Русская линия
Русский дом Николай Леонов06.05.2004 

Право на будущее

После бесчисленных письменных и устных заклинаний власти о том, что у нас теперь нет никакой дискриминации людей по признакам пола, расы, языка, национальности, религии и т. д., после введения в оборот нового слова «россияне», после ликвидации Министерства по делам национальностей и упразднения в паспорте графы «национальность» казалось, что в России, наконец, восторжествовала философия кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно!». Даже средства массовой информации стали руководствоваться указаниями «внутренней» цензуры — не затрагивать национальный вопрос. Всё! Мы спрятали голову в песок и думаем, что все опасности и заботы исчезли сами собой. В советское время острота межнациональных проблем смягчалась всеобщей социально-экономической уравниловкой, настойчивой пропагандой интернационализма и хорошо осознаваемой угрозой применения насилия со стороны государства в случае нарушения предписанных сверху правил. Действовала политика, ориентированная на достижение всеми бывшими союзными республиками примерно одинакового уровня социально-экономического развития. Центральная Россия и русский народ были основными донорами, питавшими эту политику. Почти все народы, населявшие историческую Россию, принимали эту политику, свидетельством чего было наличие в СССР в конце XX века 74 млн. смешанных браков. Русские никогда не заявляли никаких претензий на свою национальную исключительность. Их называли «старшим братом в семье равных народов» из уважения к их демографическому потенциалу, очевидному научно-техническому превосходству, ресурсным возможностям и той роли, которую русские сыграли в создании и укреплении общего государства. Ведь даже ведущие американские политологи признают, что Россия была не просто государством, а создателем целой славянско-православной цивилизации, охватывавшей огромную территорию от линии Щецин-Триест к востоку до Тихого океана. Сейчас эта цивилизация (одна из шести имеющихся в мире) находится в кризисном состоянии именно из-за геополитической катастрофы, случившейся в России в конце XX века и резкого падения созидательного потенциала русского народа. Поражение СССР в холодной войне ударило прежде всего и сильнее всего именно по русским.

Историческая неприязнь Запада к русским понятна: католическая Европа никогда не простит русских за то, что они в 1612 г. сорвали её планы по духовному освоению России. Французам вовек будет памятно, что именно русские сломали хребет Великой армии Наполеона. Немцы, при всём их демонстрируемом смирении, несут в душе память о взятии русскими в 1945 г. Берлина и последующей почти полувековой оккупации. Русские не были агрессорами, они лишь отбивались от пришлых захватчиков, но страх перед русскими и ненависть к ним стали генетическими на Западе. Не имея своих сил для сокрушения исторической России, политологи и политики на Западе уповали на возможность взрыва её изнутри, на появление новых «лжедмитриев». И, к нашему несчастью, дождались! Горбачев и Ельцин сделали для них подарок, на который у самих западников средств не было.

Критическим пунктом для судьбы русского народа стали Беловежские соглашения 1991 года, когда был ликвидирован Советский Союз. Практически в одночасье радикально изменились условия исторического существования для русского народа. Он внезапно стал разделённым народом. Новые государственные границы рассекли тело русской нации, 25% которой оказались за рубежами. Изменился его политический статус: из «старшего брата» он мгновенно превратился в «оккупанта», виновника всех бед, связывавшихся с советским временем, — от него повсеместно требовали покаяния. Русские, оказавшиеся по ту сторону границы, не имели навыков самоорганизации. Им никогда не приходило в голову, что придётся защищать элементарные права человека и гражданина. Началась беспорядочная миграция в Россию и тяжелейшая борьба за выживание в новых государствах поражённых вирусом национал-шовинизма титульных наций.

Круто изменились условия жизни для русских и в самой России. Они связаны прежде всего с преступным процессом приватизации государственного имущества и природных богатств. Персональный состав приватизаторов, их клановые связи и безудержная коррупция привели к тому, что самый законопослушный народ России — русский — оказался практически отстранённым от процесса дележа государственного достояния. Достаточно посмотреть на списки миллиардеров, чтобы убедиться в этом. Более 85% крупных состояний в нынешней России принадлежит нерусским.

Катастрофическое обеднение русского населения привело к снижению его статуса среди других народов, населяющих Россию. Если в Западной Европе или в США все мигранты, приезжающие в поисках более привлекательных условий жизни, остаются на нижней ступени социальной пирамиды, то в России, наоборот: хлынувшие из стран СНГ и национальных окраин потоки энергичных молодых конкистадоров, быстро оттеснили стеснительных русских на вторые роли.

Даже юридически русские оказались в самом невыгодном положении. Почти у всех народов есть своя родина в виде национальных образований — субъектов Федерации. Почти все они называются титульными нациями, и в силу этого пользуются экономическими преимуществами от эксплуатации на их территориях природных ресурсов. Одни русские оказались в положении дискриминированного народа. Их выталкивают из государственных структур, создают трудности в ведении бизнеса. Эта практика повсеместна от Татарстана до Якутии. На ущемлённости русского народа жирует крикливый «сын юриста» В. Жириновский, пятнадцать лет подряд обманывающий и русских и нерусских. Он прав в одном — уж коли мы цепляемся за безликое название «россияне», отказываемся от графы «национальность», то надо идти дальше, к устранению всех национально-территориальных границ.

Демографическая беда России прежде всего коснулась русских. Обнищание и деморализация привели к алкоголизации и процветанию наркомании в России. С прогрессирующей скоростью вымирают области Центральной России с преимущественно русским населением. Гибнет русское село. Известно, что именно сельское население во всём мире является носителем и хранителем национальной самобытности. Народная музыка, фольклор, национальный костюм, нравы и обычаи, сам характер народа рождались и формировались на селе, которое веками было и источником рабочей силы для городов и пополняло ряды защитников Отечества. Уничтожение русского села началось с коллективизации и раскулачивания, затем продолжилось в виде сталинской политики обложения налогами каждого плодового дерева, каждой овцы, потом пришла пора хрущёвской «ликвидации неперспективных деревень». Нынешние демократы гнут ту же линию. Тихой сапой по простому постановлению правительства М. Касьянова ведётся ликвидация тысяч и тысяч сельских школ под предлогом их малочисленности и нерентабельности. Вслед за детишками, свозимыми в укрупнённые посёлки, туда перебираются и их родители, бросая веками обжитые сёла и деревни. Русская земля оголяется, а вместе с этим процессом пересыхают родники, питавшие нашу славянско-православную цивилизацию.

Само слово «русский» находится под негласным запретом. Оно не употребляется в официальных правительственных документах, вы его не услышите в средствах массовой информации (разве что в сочетаниях типа «русская мафия» или «русский фашизм»). Считается скандальным и неприличным обсуждать тему гибели русского народа, хотя на самом деле именно русские оказались в положении самого обездоленного, самого дискриминируемого и самого угнетённого народа. Русские не кичатся своим прошлым, они гордятся им, но сейчас они хотят полного реального равенства, чтобы дети русских имели право на будущее. Это тем более справедливо, что именно русские в который раз заплатили основную цену за реформирование страны и защиту её оставшейся территории. Взгляните на списки погибших на атомной подлодке «Курск» или на героев 6-ой роты Псковской дивизии, павших в горах Чечни в неравном бою с бандитами, и вы увидите, кто ещё держит Россию на своих плечах. Зачем власти надо демонстративно унижать русских, назначая кураторами всей культуры в стране М. Швыдкого, И. Кобзона и А. Розенбаума (последние являются соответственно председателем и заместителем председателя по культуре в Государственной Думе)?

Русские чувствуют себя оскорблёнными, когда одиночные акты вандализма спекулятивно выдаются за приближение некоей эпохи «русского фашизма», а из правительственных кругов мы слышим, что «русский фашизм хуже немецкого». Так унижать национальное достоинство русских не только подло, но и небезопасно. Именно русские спасли нынешних пасквилянтов от гибели в газовых камерах нацистов. Они заслужили честь знаменитой здравицы, произнесённой Сталиным после Парада Победы. А теперь Чубайс публично оскорбляет лидеров блока «Родина», называя их национал-социалистами. В нынешней России создана целая индустрия фабрикации провокационных фактов с целью компрометации русского народа. Мне доводилось видеть в газете «Известия» огромный репортаж, якобы сделанный в подмосковных лесах во время тактических учений «боевиков» русских националистов. Театрально поставленные мизансцены, чётко выверенные ракурсы, сытые, довольные лица актёров и поганенькие комментарии, ради которых и делался этот «материал». Взрывы петард и бомбочек, от которых вылетают только стёкла в соседних домах, ручные гранаты с антисемитскими надписями на подмосковных шоссе, странные молодчики в гитлеровских униформах, появляющиеся на публике только тогда, когда надо дать очередной пропагандистский залп по придуманной цели под названием «Русский фашизм» — всё это ягодки с одной грядки. Когда Россией «разруливал» Б. Березовский, народная молва называла его кукловодом всех этих «фашистов». Теперь этим занимаются его доверенные лица. А преступность, охватившая пожаром всю страну, порождена отнюдь не русскими, но реформаторами всех мастей и оттенков.

Террор как метод борьбы никогда не использовался русским человеком. Терроризм — не русское мировоззрение. Подавляющее большинство террористов в нашей истории не были русскими по национальности. Русские всегда чувствовали себя сильным большинством в своей стране, а террор — это удел тех, кто страдает от бессилия, от жажды мести.

Кремлю пора признать, что межнациональные отношения в России во многом определяются национальным самочувствием русского народа — собирателя российских народов, создателя общего государства, опоры российской государственности. Русский народ так же нуждается во внимании к себе, как и другие народы Российской Федерации. Нарастающий внутренний протест русских против своего приниженного положения уже давно нашёл политическое выражение в виде карикатурно-националистической риторики партии Жириновского, в создании народно-патриотического блока «Родина», в повороте КПРФ от идеологии интернационализма к национально-православным ценностям. Вкупе эти политические силы уже набирают 35−40% голосов на выборах. Неужели Кремль не видит этих цифр, не слышит глухого, нарастающего ропота русских? Если нет, то возникает вопрос об опасной потере социальной чувствительности со стороны власти. Нерешённые проблемы русского этноса, как бы неожиданно это ни прозвучало, тоже могут явиться источником этноконфессиональной напряжённости.

N 5, 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru