьего Промысла.

С одной стороны, «спасение» епископом Иоанном иконы, если стать на позицию его советских обвинителей, совершенно определенно можно квалифицировать как похищение духовной и материальной ценности, принадлежащей России.

Тем более, что и рассуждения о спасении иконы от советских безбожников содержат долю лукавства. Мы видели, что, вывозя икону в США из Германии, архиепископ Иоанн «спасал» ее не только от чекистов, но еще и от экспертов Патриархии Русской Православной Церкви.

И легко, очень легко тут и поставить точку в обсуждении, но, поступив так, мы обнаружим, что за скобками наших рассуждений оказывается сама Тихвинская икона, которая, как говорит нынешний настоятель Тихвинского монастыря игумен Евфимий, «имеет одну особенность — она уходит из тех мест, где царит неверие, неправда и братоненавидение».

Почему Тихвинская икона Божией Матери ушла в 1944 году из России?

Конечно же, если бы она была возвращена Церкви в 1949 году, ее бы не уничтожили и скорее всего не передали бы (по крайней мере при И.В. Сталине) в музейное хранилище, а оставили бы в распоряжении Патриархии. И.В. Сталин тогда поддерживал дружественные отношения с Русской Православной Церковью.

Но даже если бы и случилось так, все равно ведь и тогда икона не смогла бы вернуться на место, избранное Ею для своего пребывания, — в Тихвин…

Едва ли решились бы хранить эту икону в церкви «на крылечке"…

Кроме того, как явствует из Летописи, составленной иноком Варлаамом, в 1949 году, когда решался вопрос о возвращении Тихвинской иконы Божией Матери, в самом монастыре паперти Успенского собора, первый этаж южных братских келий были переданы цехам и службам Общества слепых.

Есть, есть некая символика в этом.

«Слепые» населили Дом иконы, не видели, не постигали они, для чего предназначен он…

И как бы ни оценивали мы мотивы поступков архиепископа Иоанна, очевидно, что потому и удалось ему вывезти икону из России, что это совпадало с волею самой иконы, которая не могла вернуться в Тихвин.

Так было в Константинополе в XIII веке, так случилось и в 1945 году.

Не епископ Рижский Иоанн вывез Тихвинскую икону Божией Матери, а она сама ушла из России…

И, конечно же, нельзя забывать и того, что не могли знать в 1949 году ни представители Московской патриархии, ни епископ Иоанн (Гарклавс) того, что знаем мы, живущие шестьдесят лет спустя после этих событий.

Пройдет четыре года, и последышами ленинской гвардии будет выведен из жизни Иосиф Виссарионович Сталин и к власти в нашей стране придет злобный русофоб и гонитель православия Никита Сергеевич Хрущев.

Тогда, в 1950-е годы, пожарная часть города Тихвина произвела на свои средства ремонт Крестовоздвиженской церкви и вселила туда, на первый этаж, цех зарядки огнетушителей, и на второй этаж — бухгалтерию.

Какая-то злобная насмешка чудится нам в размещении в доме Чудотворной иконы Божией Матери цеха зарядки огнетушителей.

Впрочем, что же еще могло разместиться здесь в хрущевские времена, если в огне раздуваемого «на горе всем буржуям» пожарища исчезали тогда не буржуи, а остатки Святой Руси?

В углях этих пожарищ и пропала тогда, казалось, навсегда для России, сама Чудотворная икона Божией Матери Тихвинской…


IV. ОЖИДАНИЕ.

И все же Чудотворная икона Божией Матери Тихвинской, уходя из России, как залог своего возвращения оставила в России заместительницу себе, свою местоблюстительницу в Свято-Успенском Тихвинском мужском монастыре — так называемую Тихвинскую Богородицу «На крылечке».

1.

Поражает красота и гармония совпадений, с которыми сталкиваемся мы, размышляя о Чудотворной иконе Божией Матери Тихвинской.

Чудотворный образ исчез из Влахернского храма за семьдесят лет до захвата Византии турками.

Достаточно определенно можно утверждать, что Чудотворная икона находилась в Тихвинском монастыре вплоть до 1926 года, пока не закрыли Успенский собор.

Этот 1926 год и можно считать годом ухода иконы…

И вот если мы перенесемся на семьдесят лет назад, в 1856 год, то обнаружим там одно крайне любопытное событие.

Тихвинский мещанин Александр Боровской, страдавший эпилепсией и болезнью ног, получил излечение от иконы Тихвинской Богоматери «На крылечке».

Тогда и была выстроена «над крылечком» часовня по проекту Н. А. Бенуа.

И было все это за семьдесят лет до страшного 1926 года…

Ну, а в 1944 году, когда началась перевозка иконы Тихвинской Божией Матери через Ригу в Германию, а потом в Америку, в самом Тихвине удалось зарегистрировать церковную общину.

И передали этой общине «в бесплатное пользование» как раз эту самую монастырскую часовню «На крылечке». Здесь и был освящен престол во имя иконы Тихвинской Божией Матери…

И, конечно, можно назвать это простым совпадением, но именно через семьдесят лет после того, как солдаты выгнали из монастыря последних монахов, и в мутноватой полутьме советской действительности пропала сама Чудотворная икона, в церкви «На крылечке» начали служить иноки вновь воссозданного Тихвинского монастыря…

30 апреля 1995 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн в своей резиденции на Каменном острове перед образом Тихвинской Божией Матери благословил иеромонахов Валаамского монастыря Александра (Гордеева) и Феофана (Краснова) возобновить Тихвинский Богородичный Успенский монастырь.

2.

Не менее символично и другое совпадение.

Мы уже отмечали, что в 1928 году, когда красноармейцы выгоняли последних монахов из Свято-Успенского Тихвинского монастыря, в роддоме на территории обители родился Александр Гордеев, которому суждено будет стать первым игуменом возрожденного Свято-Успенского Тихвинского мужского монастыря…

Детство его прошло на погосте Сенно, из окрестностей которого при Василии III Иоанновиче возили в Тихвин известняк для строительства Успенского собора. Здесь, в Сенно, служил в храме дед Александра Гордеева, здесь и воцерковлялся будущий настоятель Тихвинского монастыря…

Сам он офицер, военный летчик.

Когда вышел в отставку, работал в музее «Исаакиевский собор», потом принял постриг на Валааме, а 16 июля 1995 года Постановлением Священного Синода назначен настоятелем Свято-Успенского Тихвинского монастыря.


Помню, когда я первый раз увидел на службе эту монастырскую братию, защемило сердце. Никак не соответствовала численность ее размерам монастыря, объему предстоящей монахам работы.

Но шла служба, неторопливо, обстоятельно расспрашивая каждого, вел исповедь настоятель. И хотя порою в молитвы врывалась доносящаяся с расположенного рядом с церковью катка: «Девочка! Девочка! Я тебя хочу!» — нынешняя, бесстыдно-разухабистая музыка, но стоящие в церкви, казалось, и не слышали ничего, молитвенно-отрешенными были их лица.

И в этой неспешности исповеди, когда, казалось бы, можно и поторопиться, поскольку кругом одни неотложные дела, и в этой молитве, перекричать которую не мог радиорупор, ощущались неколебимая твердость и бесстрашие.

Помню, что тогда меня удивило спокойствие, с которым отец Александр (Гордеев) говорил и про разухабистую музыку, и про оскверненное монастырское кладбище. Не было в нем никакого раздражения, все время отец Александр улыбался — яркому солнцу, моим вопросам, мальчишке, пристроившемуся к нам и время от времени встревавшему в разговор со своими рассказами.

Отгадка была в словах, сказанных о пожилом настоятеле соминским священником отцом Геннадием Беловоловым: «Бог дал, что у него нет памяти на зло». Наверное, это беспамятство на зло и помогало отцу Александру в возрождении обители…

3.

Возрождение Тихвинского монастыря дало новый толчок разговорам о судьбе самой иконы. Я всегда удивлялся, насколько схожи эти разговоры с беседами, что пять столетий назад вел Константинопольский патриарх с новгородскими купцами, рассказывая об исчезнувшей из Влахернского храма иконе.

Помню, как с улыбкой «беспамятства на зло» рассказал мне отец Александр и о полученном им от бывшего настоятеля чикагского кафедрального собора, протоиерея Сергия Гарклавса письме… Нынешний хранитель Святыни поздравлял отца Александра с Пасхой и звал к себе в Америку, вместе помолиться перед иконой.

Отец Александр внимательно наблюдал за мною, пока я читал это письмо…

Что тут можно было сказать?

Тихвинская икона Божией Матери сама выбрала себе место.

И мы видим, что теперь, не взирая на все своеволия и не вполне объяснимые с православной и патриотической точки зрения действия персонажей этой истории, икона возвращается. И возвращается она так, чтобы вернуться не в музейный плен и даже не в какой-то другой пусть и весьма почитаемый храм, а именно в Тихвинский монастырь.

Чудесным было появление в России иконы, возвестившей благую весть…

Таинственным было исчезновение ее, когда ворвалась в монастырь сатанинская мерзость запустения…

Икона всегда странствовала, переносясь с одного места на другое, свободно пересекая границы между государствами и континентами.

Таинственным и непостижимым должно стать и возвращение Тихвинской иконы. Ясно, что это произойдет, когда мы будем готовы к этому, когда начнем преодолевать мерзость запустения не только в восстанавливаемых монастырях и храмах, но и в своих душах…

И тогда, как новая благая весть об этом, снова засияет небесный свет, и мы, подобно ладожским рыбакам в 1383 году, увидим плывущую «по воздусем» икону…


V. ОЗЕРО, ГДЕ ИСПОЛНЯЮТСЯ МОЛИТВЫ

Непостижимая молитвенная тайна — в основании северных монастырей Руси…

Всего пятнадцать верст разделяют обитель, основанную святым Антонием Дымским, и монастырь, который основала на берегу Тихвинки сама Чудотворная икона Божией Матери.

1.

Мы уже говорили, что восемь столетий назад пришел на берег овального, похожего на пасхальное яйцо, Дымского озера ученик преподобного Варлаама Хутынского — Антоний.

Поразительно и непостижимо, но — сопоставляя исторические факты, мы видим это! — молитва преподобного Антония Дымского не воспринималась только как его частное дело.

Когда вокруг кельи преподобного отшельника начала собираться братия, с общего согласия решено было письменно просить Великого князя Александра Ярославича Невского, чтобы он пожаловал грамоту на создание монастыря.

Святой благоверный князь Александр Невский дал такую грамоту и тем самым благословил молитвенный труд преподобного и его учеников.

Тогда и был устроен на Дымском озере монастырь…

Как повествует житие преподобного Антония, он преставился на 67 году жизни, и 24 июня (7 июля) 1273 года его тело было положено в устроенной им церкви преподобного Антония Великого…

И еще 110 лет продолжала звучать над Дымским озером молитва, прежде чем остановилась на намоленной Антонием и его учениками земле Тихвинская икона Божией Матери…

Интересно, что накануне появления на Руси Тихвинской иконы перестраивали церковь и открыли могилу преподобного Антония. И хотя и прошло более ста лет, но тело святого не тронул тлен, оно оставалось таким же, как в те времена, когда начинал преподобный свою молитву на Дымском озере…

Было это в 1370 году, в дни княжения святого князя Димитрия Иоанновича Донского.

Мощи преподобного Антония были захоронены вновь в 1409 году, во время набега татар на новгородские волости. Опасаясь надругательства, братия опустила раку с мощами Антония в землю, сверху была положена каменная плита и насыпана земля.

В 1611 году монастырь разорили шведы. Ну, а третье разорение обители провели большевики.

Для разгона монахов сюда был послан броневик с солдатами.

Расстреляв монахов и разрушив в монастыре храмы, новые разорители еще и переименовали обитель, глумливо назвав новый населенный пункт «Красным броневиком», а в опустевших зданиях монастыря расположилась тогда психиатрическая больница…

В дальнейшем территория монастыря была передана бокситогорскому комбинату «Глинозем», и в гостиничном корпусе для паломников разместился заводской санаторий-профилакторий.

2.

Непостижимая молитвенная тайна — и в нынешнем возрождении монастырей России…

Дивная духовная взаимосвязь прослеживается в обстоятельствах рождения Тихвинского и Антониво-Дымского монастырей. Но и в восстановлении этих обителей в наши дни тоже много чудесности и непостижимого Промысла Божия.

Создание Антониево-Дымской обители предваряло по истории рождение Тихвинского Успенского монастыря. И хотя никто не подгадывал, но получилось так, что и возрождение их шло в том же порядке.

23 апреля 1995 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн подписал Устав и дал благословение на оформление документов для возобновления Тихвинского монастыря…

А возрождение Дымской обители началось чуть раньше.

В 1994 году возле камня на Дымском озере, на котором молился преподобный, установили крест. Крест от монастыря к озеру несли той самой дорогой, которой в старину совершался традиционный крестный ход.

Этот крест и стал первой святыней будущего возрожденного монастыря, символизируя то, что опять начало монастырю положил святой камень Антония Дымского.

Предание утверждает, что еще при жизни преподобного Антония сам благоверный князь Александр Невский приезжал в Дымскую обитель, купался в озере и исцелился от ревматизма.

И теперь, на летнего Антония, на берегу Дымского озера служат акафист преподобному, а после плывут к камню с крестом… Считается, что если трижды оплыть вокруг камня, исполнится твоя молитва.

7 июля здесь собирается особенно много народа. Длинная вереница машин и «Икарусов» выстраивается у въезда в монастырь. Возле креста, на берегу, празднично толпятся сотни людей.

Чудесна и непостижима географическая близость монастыря преподобного Антония Дымского и монастыря, основанного самой Тихвинской иконой Пресвятой Богородицы.

Но не менее чудесна и близость главных монастырских праздников в календарном времени. 7 июля празднуется Антоний-летний, а через два дня — праздник иконы Тихвинской Божьей Матери.

3.

Мы говорили, что в 1370 году накануне появления на Руси Тихвинской иконы произошло первое обретение мощей преподобного Антония…

В мае 2001 года новый настоятель Тихвинского монастыря игумен Евфимий (Шашорин) подал митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру прошение благословить проведение археологических исследований на территории Антониево-Дымского монастыря.

Благословение было получено, и вскоре начались работы.

Тогда и были обретены во второй раз мощи преподобного.

Научная экспертиза подтвердила это, поскольку мощи вполне соответствовали историческим документам. Впрочем, не только выводы экспертизы подтверждали подлинность обретенных мощей.

— Люди сами слышат, что это мощи… - рассказывал мне монастырский резчик Петр Григорьевич Кильдеев. — Мне сказали, подержи. Я поднял их на руки, и все клеточки во мне задрожали…

Мощи преподобного Антония Дымского были перенесены в Успенский собор Тихвинского Богородично-Успенского монастыря, где они почивают сейчас в деревянной раке, в ожидании второго появления здесь Тихвинской иконы Божией Матери.


VI. «С ЭТИМ ОБРАЗОМ БЛАГОДАТЬ МОЯ И СИЛА»

9 июля 1997 г. в Успенском соборе монастыря состоялось первое архиерейское богослужение, которое возглавил Его Высокопреосвященство митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир.

Сослужил митрополиту новый настоятель Тихвинского монастыря игумен Евфимий (Шашорин), сменивший на этом посту престарелого отца Александра (Гордеева).

1.

Он молод. Ему нет еще и тридцати лет и биография его — типичная для молодого человека. В юности занимался спортом, плавал за сборную Азербайджана, потом учился в Ростове-на-Дону.

Там и произошло его обращение.

Евгений — мирское имя отца Евфимия — решил посвятить свою жизнь Богу и уйти в монастырь.

Было ему тогда всего двадцать лет.

Благословение на постриг дал старец Кирилл (Павлов) из Троице-Сергиевой Лавры.

Чуть больше десяти лет занимает монашеская биография отца Евфимия, но это треть его жизни, и за спиною молодого игумена — основанный по благословению митрополита Владимира Старочеркасский Донской монастырь.

Затем был создан десятый в Санкт-Петербургской епархии Иоанно-Богословский монастырь на озере Череменец, и только после этого последовало назначение в Тихвин.

Конечно, можно говорить о молодости игумена, но ведь и дела, которые предстояло совершить в Тихвинском монастыре, требовали сил и энергии, которые только у молодого человека и могут найтись.

И есть, есть некая символика в этой смене настоятелей.

Отец Александр (Гордеев), как мы уже говорили, до своего вступления в монастырь успел заработать себе пенсию. Отец Евфимий (Шашорин) принял постриг, едва успев закончить школу.

С разных концов своих жизней взялись они за возрождение великой северной святыни, взялись за дело, которое, бесспорно, и является самым главным для них…

А возраст что?

Монашеский стаж у отца Евфимия такой же, как и у прежнего настоятеля…

— Даст Бог, — говорил на проповеди игумен Евфимий, — сподобимся уже скоро пред чудотворным Тихвинским образом Богоматери возблагодарить всемилостивое Ее попечение о нашем Отечестве…

И так это было сказано, с такой силой, что ясно стало — возвращение Чудотворной иконы Божией Матери Тихвинской не просто слова, а воздух, в котором и будет совершаться вся монастырская жизнь.

Разумеется, и при отце Александре (Гордееве) насельники Тихвинского монастыря жили в молитвенном ожидании чуда возвращения иконы, но теперь ожидание возвращения стало более спокойным и уверенным.

Уверенность эта чувствовалась во всем.

И в лицах людей, которые пришли на литургию и едва вместились в церкви «На крылечке». И в Крестном ходе, когда с иконами и хоругвями прошли мы вокруг монастыря, и никакая музыка не играла на стадионе, никто не прогуливал собак, и только из музейных корпусов торопливо и как будто испуганно выглядывали музейные служительницы.

Бояться им было нечего. Шли ведь мы Крестным ходом с пением молитв, восславляя силу Божию и милость Царицы Небесной.

Впрочем, для кого-то, наверное, это самое страшное… Неспешно, с хоругвями и иконами двигался Крестный ход, а вокруг — то тут, то там, словно разбегаясь, мелькали редкие лица людей, не пожелавших присоединиться к шествию. И, конечно, не мощь нашего не такого уж и многочисленного Крестного хода пугала их, а ощущение ликующего, словно бы разлитого и на лицах людей, и на монастырских строениях, ожидания…

2.

С Божьей помощью игумену Евфимию с братией удалось за минувшие годы переломить ситуацию, удалось утвердить монастырь в отобранных у монастыря строениях, удалось оттеснить атеистическую тьму от места, избранного для своего пребывания Чудотворной иконой Божией Матери Тихвинской.

Говоря о подготовке Тихвинского монастыря к возвращению в него Чудотворной Тихвинской Иконы Божией Матери, нельзя не упомянуть об отношении к этой проблеме и наших областных губернаторов.

За последние пятнадцать лет в Ленинградской области сменились три губернатора. Александр Беляков, Вадим Густав, Валерий Сердюков…

Смена эта происходила в результате жестких, бескомпромиссных, а порою и драматичных выборов — и Александр Беляков, и Вадим Густав, и Валерий Сердюков слишком разные по своему опыту и своим взглядам руководители.

Но хотя менялись команды управленцев, менялись приоритеты и подходы к решению проблем, отношение к вопросу возвращения Тихвинской иконы со стороны губернаторов всегда оставалось доброжелательным и если и менялось с годами, то только в лучшую сторону.

Показательным в этом смысле был «Круглый стол», который в 2001 году прошел в Тихвинском монастыре и в котором участвовали монахи, работники правительства Ленинградской области, представители общественности.

Хотя участники и отмечали недостаточность финансирования (в бюджете области на 2001 года был заложен всего один миллион рублей на восстановление монастыря, а на реставрацию только Успенского собора требовалось 2,5 миллиона долларов), но деньгами разговор не ограничивался.

«Очень важно сейчас привлечь внимание людей, чтобы монастырь обретал сторонников, готовых сделать все возможное для его восстановления, — продолжил эту мысль и сам игумен Евфимий. — Не лишним будет помнить, какое огромное значение это имеет и для области, ее духовного и экономического возрождения. В современной истории российского государства древний образ мог бы воплотить в себе новое звучание — стать символом духовного и национального единения народов, живущих на Северо-Западе Руси».

Вытеснение атеистической тьмы из Тихвинского монастыря, разумеется, не может ограничиться строительными работами. И если за годы игуменства Евфимия и не удалось еще полностью предуготовить сердца братии и паствы к встрече Чудотворной иконы Божией Матери Тихвинской, то поселить мысль в необходимости этого предуготовления бесспорно удалось.

«Нашему поколению выпала счастливая возможность быть свидетелями уникального события в новейшей российской истории, когда самая почитаемая на Руси Святыня, духовная, культурная и историческая ценность, возвращается в церковь и будет выполнять своё главное предназначение, призывая людей жить по законам Божьим, отвечающим духу и чаяниям народа страны… - сказал в «Обращении к землякам» глава муниципального образования «Тихвинский район Ленинградской области» Александр Лисин. — Возвращение Святыни будет способствовать возрождению православия, исторических традиций, станет стимулом для проявления гражданской инициативы предприятий, учреждений, общественных организаций и всех жителей города Тихвина. И сегодня наступило то время, когда реальными делами нужно готовить и приближать этот день. Каждый из нас должен быть достоин этой поистине исторической миссии. Пусть наш разум и сердце побудят нас на добрые и полезные дела во имя нашего любимого Тихвина — «Дома Богоматери».

Мы привели эти слова не только потому, то они могут служить образцом отношения главы администрации к возвращению, возрождению и утверждению православных святынь, но еще и потому, что они сами являются результатом этого православного возрождения.

Тот свет неземного сияния иконы Божией Матери Тихвинской, что упал в 1383 году на рыбацкие лодки на Ладоге, отчетливо различается и в этих словах.


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

В разное время года — в летнюю жару и трескучие морозы, дождливой осенью и светоносной весною доводилось бывать мне в Тихвинском Свято-Успенском мужском монастыре, но не помню, чтобы когда-нибудь попадал я здесь в плохую погоду.

Вот и опять — теплом и светом наполнен день.

В зелени деревьев на берегу Тихвинки тонут монастырские стены, но высоко вверх над зеленью возносятся огромные купола Успенского собора.

Серо-стальные, они похожи на дирижабли, медленно поднимающиеся в наполненное ликующим светом небо…

В небо того дня, когда Тихвинская икона Божией Матери уже во второй раз в истории нашего Отечества, созданного нашими святыми князьями и нашим православным народом, явилась нам, как благая весть, утверждая приоритет нашего Отечества прежде всего для нас самих — для воцерковленных наших сограждан и людей, еще только ищущих путь к Богу, для капиталистов и для коммунистов, для демократов и для монархистов…

8 июля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru