Русская линия
Вера-Эском Евгений Суворов15.06.2004 

Слава Тебе, показавшему нам свет!

Неожиданно большой читательский отклик вызвало письмо Александра Романова из г. Кизела Пермской области, опубликованное в N 459 «Веры» в рубрике «Просьбы о помощи». Александр обратился через газету к читателям с просьбой прислать ему полный текст акафиста «Слава Богу за все». «Однажды, просматривая энциклопедию „Религии мира“, — пишет он, — я наткнулся на акафист, прославляющий Господа, полный любви и нежности. В коротенькой заметочке сказано, что написал его один священник, находясь в сталинских лагерях, и многие заключенные знали его наизусть. К сожалению, акафист был напечатан не полностью…»

На его письмо откликнулись десятки читателей. Они написали не только автору письма, но и в редакцию, прислав текст любимого акафиста в виде отдельных книжечек с его ксерокопией. Раба Божия Александра из Уржума переписала акафист от руки, несмотря на то, что у нее болят глаза. «Врачи не советуют мне напрягать глаза, чтобы совсем не потерять зрение, но я пишу большими буквами, — пишет она. — Мне Господь помогает, потому что видит, что я читаю только духовное, поэтому зрение резко не падает. У меня большая духовная библиотека, много акафистов. Вот и вам я написала акафист „Слава Богу за все“. Только простите за ошибки. Вроде старалась, но у меня зрение -9, а из-за катаракты очки не дают, поэтому пишу и читаю без очков».

Раба Божия Лидия, выславшая акафист отдельной брошюрой, вышедшей в издательстве «Сатис» в 1999 году, пишет: «Посылаю вам акафист „Слава Богу за все“, автором которого является „московский Златоуст“ митрополит Трифон (Туркестанов), а не священник, который находился в сталинских лагерях. Вероятно, он тоже любил этот акафист, знал его наизусть и делился с другими заключенными. Можно только представить, какую радость он дарил этим людям. Это мой любимый акафист. Он просто потрясает красотой и силой любви и благодарности Богу за все, что сотворил Господь по Своему бесконечному милосердию к нам, грешным, даже в этом материальном мире, где мы только странники. Что же тогда увидят праведники в Царствии Небесном?»

14 июня исполняется 70 лет со дня блаженной кончины автора акафиста, митрополита Трифона (Туркестанова). Благодарственный акафист «Слава Богу за все» был написал им в послереволюционные годы, когда Церковь испытывала яростные гонения, и сам владыка был преследуем безбожной властью. Он терпел лишения и скорби, живя у своих духовных чад в Москве и переезжая с квартиры на квартиру.

Родился будущий владыка Трифон (в миру князь Борис Петрович Туркестанов) 29 ноября 1861 года в Москве. Предки его по отцовской линии были родом из Грузии. Переехали в Россию при Петре I. Его отец, князь Петр Николаевич Туркестанов (1830−1891), отличался тонким умом и мягким сердцем, глубокой религиозностью. Мать, Варвара Александровна (урожденная Нарышкина), была племянницей игумении Марии (Тучковой) — основательницы Спасо-Бородинского монастыря. Она тоже отличалась большой набожностью, ее пленяло все возвышенное и прекрасное.

В семье князей Туркестановых было шестеро детей. Зимой семья жила в Москве, а летом в старинном подмосковном имении Говорово. Весь семейный уклад был подчинен размеренному строю церковной жизни с чередой постов, говений, паломничеств и праздничных торжеств. С малых лет будущий владыка алтарничал, пел на клиросе, познавая дивную красоту и глубину богослужения.

После окончания гимназии, а затем историко-филологического факультета Московского университета 23-летний князь Борис Туркестанов поступил послушником в Оптину пустынь. Еще в младенчестве маленький Боря смертельно заболел. Врачи потеряли всякую надежду на его выздоровление. Мать ходила в церковь Святого мученика Трифона и молилась об исцелении сына, обещая после выздоровления посвятить его Богу и, если сын сподобится монашеского чина, дать ему имя Трифон. Когда сын выздоровел, Варвара Александровна повезла его в Оптину пустынь к прославленному на всю Россию старцу Амвросию. Встречая их, старец неожиданно сказал стоявшему перед ним народу: «Пропустите архиерея с матерью».

В 1888 году князь Туркестанов был командирован из Оптиной пустыни учительствовать на Северный Кавказ в Александровское духовное училище. На следующий год 31 декабря в церкви Тифлисской духовной семинарии он принял постриг в монашество с именем мученика Трифона. В 1891 году по благословению старца Амвросия иеромонах Трифон поступил в Московскую духовную академию. Во время учебы избрал нелегкое послушание священника в пересыльной тюрьме Сергиева Посада. После окончания академии был инспектором Духовного училища при Донском монастыре, ректором Вифанской, а затем Московской духовных семинарий.

1 июля 1901 года в Кремлевском Успенском соборе архимадрит Трифон был рукоположен во епископа Дмитровского, викария Московской епархии. В тот день известный своими духовными дарованиями протоиерей Валентин Амфитеатров, служа в Архангельском соборе, обратился к молящимся с такими словами: «В этот час совершается хиротония князя Туркестанова, сына моей духовной дочери княгини Варвары Александровны Туркестановой. Возблагодарим Господа, что к нам с неба спала еще одна светлая звездочка, которая будет светить не только нам, но и всему миру».

Епископ Трифон совершал строго уставные богослужения и часто проповедовал. Он был глубоко образованным человеком, знал пять языков: греческий, латинский, французский, немецкий и английский. На его службы и проповеди стекалось множество верующих, среди которых немало было представителей научной интеллигенции. За дар слова и яркие проповеди народ прозвал владыку Трифона «московским Златоустом». А за любовь к простому народу и ранние службы он получил второе, не менее лестное в народе прозвище — кухаркин архиерей.

В его службах торжественность и красота сочетались с внутренней сосредоточенностью и умилением. В храме стояла такая благоговейная тишина, что никто даже не решался заговорить шепотом. Глубокая молитвенная настроенность святителя передавалась всем, и бывало, что народ молился со слезами вместе со своим архиереем. Одновременно епископ Трифон не оставлял своих научных трудов.

20 июля 1914 года, в день начала Первой мировой войны, управляющий Московской митрополией Преосвященный Трифон осенил собравшихся иконой явления Божией Матери преподобному Сергию Радонежскому, который был написан на доске от гроба преподобного. Этот образ во время войны всегда находился на фронте. Да и сам владыка с первых дней войны добровольцем пошел в действующую армию, где служил полковым священником в пехотном полку.

За проявленную храбрость при совершении богослужений на линии огня и за беседы в окопах с воинами во время боя он был награжден панагией на Георгиевской ленте и орденом святого Александра Невского. На фронте владыка Трифон был контужен и ослеп на один глаз.

Тогда уже в народе владыку почитали как великого архиерея, замечательного проповедника и духоносного старца-подвижника. Святейший Патриарх Тихон любил владыку Трифона и часто служил вместе с ним. В период обновленчества архиепископ Трифон, не колебаясь, оставался верен православию. 14 июля 1931 года на 30-летие своего архиерейского служения он был возведен в сан митрополита.

Перед своей кончиной митрополит Трифон ослеп на оба глаза. Свою последнюю службу совершил в субботу Светлой седмицы, незадолго до своей блаженной кончины. Перед смертью он хотел принять великую схиму, получил даже благословение на это от митрополита Сергия, но не успел. В день смерти он просил своих духовных чад, пришедших проститься с ним, петь пасхальные песнопения, и сам им подпевал. Скончался митрополит Трифон 14 июня 1934 года. Он завещал похоронить себя как простого монаха в клобуке и мантии, без цветов и речей.

Могила митрополита Трифона и поныне является местом почитания православных христиан. А акафист «Слава Богу за все» — этот сладкозвучный и возвышенный гимн любви к Господу — главным памятником его вечной славы.

10 июня 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru