Русская линия
Русское Воскресение Олег Слепынин04.05.2004 

Паломничество в Мошенские горы
Виноградский Успенский монастырь

В 22 километрах от Черкасс есть старинное село Дубиевка. Село старинное, а церковь — как это не редко бывает в наших сёлах — новая, в 1998 г. построена. По вечерам под самым куполом храма загорается в стеклянном цветном фонаре лампа. Лишь чуть начнут сгущаться над Дубиевкой сумерки — вспыхивает: срабатывает реле. Приходской священник отец Евгений, построивший храм, называет этот светильник — «маяк православия»: «Чтоб люди знали, где Правда"…

На второй день Пасхи — в Светлый понедельник -12 апреля в Дубиевку к о. Евгению (Крыгонюк, до монашеского пострига о. Василий) приехали гости из Черкасс и некоторых окрестных сёл. После Литургии и лёгкой трапезы решено было отправиться в святое место — в Виноградский Успенский монастырь… В бывший монастырь…

Интересно описание храма во имя Успения Пресвятой Богородицы (построена около 1730 г.) В описи 1775 г. о ней говорится: «избою сделанная, весьма ветхая, соломою по лубью покрытая…; царские и северные двери без резьбы, вовсе обветшалые…; колоколов 3 по 7 Ѕ пуда. Книг Богослужебных довольное количество». В 1851 г. на её месте по благословению митрополита Киевского Филарета (Амфитеатрова) была построена каменная, покрытая железом, церковь… Славился монастырь своими яблоками, которые росли не на обыкновенных яблонях, а на яблонях, привитых к липовым пням. Не даром знаменитый купец Ф. Семиренко из соседнего Млиева на протяжении многих лет покупал в монастыре фрукты. Утверждают, что и сейчас можно ещё найти в саду старые яблони, привитые к липовым пням. Выращивали в монастыре и сливы, и виноград… Послереволюционные гонения монастырь не пережил. Монахов, как гласит предание, новая власть утопила в монастырском пруду, иноки приняли мученическую смерть за веру православную. После революции на территории монастыря располагался лепрозорий. А после Победы в Великой Отечественной войне обосновался здесь психоневрологический интернат. Действует он и сейчас. Здесь проживает люди в возрасте от 18 лет и старше — 64 женщины и 66 мужчин. То место, где стояла Успенская церковь — пусто, травой покрыто. Паломники привлекают внимание охраны, персонала, пациентов. Все они, услышав возглас о. Евгения «Христос Воскрес!», расплываются в улыбках, отвечают кто как может: «Во истину Воскрес!»

Отец Евгений здесь в четвёртый раз. Однажды на склоне песчаной горы случился обвал и в горе открылся вход в рукотворный подземный лабиринт. Внутри о. Евгений нашёл небольшое помещение, решил, что здесь была подземная церковь. Теперь о. Евгений здесь читал Пасхальный акафист. Все плотно, но не тесно, стояли с зажжёнными свечами. Тонкие корешки свисали с растресканного песочного потолка пещеры. В какой-то момент неведомо откуда в подземелье появилась бабочка-шоколадница, она порхала, виртуозно облетая острия свечей, иногда присаживаясь на головы людям. Лица детей сияли от восторга…

Обратной дорогой о. Евгений рассказал о себе, о том, как стал монашествующим священником.

«Родился я в 1956-м… Я шёл в священство, — говорит он, бодро вышагивая по дороге, — с целью вымолить себя, вымолить жену свою, которая очень была больна. И детей привести к Богу. Через болезнь жены я и сам к Богу пришёл. Из больницы на руках её вынес, ходить она уже не могла. Я спросил врачей: куда мне с ней? Они отвечают: «Никуда не надо ехать: проживёт два-три дня…» В пятницу я её забрал. И вспомнил, что в воскресенье собирался с детьми идти в церковь молиться о её здравии. У нас трое детей. Детям я сказал, что нам неоткуда больше помощи ждать. Батюшка Борис приехал к нам домой из Свидивка, поисповедывал её, причастил. А через неделю она стала подниматься с постели. Ещё через неделю — мы жили тогда в Дахновке, квартира на третьем этаже — она стала спускаться во двор. И поднялась! И, слава Богу, прожила после этого почти шесть лет. У неё была болезнь печени… Однажды батюшка Борис (Бродовский) сказал мне, чтобы я стал пономарём. А я тогда не службы не знал, ничего не знал. Он меня ввёл в алтарь, я стал молиться Богу, стал исповедоваться и причащаться. Батюшка видел, что у меня есть голос и слух, что я всё быстро схватываю. И я как-то попал с ним на службу в Черкассы, владыка (архиепископ Черкасский и Каневский) спросил о. Бориса обо мне и сказал: «Готовь его». То есть, во священники. И после мы с батюшкой всюду ездили, стали вместе строить церковь в Свидивке. И куда не поедем, о. Борис всем на меня говорил: «Это будущий батюшка». А я думал, что это он говорит, чтобы я охотнее пономарил… И стал священником. Получается, стал я священником потому, что мне, как говорится, припекло. А так бы я и Бога не знал. И я Ему благодарен за всё. Мне все говорили: идёшь в священники, а жена больна, останешься без жены — молодой, и жениться второй раз нельзя. Все знали, чем такая болезнь кончается. А я стоял на том: зачем мне другая, мне эта нужна. А если эту Господь возьмёт, так за то, чтобы спасти мою душу. И никто не мог меня переубедить. Меня отговаривали люди близкие, которые действительно мне добра желают, не посторонние люди. Нет, я говорил, это мой путь. Будет она жить — хорошо. Уйдёт из жизни — пусть, потому что знаю, это путь к Богу. Матушка моя преставилась 1 сентября 2000 г. Вот уже четвёртый год. В прошлом году 20 апреля на вход Господень в Иерусалим владыка меня постриг. Шесть месяцев я служил в городском монастыре. А люди просили, чтобы меня вернули в Дубиевку. И владыка со временем вернул…»

Одна из паломниц — девочка лет восьми — как зайчик без устали проскакала и в одну сторону эти 10−12 км и в обратную. И пожилые женщины прошли путь, не отставая. В святых местах нет усталости.

3 мая 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru