Русская линия
Во славу Родины Анатолий Гурин22.06.2004 

«Сражаться нужно, как русские пограничники»
- призывал своих солдат в июне 1941-го немецкий офицер

При въезде в заповедник «Беловежская Пуща» справа от дороги напротив музея стоит памятник. На постаменте — воин, лежащий за символическим пулеметом. У подножия — настоящий «максим» и надпись: «Товарищ! Обнажи голову и поклонись почтенно этому месту памяти трех советских солдат, павших в бою с фашистами 27 июня 1941 г. в 612 квартале Беловежской пущи».

Кто они, безымянные герои, в чью честь на видном месте, мимо которого ни пройти, ни проехать, поставлен памятник? Какой подвиг они совершили?

В одном журнале недавно прочел статью «Немецкий обелиск пограничной доблести и чести». Авторы, ссылаясь на ветерана Великой Отечественной войны Василия Вечерского, рассказывают захватывающую историю. Суть ее такова. В один из первых дней войны недалеко от села Каменюки два отважных воина-пограничника (один из которых — лейтенант Матвей Апонасенко) совершили дерзкую акцию — вступили в бой с целой мотоколонной немецких захватчиков.

Многих гитлеровцев уничтожили тогда пулеметчики, но и сами погибли. Немецкий офицер, пораженный мужеством противника, якобы приказал затем похоронить пограничников со всеми воинскими почестями и даже… возвести в их честь скромный обелиск, увенчанный пятиконечной звездой. Тогда же, как утверждают авторы, и надпись там появилась: «Прохожий! Обнажи голову и почти минутой молчания память двух храбрых пограничников-пулеметчиков».

…О том, что немецкие офицеры (особенно в начале войны) могли себе позволить похвалу достойно сопротивлявшимся советским воинам, я уже слышал. Так, широкую огласку получил факт, когда гитлеровцы разрешили достойно похоронить пограничника Алексея Новикова, который фактически в одиночку, укрывшись в дупле могучего дуба, в течение суток не давал врагу форсировать Западный Буг на своем участке. По рассказам очевидцев, немецкий офицер собрал затем подчиненных и, указывая на погибшего, сказал: дескать, если будете воевать, как он, победа будет нашей. Провел, так сказать, воспитательное мероприятие.

Вполне вероятно, что именно так и было — и речи произносили, и хоронили иногда достойно, но чтобы фашисты поставили советским воинам обелиск, да еще со звездой… Верилось с большим трудом.

…В журнальной публикации упоминался еще один человек, Владимир Романов — бывший директор заповедника, ныне живущий в Минске. Может быть, он что-то знает? Выслушав, с чем я к нему пожаловал, профессор, доктор сельскохозяйственных наук Владимир Романов, руководивший заповедником с 1957-го по 1967 год, задумчиво произнес: — Я вам вот что скажу, молодой человек, с тех пор много лет прошло, историю эту из уст в уста передавали десятки, сотни человек. И ничего удивительного, что она постепенно обрастала все новыми и новыми подробностями, превратившись в легенду… Ничуть не претендуя на истину, расскажу, что известно мне.

Там действительно на второй или третий день войны был жаркий бой. В пуще, возле самой границы, проходила дорога, по которой двигалась колонна фрицев. В одном месте (его там Кривуном зовут) дорога круто поворачивает. Здесь-то пограничники, укрывшись в густом ельнике, и устроили засаду. Трое их было, не двое. Офицер (вроде бы лейтенант, фамилии не помню, врать не стану), воинского звания второго героя не знаю, а третьим был паренек лет четырнадцати. Точно не деревенский, из заставских.

Они ведь могли и не вступать с фашистами в бой (уж слишком неравными были силы). Пропустили бы мимо себя колонну, отсиделись бы тихонько… Но не той закваски были люди. Не могли они позволить врагу безнаказанно топтать сапожищами нашу землю.

По рассказам местных жителей, которых гитлеровцы затем согнали трупы хоронить, отважные пулеметчики успели отправить на тот свет больше сотни немецких солдат и офицеров, прежде чем фашисты разобрались, откуда стрельба ведется. Потом немцы просто выкатили вперед пушку…

Подъехавший позже немецкий офицер разрешил селянам похоронить троицу мужественных пограничников (пацан, по сути, тоже на границе служил, защищал ее). Уложили их в могилу вместе с покореженным «максимом».

И вроде бы тот офицер действительно произнес перед солдатами речь, смысл которой сводился к следующему: смотрите и учитесь, как нужно защищать свою землю, как нужно биться за свою идею.

Обелисков тогда никто, конечно, не ставил. Это точно.

…В 1956 году в Белоруссии проводилась широкая акция по приведению в порядок мест захоронений советских воинов. Было принято решение перенести останки погибших у Кривуна к самому въезду в пущу. Чтобы все видели, знали и помнили.

— А пулемет завхоз заповедника Григорий Волчок, — продолжил рассказ профессор, — отнес на склад. Обелиска со звездой тогда еще не было. Его при мне ставили, в пятьдесят седьмом. С этим пулеметом тоже целая история приключилась. Узнали о нем как-то в Москве и отправили в пущу гонца — сотрудника музея Вооруженных Сил СССР, чтобы забрать столь ценный экспонат себе.

Однако пока гость общался с тогдашним директором «Беловежской Пущи» Сергеем Данауровым, завхоз (сам, кстати, фронтовик), смекнув, что к чему, вытащил «максим», приволок мешок цемента и… вмуровал пулемет на невысокий постамент. Диалог, который состоялся у него затем с директором, был примерно следующий:

— Там у тебя пулемет есть…

— Есть, — невозмутимо ответил Григорий.

— Можешь показать? — Отчего же, могу. И привел прямехонько к могиле пограничников… В общем, уехал тогда москвич в белокаменную ни с чем. А пулемет благодаря дяде Грише так и остался в пуще. К слову, именно Григорий Волчок и придумал вот такую надпись: «Обнажите головы! Здесь покоятся вечным сном герои Великой Отечественной войны — пулеметный расчет советских пограничников, стоявших на пути немецко-фашистских захватчиков 23 июня 1941 г. Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость Родины». Я лишь немного отредактировал ее.

…Позже на месте обелиска появилась скульптура пулеметчика. Ее, правда, планировали в Брестской крепости поставить, но она в общий ансамбль не вписалась. Тогда вспомнили о памятнике в Беловежской Пуще. Получилось символично: защитники цитадели как бы породнились с ребятами, которые в пуще полегли.

Вот только надпись у подножия изменилась. Теперь о пограничниках не говорится. Безлико получилось. Да и с датой напутали. И ничто не указывает, что здесь не просто памятное место, а могила. А мне кажется, важно было сохранить упоминание о том, что именно пограничники лежат в этой могиле, и кратко описать их подвиг. Для наглядности и достоверности. Впрочем, не настаиваю — важно, что о мужестве защитников Отчизны продолжают вспоминать. Пускай даже в виде легенд, — закончил рассказ Владимир Романов.

* * *

Если вам доведется побывать в Беловежской Пуще — обязательно подойдите к памятнику, где на постаменте застыл пулеметчик.

Поклонитесь тем, кто лежит в той могиле. Они этого достойны!

8 апреля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru