Русская линия
Русская Германия Сергей Дебрер11.05.2004 

Шапка вместо платка
Нижнесаксонский Ландтаг законодательно запретил учителям-мусульманкам приходить на уроки в хиджабе. Но безвыходных ситуаций не бывает

К нескрываемому удовольствию одного из инициаторов такого дополнения в земельном законе о школах — министра по делам религий и образования Бернда Буземанна (Bernd Busemann), — за запрет единогласно проголосовали все депутаты от ХДС, СвДП и абсолютное большинство фракции СДПГ. Против были «зеленые» и два социал-демократа. Принятием этой нормы законодатели Нижней Саксонии фактически предопределили решение Федерального конституционного суда, где в скором времени ожидается рассмотрение апелляции учительницы-мусульманки, уволенной за отказ приходить на занятия без хиджаба.

Туниска Ноура Рошоу из Вольфсбурга уже полтора года конфликтует с директором местной народной школы (Volkshochschule), где она 15 лет преподает арабский язык. Причина конфликта — хиджаб, который она постоянно носит. Вернее сказать — носила. Потому что теперь, как признает Ноура, спорить на эту тему бессмысленно: закон есть закон и в случае неподчинения она потеряет работу.

Неизвестно, есть ли в Тунисе эквивалент русской пословицы «И волки сыты, и овцы целы», но выход из создавшейся ситуации Ноурой был найден. «Разумеется, я шокирована таким решением Ландтага, — говорит она. — Как мне представляется, моя религия — это одно дело, профессия — другое. Однако дискутировать теперь по этому поводу бессмысленно. Работу я терять не хочу — в мои 50 лет найти другое место нереально. Но и ходить с непокрытой головой я, будучи мусульманкой, тоже не могу. Поэтому при исполнении служебных обязанностей я стану заменять хиджаб шапочкой». К аналогичному решению склоняются и будущие учительницы — студентки-мусульманки. Как говорит одна из них — 22-летняя Лилия Заизаа, «вероятней всего, и я буду вынуждена носить шапку. Иначе в профессиональном плане у меня нет будущего».

Самое же грустное во всей этой истории, что мусульманок в хиджабах не берут на работу не только в государственные или муниципальные учреждения. По словам 23-летней Оунс Махоачи и 19-летней Бохры Медини, «достаточно работодателю увидеть, что мы в платках, как сразу же следует вежливый отказ в приеме на любую работу». Изменится ли что-нибудь, если соискательницы станут приходить в головных уборах иного фасона?

10−16 мая 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru