Русская линия
Литературная газета Сергей Кара-Мурза07.07.2004 

Разруха в умах и в домах

Часто говорят, что главная причина кризиса — разруха в умах. Говорить-то говорят, но особых усилий, чтобы эту разруху преодолеть, пока что не видно. На короткий по историческим меркам момент В. Путин утихомирил волны политической суеты. Нет худа без добра, и наш долг — не растратить этот подаренный нам момент внешней стабильности. И главное наше дело — за это время «починить ум». Я скажу об одной важной неисправности — о повреждении меры.
Овладение числом и мерой — одно из важнейших завоеваний человека. Умение мысленно оперировать с величинами осваивается с трудом, его надо беречь и развивать. Но во время перестройки в мышлении интеллигенции случилась необычная болезнь — утрата расчётливости. Произошла архаизация сознания слоя образованных людей.
А ведь Россия, и царская, и советская, была сложным традиционным обществом в состоянии быстрой модернизации — но без слома своих культурных оснований. В этом хрупком состоянии прослойка европейски образованных людей (интеллигенция) жизненно важна как носитель духа модернизации. Понятно, что откат назад в «навыках мышления» интеллигенции чреват тяжёлым кризисом. Этот откат затронул всех, похвастаться особой устойчивостью некому. Утрата меры наблюдалась в мышлении и левых, и правых, и западников, и патриотов. Важное свойство расчётливости — способность быстро прикинуть в уме порядок величин и оценить, в какую сторону ты при этом ошибаешься.
Когда расчётливость подорвана, сознание людей не отвергает самых абсурдных количественных утверждений, они действуют на него магически. Человек теряет чутьё на ложные количественные данные. Особенно нужно чувство меры в условиях кризиса.
В это время на первый план выходит способность власти, элиты, общества в целом реалистично измерять масштабы возникших перед ними угроз и тех средств, которые есть в наличии для того, чтобы эти угрозы устранить или хотя бы оттянуть «до лучших времён». Здесь тяжёлый ущерб наносит несоизмеримость в умозаключениях, когда мера не соответствует реальности, не позволяет ни понять её, ни разумно воздействовать на неё.
В том кризисе, что поразил сейчас Россию, вышло наоборот — эта способность была не мобилизована, а утрачена. Само это стало одной из причин углубления кризиса. Нагляднее всего это видно в словах и делах власти. Однако эти проявления — лишь внешнее выражение того, что происходит в умах нашей интеллигенции.
Так уж получилось, что вся наша властная верхушка, а также «бизнес-сообщество» — часть интеллигенции. Если уж не о делах, то о словах власти точно можно сказать, что они «подгоняются» под образ мысли интеллигенции. Поэтому заявления ведущих политиков отражают состояние её умов. Здесь просто бросается в глаза утрата способности увидеть несоизмеримость величин, которые сам политик представляет как вполне соизмеримые.
Политик вполне мог бы умолчать о количественной мере (как это делал Ельцин), чтобы несоизмеримость не стала скандально очевидной, но он её не ощущает. И, судя по всему, её не ощущает его аудитория. Вот тема, которую поднял сам Путин в его «телефонном разговоре с народом» 18 декабря 2003 г. Не секрет, что перевод ЖКХ на рыночную основу привёл к тому, что стала быстро расти доля аварийного и ветхого жилья. Путина спросили: «Объясните, пожалуйста, почему государство так много говорит и так и не решило проблему ветхого жилья?»
Ответ президента был: «Проблема накапливалась десятилетиями и не решалась десятилетиями. Может ли она быть решена немедленно? Наверное, нет… А какой выход? Он в развитии ипотечного кредитования». Он даже назвал величину проблемы — 90 млн. кв. м, или 3,1% всего жилого фонда (тут помощники информировали его неточно — это данные на конец 2001 г., а на конец 2003 г. аварийного и ветхого жилья уже было около 140 млн. кв. м).
Уточним обстановку: в 1960 — 1980 гг. проблема ветхого жилья именно решалась, причём самым обычным способом — посредством массового строительства и переселения людей из ветхих жилищ в новые со сносом ветхих домов, а также путём планового капитального ремонта жилого фонда.
Так, доля ветхого жилья держалась на уровне 1% (в 1990 г. 1,3%). Но в ходе реформы жилищное строительство было сокращено в три с половиной раза (373 тыс. квартир в 2001 г. против 1 млн. 312 тыс. в 1987 г.). Кроме того, двенадцать лет почти не вкладывалось денег в капитальный ремонт, так что разрушается и то жильё, которое при нормальном содержании послужило бы ещё не один десяток лет.
Период обновления жилищного фонда страны сменился периодом его деградации. Качественный перелом в процессе старения жилищного фонда произошёл с приходом к власти Путина, после 1999 г. Не по его вине, конечно, просто без ремонта жильё быстро «дозрело» до аварийного состояния.
Разумеется, деградации жилого фонда многие не замечают. На деле масштабы её огромны, она идёт с ускорением и в настоящий момент представляет угрозу общенационального масштаба. Она требует осмысления и ответа. Что же касается аварийных домов, то проблема срочная, так как площадь аварийного жилья в РФ составляет 50 млн. кв. м (в 1,5 раза больше ввода нового жилья).
Из такого жилья власть обязана людей переселить. Каковы же действия власти?
Начата программа «Переселение граждан РФ из ветхого и аварийного жилищного фонда». Её задача — ликвидация до 2010 г. ветхого и аварийного жилого фонда, признанного таковым до 2000 г. На всё это выделено 32 млрд руб., из них 60% бюджетные средства, 40% - внебюджетные.

Вдумайтесь в эти величины — всерьёз ли это? Можно ли за 1 млрд. долларов построить 80 млн. кв. м жилья для замены ветхого? По средним ценам в РФ можно построить лишь 2 млн. кв. м. Как это понимать?
Ведь масштабы проблемы и выделяемые средства совершенно несоизмеримы. Может, власть будет строить не дома, а бараки? К тому же как хитро — обещают заменить жильё, учтённое в качестве ветхого до 2000 г. А с тех пор объём ветхого жилья прирастёт ещё на 250 млн. кв. м, если его прирост удастся остановить на уровне прироста 2003 г. И заметьте, телевидение уже трещит, что в 2010 г. «в РФ не будет ветхого жилья».
9 — 11 февраля 2004 г. Госстрой России, Министерство жилищного строительства и городского развития США и Всемирный банк провели в г. Дубна международный семинар «Жилищное финансирование, ипотечное жилищное кредитование». В пресс-релизе указано: «Ветхий и аварийный фонд ежегодно растёт на 40%». (Там же сказано: «Около 6% населения имеют возможность приобретать жильё по классической ипотечной схеме». Запомним эту цифру!) Рост на 40% в год — прикиньте, сколько это будет в 2010 г.
И ведь такая несоизмеримость — по всем городам РФ. Вот вести с мест. «Аварийный жилфонд Самары 135,2 тыс. кв. метров. В результате реализации программы (к концу 2010 года) будет ликвидировано 23,2 тыс. кв. метров аварийного жилфонда».
Что же это за программа? Ликвидируют 1/6 часть от уровня 2000 г., а за это время аварийный фонд ещё вырастет в несколько раз.
Вот Саратов: ветхий и аварийный жилфонд 1,5 млн. кв. м. На программу расселения выделено 7,6 млн руб. По данным мэрии, «чтобы решить проблему „падающих домов“, необходимо 380 — 420 млн руб. в год».
Так проблему надо решить или не надо? Ведь выделена 1/50 доля необходимых средств! Разве это можно назвать «государственной программой»?
И что поражает? То, что министры сами называют эти несуразные, несовместимые величины — и хоть бы что! Как будто говорят самые обычные, разумные вещи. А журналисты эти вещи с умным видом записывают в свои блокноты или на видеоплёнку — и тоже хоть бы что, пускают их в прессу или в эфир, опять же, как разумные вещи! А люди точно так же читают или смотрят — и не замечают этой несуразицы. Да как же может Россия уцелеть при таком состоянии умов?!
Известно: дома требуют ремонта, а без него становятся «ветхими и аварийными». На ремонт денег не выделяют. Пресса бесстрастно сообщает, что на Всероссийском совещании председатель Госстроя Н. Кошман отметил: «При нормативной потребности в капитальном ремонте 4 — 5% за год в Ульяновской области отремонтировано лишь 0,04% государственного и муниципального жилищного фонда, в Удмуртской Республике, Алтайском крае, Кировской и Самарской областях — 0,1%, в Сахалинской и Ярославской областях — 0,2%».

На что же рассчитывает государство Российская Федерация? Ведь оно явно не способно управиться с собственным хозяйством — и подвергает риску жизнь миллионов граждан. А что дальше? Кошман говорил, что «задержка с проведением реконструкции ещё на 10 — 15 лет приведёт к сносу в некоторых городах России до 20% существующей жилой застройки». И это нам сказал министр, несущий ответственность за этот самый ремонт! А куда денутся 20% жителей, дома которых будут снесены? Ведь это сценарий техносферной войны, которую правительство ведёт против населения.
Очевидно, что эта проблема по-разному ложится на плечи разных социальных групп — здесь идёт не такое видимое, но более глубокое расслоение народа, чем по доходам. Приходит в негодность жилой фонд обедневшей части, а новые квартиры покупают исключительно представители зажиточного меньшинства. Это разделение абсолютно. Как же представляют власти переселение людей из аварийных домов?
Вот сообщение прессы: «В Госстрое готовятся предложения, направленные на ускорение темпов переселения. Смысл предложений в том, чтобы очередники, живущие в ветхих домах, получали новое жильё только в обмен на старое и с доплатой. «Доплатить придётся разницу между стоимостью старой квартиры и новой», — пояснил замглавы Госстроя Л. Чернышов. В Госстрое уверены, что население способно расплатиться за новые квартиры. «В Минтруде посчитали, что у половины семей есть автомобиль и иностранная бытовая техника», — говорит Чернышов.
Как хотите, но это или издевательство, или идиотизм. Неизвестно, что хуже. Ведь логика бредовая с начала до конца. У моего соседа есть автомобиль — значит, я могу расплатиться за новую квартиру! Если у соседа есть автомобиль и импортный пылесос, из этого не следует, что даже и он сам может заплатить за квартиру, ибо автомобилю его красная цена 500 долларов, а квартире — 50 тысяч, то есть она в 100 раз дороже его «жигулёнка».

Вернёмся теперь к тому совету, что дал жильцам ветхих домов президент — использовать ипотечное кредитование, то есть строить жильё за свой счёт, взяв в банке кредит под залог квартиры. Адекватный ли это ответ? Нет, он нереалистичен — в нём содержится острая несоизмеримость. Нельзя за счёт ипотеки мобилизовать средства, соизмеримые масштабам проблемы. Таких денег и у банков нет.
К тому же в ветхих домах проживают бедняки, которым банки кредита не дают. Вот сводка с совещания, проведённого под руководством вице-премьера: «Сейчас денег у населения нет, а ипотечные кредиты получить не так просто. Нужен весьма приличный легальный ежемесячный доход (800 — 1000 долларов), от которого прямо зависит размер предоставляемого кредита. Проценты высоки — 10 — 15% годовых, и процедура оформления не так-то проста. Банки не дают ипотечных кредитов на начальной стадии строительства — ведь предмета залога не существует». Доход на члена семьи 800 — 1000 долл. в месяц — вот кому доступна ипотека. Но такие люди не живут в ветхих домах. А те, кто живёт, имеет доход 50 долл. на человека — в лучшем случае!

Понимают ли это министры? Понимают — только ясно выразить боятся. Вчитайтесь в сумбурное и лишённое логики, но в главном верное высказывание председателя Госстроя РФ Кошмана:
«Что касается социального жилья, то у нас есть программа «Жилище"… Но мы не можем вытянуть всю лавину, потому что идёт старение жилья. Например, в этом году в состояние ветхого и аварийного жилья перешло 22 миллиона квадратных метров — то есть 7 миллионов мы как бы компенсировали, а ещё 15 осталось… Поэтому вопрос будущего — это ипотечное строительство… Но как быть с самым многочисленным слоем бюджетников — учителями, врачами, пенсионерами, имеющими строго фиксированную ставку, которые не осилят первоначальный взнос в размере 30%? В этом году мы должны запустить ипотеку, потому что год не решаем проблему, а за это время стареет котельная, трубы, оборудование, всё, что необходимо для развития ипотеки, — поэтому мы усложняем положение, затягивая процесс. А через год-два вообще всё может рухнуть, это реальность».
Что здесь главное? Прежде всего ход старения жилья, который Кошман определил словом лавина. Государство от этой проблемы уходит и предлагает гражданам строить жильё за свой счёт. Далее сам же министр признаёт, что «самый многочисленный слой» не осилит даже первого взноса, (как будто оплату 70% квартиры они осилят). И какой же вывод? Вывод такой, что «мы должны запустить ипотеку» срочно, уже в этом году, потому что «через год-два вообще всё может рухнуть». И после этих шизофренических заклинаний министра нам говорят, что экономика РФ находится в расцвете и ВВП вот-вот подскочит вдвое. Что же тогда означает выражение «через год-два вообще всё может рухнуть, это реальность»?
Вообще видение проблемы ЖКХ у нашей власти представляет собой мозаику величин, совершенно несоизмеримых между собой. Как будто все инструменты меры испорчены. На головы обывателей льётся непрерывный ручеёк утверждений, в которых концы одних величин никак не вяжутся с концами других.
И ничего! Никто этого как будто не замечает. И дело не в частных проблемах. Надо нам настроиться так, чтобы за каждым таким случаем мы видели поломку нашего национального сознания и думали над тем, как её исправить.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru