Русская линия
Русский вестник Алексей Чичкин30.04.2004 

Целина: преднамеренная авантюра
В России и Казахстане официально отмечают полувековой юбилей освоения целинных и залежных земель

Проблемы развития продовольственного комплекса страны были одними из главных в экономической политике советского руководства в послевоенные годы. Оккупантами было уничтожено примерно 30% парка сельхозмашин. Страна лишилась более 25 млн. голов скота, 40% предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции. А засуха 1946−47 гг. усугубила и без того сложную ситуацию в сельском хозяйстве. (Между прочим, Сталин приказал в 1947-м замедлить темпы коллективизации в Прибалтике, Бессарабии, Западной Украине и Западной Белоруссии, чтобы, по его словам, «учесть важные факторы истории сельского хозяйства в этих регионах». ЦК в том же году принял соответствующее постановление. Увы, таких льгот для России не предусматривалось…)

Осенью 1946-го была создана межведомственная комиссия, под руководством академиков Лысенко и Немчинова, по разработке долговременной государственной агрополитики. Комиссия просуществовала до 1954 года, когда, согласно решениям мартовского пленума ЦК КПСС ее работа объявлялась неудовлетворительной. И, прежде всего, за отрицательное отношение к инициативе Хрущева по скорейшему освоению залежных и целинных земель.

За время своей работы комиссия подготовила семь подробных докладов и рекомендаций. Эти материалы после обсуждений в ЦК и Совмине явились основой сельскохозяйственной политики сталинского руководства. «Целинный вопрос» тоже был изучен комиссией, поскольку некоторые ученые — будущие советники Хрущева активно лоббировали быстрое освоение новых земель прежними агротехническими методами.

В документах комиссии отмечалось, что распашка под пшеницу целинно-залежных земель, кардинально отличающихся по своим свойствам и требуемым методам обработки от сельхозугодий других районов СССР, приведет к хронической деградации этих земель, к негативным изменениям экологической ситуации в обширном регионе страны и, соответственно, к постоянному увеличению затрат по поддержанию плодородия целинных почв. Подчеркивалось, что временный эффект, который выразится в больших урожаях на целине, не превысит 2−3 года. Ввиду особенностей почвы и климата в целинных районах, урожайность там будет вдвое-втрое ниже, чем в традиционных сельхозрайонах. Искусственное же наращивание её за счет химикатов и орошения приведет к неустранимому загрязнению, засолению и кислотному заболачиванию почв. Через 7−10 лет начнется наступление эрозии на почвы Поволжья, Северного Кавказа и Центрально-Черноземных областей. Такая тенденция предопределит, в частности, ликвидацию животноводства как сельхозотрасли в регионе от Волги до Алтая включительно. Увы, прогнозы комиссии сбылись…

Но комиссия не отвергла в принципе идею освоения новых сельхозземель, в том числе целинных. Для чего, по ее мнению, требовались принципиально новые агробиологические и технические методы.

В марте 1947 г. пленум ЦК КПСС провозгласил в качестве приоритетной задачи — развитие агрономической науки именно в сельскохозяйственных регионах и быстрое внедрение её достижений в опытное и серийное сельхозпроизводство. На эти цели было выделено свыше половины общего объема сельскохозяйственных капиталовложений в 1947−52 годах.

Весной 1948-го Совмином был утвержден рассчитанный на 15 лет «План создания системы государственных защитных лесополос, развития защитных лесонасаждений, по закреплению и облесению песков, развитию орошения, строительству прудов и водоемов». Только за первые два года реализации этого плана была проведена посадка полезащитных лесополос площадью в 1,4 млн. га, а количество оросительных водохранилищ и каналов возросло почти в 2,5 раза. Примечательно, что в регионах, охваченных такими мероприятиями, урожайность сельхозкультур и продуктивность животноводства к 1953 г. возросли более чем вдвое.

В апреле 1949 г. был утверждён «Трехлетний план развития общественного продуктивного животноводства», на который было выделено около 20% капиталовложений, направлявшихся в экономику страны в 1949−51 гг. Приоритетом программы было развитие животноводства в регионах, наиболее обеспеченных кормами. В результате, уже к 1952 г. поголовье крупного рогатого скота возросло в сравнении с 1949 г. на 32%, свиней — на 89%, мелкого рогатого скота — на 35%, птицы — почти на две трети.

Однако уже с мая 1953 года реализация «сталинских» решений по сельскому хозяйству была директивно прекращена. Программа Госплана СССР по постоянному расширению травопольных севооборотов, приусадебных сельхозугодий и по развитию производственно-сбытовой кооперации между колхозами, совхозами и приусадебными хозяйствами, рассчитанная на 1950−55 годы тоже была предана забвению.

Бесспорно, что существовавшее в колхозах практически крепостное право, облегчало реализацию упомянутых планов. Но в тот период не было, да и не могло быть скороспелых правительственных решений, угрожающих экономической безопасности государства! Если в 1948−53 гг. на предотвращение опустынивания и эрозии почв выделялась примерно треть сельскохозяйственных капиталовложений, то в 1958−70 гг. — лишь 20%, а в 1980-х гг. — не более 15, хотя темпы опустынивания и эрозии почв возросли к середине 1980-х гг. более чем вдвое в сравнении с 1947−54 гг., а в 1990-х гг. — почти вдвое по сравнению с предыдущим десятилетием. Но финансовое обеспечение «почволечебных» мероприятий в нынешней России едва достигает 15% от потребности…

Вопреки доводам комиссии Лысенко-Немчинова, целинные земли были распаханы в кратчайшие сроки под исключительно зерновые культуры. Посевы там технических и кормовых злаков были ликвидированы, а местное население — преимущественно казахи и иртышские киргизы _ переселены в другие районы Казахстана и Средней Азии. «Процесс пошёл» с апреля 1954 г. К 1959 г. было вспахано 17 млн. га целинных земель в Заволжье, Западной Сибири и на Урале, и 26 млн. в северных районах Казахстана. Зато посевные площади под зерновыми и техническими культурами в Нечерноземье, Центрально-Черноземном регионе и на Среднем Поволжье были сокращены примерно вдвое, а посевы традиционного там льна _ почти втрое! У «хрущевского» государства не было не только денег, но и желания развивать сельское хозяйство непосредственно в России…

К 1958 году доля целинных земель в посевных площадях пшеницы составила 65%. Если среднегодовой валовой сбор пшеницы в 1950−53 гг. был равен 62 млн. тонн, то в 1958 г. он составил 76,6, в 1962 г. — 71, а в 1963 г. — 49,7 млн. тонн.

За 1955−1985 годы капиталовложения в сельское хозяйство возросли более чем втрое (в сопоставимых ценах), ибо растущие масштабы химизации и орошения главных сельхозземель — целины — требовали инвестиций. При этом объем производимой продукции на 1 рубль капиталовложений в сельское хозяйство сократился к 1990 г. более чем в 10 раз по сравнению с 6-ой (1956−1960 гг.) пятилеткой.

Вопреки рекомендациям Лысенко, при освоении целины отказались использовать специальные почвозащитные технологии, успешно применявшиеся в 1947—1954 годах, ибо они снижали темпы распашки целины. В результате, естественное плодородие сократилось в СССР к 1991 г. примерно в 2,5 раза в сравнении с 1953 г., а размеры деградированных (экологически нарушенных) сельхозземель увеличились за тот же период почти в 7 раз. В том числе по целинным землям эти показатели равны, соответственно, 3 и 8 раз.

Но этой авантюрой дело не кончилось. Хрущев и его приближенные заставили сеять кукурузу вплоть до северных районов страны, а ученых, открыто выступавших против очередной авантюры, они именовали «шарлатанами» и «кабинетными бюрократами». Лысенко, направивший многочисленные письма в ЦК КПСС и Совет Министров с подробным изложением долгосрочных последствий целинно-кукурузной кампании с 1962 г. вплоть до своей кончины (в 1978-м) был отстранен от научно-исследовательской работы…

Из-за едва ли не повсеместной «замены» посевов кормовых трав и других технических культур во многих регионах СССР на кукурузу, а также из-за невозможности использовать целинные земли с 1956 года под кормовые злаки, в стране к середине 1960-х годов резко сократилось поголовье скота, а коневодство, как отрасль, было вообще ликвидировано. Существенно сократилось и поголовье домашней птицы.

В 1958 г. были в 2,5 раза повышены цены на любую промышленную продукцию, производимую для колхозов, хотя годом ранее Хрущев публично обещал не повышать цены на товары для сельского хозяйства. Зато в 1961—1964 годах включительно снижались закупочные цены на сельхозсырье и товарное продовольствие, а розничные цены стали увеличиваться. В 1962 году сельскохозяйственное производство в 65% колхозов стало убыточным, а к 1964 г. этот показатель возрос до 73%.

Что касается кукурузы, то к 1964 г. свыше 60% ее посевов погибли, а урожайность «оставшихся» была вдвое ниже, чем в 1946−55 гг. С середины 1960-х годов СССР стал постоянным импортером зерновых, особенно кукурузы и кормов, а также мясных и масломолочных продуктов! Как и следовало ожидать, резко ухудшилось продовольственное снабжение крупных городов и отдалённых регионов страны.

Следствием явились массовые демонстрации протеста против дефицита продовольствия и его постоянного дорожания в Свердловске, Красноярске, Норильске, Усть-#Каменогорске, Донецке. Причем в Новочеркасске и Караганде в 1962−63 годах «рабоче-крестьянская» власть расстреливала вышедших на демонстрацию рабочих и крестьян! Итак, продовольственное изобилие не состоялось. Бесславное окончание «кукурузного эксперимента» совпало по времени с 10-й годовщиной «целинной революции»: на октябрьском 1964 г. пленуме ЦК КПСС Хрущева отправили в отставку.

А пресловутая программа «сокращения неперспективных деревень РСФСР» составленная и реализованная в 1960−70-х годах под руководством академика Заславской, стала неизбежным следствием хрущевской агрополитики. Проще говоря, заметали следы…

По мнению академика Сергея Бобышева, «целина была третьим сильным ударом, добивающим русскую деревню после жертв коллективизации и войны».

А вот мнение члена-корреспондента РАН, директора Института степи Уральского отделения РАН Александра Чибилёва:

«В годы целинной эпопеи не было создано на этой территории ни одного заповедника. Наоборот — были закрыты существовавшие там, а их земли тоже распаханы. Вспашке подверглись даже… научные стационары и опытные поля союзной Академии наук!

Для Оренбургской области плановая распашка целины составляла 800 тысяч га, реально же было „поднято“ почти два миллиона. В результате, за последние 35 лет свыше половины этих земель утратили плодородие даже вопреки „рекордной“ химизации, поэтому подлежат срочному выведению из растениеводческого оборота.

Так расправляться с природой может только чужеземец!»

29 апреля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru