Русская линия
Тверская жизнь Татьяна Маркова18.05.2004 

Поклонимся ребятам у Троицкой церкви

Село Луги. Утро. Самое красивое место, притягивающее взор, — полуразрушенная Троицкая церковь и мемориал погибшим воинам возле нее. В книге андреапольского краеведа Александра Рачеева прочитала об этих местах: «Еще в ХV веке погост Луги среди прочих сел значился как пограничный погост Московского и Литовского княжеств. Здесь стояла старинная деревянная церковь. Каменный храм был возведен в 1764 году и назван Троицкой церковью».

Этот трогающий душу ансамбль, возле которого хочется стоять и думать о вечности, о лучших российских сынах, отдавших жизнь за Родину, хорошо виден из окон средней школы. Сюда мы и зашли, зная точно, что именно в школе нам расскажут о том, какие здесь шли бои, как погибали наши солдаты. Многие годы школа разыскивала свидетелей тех жестоких боев, многих из них уже нет в живых. Но еще живы те, кому той зимой 1942 года было лет по двенадцать. Рассказы бывших пацанов не отражены в исторических хрониках, но это та правда о войне, которая открывается и открывается, часто далекая от победных реляций.

Мы встретились с учителем истории Верой Викторовной Захаровой. Во время Торопецко-Холмской наступательной операции, которая началась утром 9 января 1942 года, бои здесь действительно шли жестокие. Село Луги наши бойцы брали приступом два раза. Вот только один эпизод. Разведка донесла, что в селе Луги расположился на ночлег крупный отряд противника, который намерен задержать наступление нашей армии. Командование дивизии решило захватить врага врасплох, нанести ему удар ночью. В этом бою только пленными наши взяли более 400 вражеских солдат и офицеров.

Особо отличился в те дни экипаж танка 141-го танкового батальона, которым командовал старший лейтенант Гавриил Половченя. Сам Гавриил Антонович рассказывал потом, что перед селом их встретил снеговой вал до трех метров в высоту и 20 метров в ширину, насыпанный жителями окрестных деревень под дулами автоматов. Это было серьезное препятствие. Но вот коридор пробит. Видны церковь и деревенские дома. Немцы встретили танки с десантниками на броне плотным огнем. Всем экипажам велено сбавить ход и не отрываться от пехоты. Не знает о приказе только экипаж Половчени: повреждена рация. Ребята уверены, что сзади идут остальные танки, тридцатьчетверка Половчени набирает скорость.

В самой деревне советский танк явно не ждали. Немцы готовились завтракать, гремели по улице котелками. Наш танк врезался в повозки, машины, кухни, поливая все огнем. На окраине деревни дорогу тридцатьчетверке преградил старик. Половченя выглянул из люка. «Спасите, родные, видите тот дом? Немцы согнали туда 85 человек и хотят спалить!» Танкисты сбили с заколоченных дверей доски и, провожаемые возгласами благодарности за избавление от смерти, устремились дальше, на Андреаполь. Это только один эпизод из героического рейда по тылам врага Героя Советского Союза Гавриила Половчени. О нем писали в газетах, издавали книги. В шестидесятилетнюю годовщину освобождения села Луги от фашистских захватчиков сюда приезжал сын легендарного танкиста. С каким волнением он ходил по здешним дорогам, долго стоял у храма и обелиска погибшим солдатам!

Учителя рассказали нам об одной трагедии, которая произошла в соседней деревне Величково. После яростного натиска наши бойцы выбили немцев из теплых изб. Убегая, они оставили в домах имущество и провиант. Окрыленные победой, наши ребята устроили в деревне праздник с трофейным шнапсом и шоколадом. Стоял мороз, уставшие бойцы быстро сомлели. В четыре утра в избы внезапно ворвались немцы — перебили солдат штыками. И такое тоже было на войне.

Старенькая Луговская школа дышит уютом и теплом. Вера Викторовна попрощалась с нами, она спешила на урок истории. Мы заглянули в приоткрывшуюся дверь. В классе сидели всего два человека. У нынешнего запустения деревни много причин. Но Великая Отечественная сыграла свою роковую роль. Взять только одного бойца, Плаксина Николая Ивановича, похороненного в братской могиле у Троицкой церкви. Ему было всего 21… Если бы он вернулся с войны живым, то в конце сороковых у него народились бы дети. В семидесятых — у этих детей появилось свое потомство. И оно бы сейчас дало новую поросль. Кто знает, может, в классах было бы тесно от ребят…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru