Русская линия
Украина криминальная Святослав Речинский23.04.2004 

Алтарь сатаны на Святых горах

Сатанисты построили в центре Киева два своих алтаря. В ночь на первое мая на эти алтари прольется кровь. Скорее всего, собачья. Но, может быть и человеческая. С горы, на которой расположены эти капища, прекрасно видно здание Подольской районной администрации. Но вот столичные чиновники, почему-то сатанинского капища разглядеть не могут.

Радоница, праздник пасхального поминовения усопших, «родительский день». День, святой для каждого человека, не обязательно даже православного. Память о предках, одно из качеств, которое отличает нас от животных. И люди идут в этот день на кладбища, кладут крашенки на могилки своих близких, молятся о том, чтобы было им хорошо там, где нет «ни болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная».

Вот и мы, вместе со священством и насельницами Киевского Свято-Вознесенского Флоровского монастыря поднимаемся на Замковую гору. Поднимаемся, чтобы помянуть тех, кто лежит на этом древнем монастырском кладбище — флоровских матушек и расстрелянных в годы войны немцами советских солдат. На этой горе когда-то стояла Троицкая кладбищенская церковь, относящаяся к Флоровскому монастырю. Стояли домики, в которых жили сестры. А раз жили монахини — было чисто и ухожено, и везде росли цветы. Сейчас кладбище превратилось в свалку. Горы битых бутылок, шприцов и обглоданных костей. Сейчас здесь стоит «алтарь сатаны».

В советское время на монастырском кладбище разместили небольшую воинскую часть. По слухам — «глушилку» западных радиостанций. Но солдаты могил не разрушали. С обретением независимости необходимость в «глушилке» отпала и воинская часть с горы ушла. И пришли совсем другие люди. Кто-то из них называет себя «сатанистом», кто-то «дьяволопоклонником», кто-то «готами», кто-то «магами». Для окружающих разницы нет. И те, и другие опасны для людей. И для живых и для мертвых. Монахини поднимаются вверх, на гору. На месте церкви — гора кирпича. В разрушенном склепе живут собаки. Кругом — ни одного целого надгробия. Одно из них кто-то использует в качестве обеденного стола. Может быть, это надгробие Артемия Веделя, похороненного здесь? Или бывшей игуменьи монастыря? А рядом со «столом-надгробием» — огромная яма на месте старой могилы. Что было нужно гробокопателям? Центнер земли для «порчи»? Или череп для сатанинского ритуала?

Монахини испуганно озираются. В прошлом году, во время такого же похода от агрессивных молодых людей, ошивающихся на кладбище, их спасла только монастырская собака Динка.

А по вечерам с горы доносится дикий, нечеловеческий визг. За последние пять лет на горе были найдены два трупа, один был расчленен. А в 1998 году, во время сатанинского праздника «Вальпургиевой ночи» (ночь с 30 апреля на 1 мая) милиция задержала на Замковой горе на Подоле 25 человек, заявивших о своей принадлежности к «церкви сатаны». Сатанисты, молодые люди в возрасте от 16 до 25 лет, жгли на горе костры и готовились к проведению обряда, в ходе которого должны были быть принесены в жертву несколько собак. Сатанисты были доставлены в Подольское районное управление внутренних дел, где после проведения профилактической беседы и составления протокола были отпущены. Как это не странно, органы правопорядка могут задерживать сатанистов лишь в случае надругательства над кладбищами или в случае «жестокого обращения с животными». Наказание за участие в деятельности сатанинской секты украинским законодательством не предусмотрено. И значит, милиции остается лишь ждать новых трупов.

В конце апреля прошлого года рано утром приличный мужчина зашел в здание школы N124, что на улице Спасской. Охраннику сказал, что ему нужно срочно забрать дочку. Охранник поверил. Второкласснице Оле мужчина сказал, что он сослуживец ее папы, а папа попросил его срочно отвести ее к нему на работу. Оля поверила. Папа девочки милиционер, служит в Подольском РОВД. Девочке тогда очень повезло. Настоящий, а не «липовый» сослуживец-оперативник случайно увидел, что какой-то мужчина ведет дочку его коллеги…на Замковую гору. Когда неизвестного задержали, он говорил, что на него «что-то нашло» и он не знает, что собирался сделать с восьмилетней девочкой на Замковой горе.

В прошлом году на монастырском кладбище появились два странных сооружения. Одно в форме шестеренки с очагом посредине. Второе — в виде красного куба. Монахини утверждают, что это «алтари» сатанистов. И что каждый день возле них собираются неизвестные люди. «Алтари» сделаны весьма добротно, каждый из них расположен напротив ближайших церквей — Крестовоздвиженской и Флоровского монастыря. Видимо, сатанистам во-первых, необходимо было поставить свои «алтари» выше христианских храмов, а во-вторых, им просто нравится безнаказанно глумиться над религиозными чувствами окружающих.


Монахини останавливаются у могил, зажигают свечи. Начинается поминальная служба. В длинном поминальном списке диакон перечисляет настоятельниц монастыря, сестер, священство, воинов и всех «зде лежащих православных христиан». Монахини бывают здесь редко. Боятся, хотя это — их земля. По совести, но не по закону.

Именно Флоровскому монастырю довелось первому начать в начале 90-х годов бесконечные тяжбы с тогда еще советским государством за возврат церковной собственности. Эти тяжбы продолжаются и поныне. Несмотря на то, что существует Президентский Указ о возвращении строений и земель, принадлежавших Церкви. Почти десять лет понадобилось Флоровским матушкам для того, чтобы вернуть монастырю оскверненный, изуродованный храм иконы Казанской Божьей Матери. Восстановили, вернули своими силами ему исторический облик. Со стороны властей, естественно, ни слов извинений, ни тем более помощи никто не дождался. А рядом с Казанским храмом, под толстым слоем асфальта замурованы свидетельства еще одного преступления советской власти. Преступления, за которое ответственность переносится и на власть нынешнюю.

Рассказывает секретарь игуменьи Антонии матушка Феодосия: «Под этим слоем асфальта возле Казанского храма лежат останки множества людей. Здесь захоронены игуменьи монастыря, священство, Мария Магдалина Мазепина и воины, около 500 человек, защищавших Киев во время Великой Отечественной войны. Монахини Серафима и Александра прятали раненных красноармейцев на чердаках и в подвалах Казанской церкви. Но один полицай их предал и Серафиму с Александрой порубили на куски, а всех воинов, которые прятались в монастыре — расстреляли и тут же похоронили в братской могиле. На могиле стоял большой черный крест. Это кладбище существовало еще в 60-е годы. Потом его забрали под протезный завод, а Казанскую церковь превратили в фабричный цех. С кладбища сняли надгробия и закатали асфальтом. А территорию передали протезному заводу. Мы подняли документы и оказалось, что даже в 60-м году у протезного завода не было документов на эту землю. Официально это был самозахват. В 1990 году городская администрация приняла решение о передаче нам этой земли. Есть все документы от всех инстанций, чтобы передать монастырю эту землю и в тоже время ничего не делается. Все как будто за, но ничего не происходит. В чем же секрет? В том, что Управление по охране памятников, во главе с Русланом Кухаренко не хочет передавать эту землю монастырю. Из-за них мы даже не можем получить документы на землю. Они, фактически заблокировали нашу деятельность. С 1999 года идет эта волокита.»

Не может монастырь возвратить и другое свое кладбище, которое находилось на Замковой горе и где стояла Троицкая церковь. Эту землю монастырю городская администрация просто не хочет возвращать, видимо имея на нее какие-то свои коммерческие планы.

Самое отвратительное во всей этой истории то, что больше всего вреда монахиням приносит организация, которая должна была бы им помогать, а именно Главное управление охраны памятников истории, культуры и исторической среды г. Киева во главе с Русланом Кухаренко. Вместо того, чтобы помочь восстановить историческую справедливость, эта организация всячески препятствует монастырю. Монахиням не разрешают поставить даже забора, чтобы хоть как-то обезопаситься от обитающих на горе сатанистов. Беда монастыря в том, что его территория «находится в оперативном управлении Киевского научно-методического центра по охране, реставрации и использованию памятников истории, культуры и заповедных территорий». В реальности это означает то, что без чиновничьего разрешения матушки не имеют права в своем монастыре даже гвоздя в стену вбить. А ведь это — их дом, а не господина Кухаренко.

В недавнем интервью одной из киевских газет на вопрос о том, чтобы он мечтал сделать для Киева, Руслан Иванович высокопарно ответил: «Возродить в Киеве как можно больше очагов духовности. Церквей, соборов, храмов. И сделать так, чтобы каждая дорога в центре старого Киева, как испокон веков, вела к Храму. Ведь, как сказал Андрей Первозванный: „На этих горах воссияет благодать Божья и будет град великий, и много церквей воздвигнуты будут“. А благодать это та же гармония — в городе, в семье, в мыслях и в наших душах…» К сожалению, практика показывает, что организация, возглавляемая Кухаренко больше озабочена гармонией в собственных кошельках. Особенно ясным это становится, если вспомнить недавние скандалы со строительством бассейна и фитнесс-центра на территории Софии Киевской или кафе на территории Лавры. София и Лавра уже что, не памятники? Или все дело все-таки в деньгах? Если хорошо «отстегнут», то памятник становится уже и не памятником, можно бассейны строить, можно мансарды по всему центру надстраивать. А раз монастырь «не отстегивает» — то и территорию не передадим и жизнь постараемся сделать невыносимой. Очень знакомая логика современного чиновника. Безнаказанного и потому обнаглевшего.

Непонятна позиция и киевского мэра, который недавно с легкостью необыкновенной выделил огромный земельный участок под строительство церкви печально-известному нигерийскому пастору-харизмату Сандею Аделадже. Заморскому негру с криминальным прошлым землю почему-то выделили, а исконно-своему монастырю не хотят возвращать украденное «при Советах». Странная логика. Впрочем мэр, наверное, просто испугался. Ведь Аделаджа требуя землю, устроил под мэрией демонстрацию с участием депутата-банкира Черновецкого. Взял мэра на испуг и землю получил. Смиренные отечественные монахини подобных манифестаций устраивать, естественно, не будут. И вскоре, мэр, наверное, отдаст землю… тем же сатанистам. Особенно, если они приедут откуда-нибудь из Африки. И придут под мэрию с каким-нибудь другим депутатом-банкиром.

Вся эта грустная история ясно показывает — за годы независимости ничего не изменилось, мы по- прежнему живем во власти чиновников озабоченных чем угодно, но только не благом страны, города или отдельного человека. Это иго ни чем не лучше монголо-татарского и сколько оно продлится в нашей стране — неизвестно.

А монахини со страхом ждут ночи с 30 апреля на 1 мая «вальпургиевой ночи», сатанинского праздника. Киев, как это не странно, является своего рода «меккой» для сатанистов всего мира. И на этот «праздник» в наш город может приехать множество малоприятных гостей. Ни к Кухаренко, ни к Омельченко они не придут. Они придут к монастырю. Сатанинские «алтари» уже готовы. Чья кровь прольется на них? Собачья или человеческая?
апрель 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru