Русская линия
Гудок Николай Леонов20.04.2004 

Лес

С тех пор как в 1713 году российский император Петр I объявил русские леса государственной собственностью, прошло почти 300 лет, и между народами, населявшими нашу страну, и властью, в какой бы форме она ни выступала, не было никакой напряженности, не говоря уже о конфликтности в лесных отношениях.

К 1913 году Лесной департамент Российской империи приносил в казну чистого дохода 64 миллиона тогдашних конвертируемых рублей, получаемых в основном за счет продажи государственного леса на корню лесопромышленникам. В мировом экспорте лесоматериалов Россия занимала тогда почетное первое место, заполняя 41 процент мирового рынка своей продукцией. В те времена мы вывозили поровну пиломатериалов и круглой древесины.

В советское время эксплуатация лесных богатств значительно усилилась из-за огромных потребностей внутреннего рынка и необходимости зарабатывать валюту. Действовало Министерство лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, управлявшее сотнями леспромхозов и крупными предприятиями по переработке леса. К 1988 году заготовки достигли 352 миллионов кубометров. Это был пик развития лесной и лесообрабатывающей промышленности. А потом наступили времена разрушительной перестройки и реформ, от которых Россия никак не может перевести дух и поныне.

Проглотив основные куски топливно-энергетического комплекса, олигархический монстр обратился в последнее время к русскому лесу. Лес — это наше последнее народное достояние. Россия безмерно богата лесами. По Божией милости на ее территории произрастает почти четверть всех мировых лесов и более половины наиболее ценных хвойных пород деревьев. Общие запасы древесины в наших лесах составляют огромную величину — 82 миллиарда кубометров. Один лишь естественный прирост древесины достигает не менее 700 миллионов кубов в год. Иначе говоря, даже при самой интенсивной эксплуатации лесов в советское время мы брали всего лишь половину того, что природа бесплатно дарит нам каждый год.

Но было бы примитивно рассуждать о лесе только как об источнике древесины. Российские леса имеют громадное мировое значение как генераторы кислорода, регуляторы климата, водосберегающие системы и т. д. Нет нигде в мире полутундровых лесов Сибири и Дальнего Востока, столь богатых дикорастущими ягодами, грибами, лекарственными растениями. А какое раздолье для охотников и рыболовов в тех же лесах, которые не подпадают под категорию перспективных лесосек!

Ученые как-то занялись подсчетом, в чем же таится основная ценность леса: в заготовке древесины или в остальных, «побочных» промыслах, включая и отдых. И пришли к выводу, что древостой — это меньшее богатство по сравнению с другими составляющими.

Слов нет — наши леса столь велики, что даже их статистика в государстве весьма приблизительна и ущербна. Ни о каких кадастрах говорить не приходится. Сколько леса сгорает ежегодно, сколько вырубается законно, а сколько нелегально, никто наверняка не скажет. Все оценочно, приблизительно, на глазок. Ясно одно: в руках государства пока находится колоссальное богатство.

В самом деле, в России еще в 1993 году были приняты «Основы лесного законодательства», через четыре года, в 1997 году, был введен в действие Лесной кодекс, и вот теперь Правительство лихорадочно дорабатывает новый вариант Лесного кодекса, радикально меняющего всю правовую и социально-экономическую обстановку для русского леса. К концу апреля разработчики должны представить в Правительство окончательный вариант Лесного кодекса, который потом будет направлен в Государственную Думу.

Авторы документа ведут работу келейно, не привлекая к ней ученых-лесоводов, специалистов, что уже настораживает и вызывает озабоченность общественности. Тем более что Президент РФ Владимир Путин неоднократно обращал внимание на необходимость широкого и открытого обсуждения будущего кодекса с общественностью. 29 марта с. г. в Государственной Думе состоялись парламентские слушания на тему «Актуальные вопросы совершенствования лесного законодательства Российской Федерации», которые привлекли внимание не только заинтересованных государственных чиновников, но и независимых экспертов, и представителей регионов России. В материалах этих слушаний чувствуются острая боль за состояние дел в нашем лесном хозяйстве и глубочайшая озабоченность относительно тех реформ, которые предлагаются авторами поправок к кодексу.

Лес стал для государства убыточным. Ежегодные потери оцениваются — опять-таки на глазок — в 1 миллиард долларов. Теперешний лесозаготовитель, нанюхавшись духа реформенных перемен, выродился в большинстве случаев в рвача, жадного хапугу, лозунгом которого стало «после нас — хоть потоп».

Взятка, «откат», дележка прибылей работают эффективнее «фомки» в руках медвежатника. Быстро сформировались крепкие преступные сообщества, в которых орудуют вместе и криминальный бизнес, и продажная власть. Тысячи пожаров полыхают каждый год на российских просторах, пожирая миллионы гектаров леса, и никто не сосчитает, сколько из них было вызвано преступной рукой вора, который, не сумев получить разрешение на рубку леса или не пожелав платить установленный налог, просто запалил тайгу, чтобы назавтра бесплатно, за «спасибо» получить разрешение заготовлять остатки сохранившегося леса на пожарище.

Лес идет прежде всего за границу, а там наиболее ценятся твердолиственные породы и хвойная древесина. Поэтому под топор попадают в первую очередь дубовые рощи, ясеневые леса, кедрач, строевая сосна, лиственница. Караваны лесовозов, груженные кругляком, тянутся к государственным границам России днем и ночью, зимой и летом.

В главного покупателя давно превратился Китай, за ним следуют Южная Корея и Япония. По ту сторону всей демаркационной линии российско-китайской границы как грибы выросли тысячи лесоперерабатывающих заводов, где старательные китайцы превращают наше сырье в пиломатериалы, фанеру, готовую мебель. Почти безлесный Китай, по статистическим данным, благодаря этому превратился сейчас в одну из ведущих стран мира по заготовкам леса. Повторяется тот же феномен, который мы видели на примере Эстонии, в одночасье выросшей в видного мирового экспортера цветных металлов в результате безудержной контрабанды этих металлов из России.

Одним из доводов в пользу быстрейшего принятия нового лесного законодательства является понятное стремление пополнить государственную казну. Министры говорят, что прибавка может составить 1,5 миллиарда долларов. Но, дорогие соотечественники, это же жалкая сумма за отчуждение государственных лесов! Неужто она в состоянии решить какие-либо насущные проблемы страны? У Правительства уже накоплено более 80 миллиардов золотовалютных запасов, и оно не знает, что делать с этими деньгами. Хранит их в чужих банках, в чужих ценных бумагах под ничтожный процент. Иначе говоря, оно вложило наши российские средства в финансирование чужих экономик, иноземных проектов, улучшает жизнь иностранных граждан.

Для такой бескрылой политики 1,5 миллиарда дополнительных доходов все равно что слону дробина. Эти поступления сгинут, как многие другие «без вести пропавшие». Будем откровенны, Россия не провалилась сейчас в такую финансовую яму, чтобы безоглядно на скорях выбрасывать на рынок свое последнее достояние. Мы ежегодно выплачиваем по 17 — 19 миллиардов долларов по процентам и амортизационным платежам за внешние долги, и Правительство гордится, что общество этого вроде бы и не чувствует. Да, мы притерпелись к бедности, она стала средой нашего обитания, но это лишний раз подчеркивает, что сейчас не время разбазаривать последнее достояние. Не нужда, а чьи-то алчные интересы настойчиво требуют очередного прихватизационного наскока на общенациональное имущество. В чем же суть лесных «нововведений», основательно возмутивших общественность и расколовших ее?

Первое — Правительство намерено жестко и бесповоротно отстаивать главную мысль о приватизации российских лесов, то есть о передаче их в руки частных владельцев.

Нельзя забывать, что лес — это не только древостой, но и земля, занятая лесом, следовательно с торгов пойдет 70 процентов всей нынешней территории России. Безвестный лоббист-разработчик внес положение о том, что иностранные физические и юридические лица могут на равных участвовать в аукционах по приобретению в собственность лесных угодий. Вот те на! Только-только, во время дебатов по обороту сельскохозяйственных земель, было переломано столько копий по поводу недопущения иностранцев к праву собственности на сельскохозяйственные земли. Так и отстояли свою землю, разрешив иностранцам лишь аренду, пусть и долгосрочную. И вдруг — снова, уже на лесном фронте, прорыв в том же направлении. Вот уж поистине бесовская сила, ты ее выгонишь в дверь, она лезет в окно. И все с тем же расшлепанным, затасканным лозунгом «Для привлечения иностранных капиталовложений!»

Неужто чиновники, призванные радеть об интересах государства, не понимают, что создание на просторах Сибири, Дальнего Востока или Северо-Запада Европейской части России огромных (размеры не ограничиваются проектом закона) лесных иностранных латифундий поставит под вопрос государственную безопасность страны? «Юридические лица» из США, Китая, Канады или Японии в состоянии купить сейчас все, что будет выброшено на торги, но потом они потребуют от России «не обижать» их граждан, свято соблюдать их частную собственность. Попробуй тронь потом этих «инвесторов»!

Поэтому первая и главная позиция, которую Россия должна отстаивать, — сохранить леса в руках россиян. Государство может открыть дорогу любым формам сотрудничества с иноземцами: от аренды до совместных предприятий, где лес был бы взносом России в совместный капитал, а оборудование, технология и прочее — взносом партнеров из-за рубежа. Вот это было бы деловым сотрудничеством, а не преступным мотовством.

Вторая разделительная межа между сторонниками и противниками приватизации сводится к простому вопросу: а нужна ли вообще эта приватизация? В Канаде, например, леса находятся в государственной собственности, а лесная промышленность развивается на зависть всем вообще и нам в частности. Арендные отношения выстраиваются таким образом, что частный капитал охотно идет в лесную отрасль. Но наши олигархи вовсе не намерены заниматься производством, им до зарезу хочется быть собственниками, то есть получить громадные пространства лесного фонда, а потом сдавать их в аренду тем, кто будет горбатиться на лесозаготовках. Нынешний проект Лесного кодекса оставляет эту возможность формирования в России новых олигархов — лесных рантье.

Третья, очень важная озабоченность общественности сводится к тому, что нынешний законопроект оставляет возможность путем бюрократической процедуры перевода лесных земель из одной категории в другую приватизировать так называемые защитные леса, в особенности пригородные и водоохранные, чтобы использовать эти территории для строительства коттеджей, теннисных кортов, дачных поселков и прочего. Сколько прекрасных лесов в Подмосковье повырублено, разгорожено высоченными заборами, оцеплено частными охранниками! Этот процесс неудержим, как селевый поток. И вот теперь проект Лесного кодекса вместо того, чтобы положить конец уничтожению общественно доступных лесов и сохранить их для всех граждан России, оставляет открытую дверь для произвола нуворишей.

В проекте Лесного кодекса есть положения, которые могут нанести практически всему населению России непоправимую сердечную рану. Она никогда не заживет. Речь идет о праве будущих частных лесовладельцев ограничить либо вообще запретить людям доступ в русские леса. Правда, в законопроекте рассыпаны тут и там заверения, что дорога в лес народу будет открыта, но есть «маленькое» исключение: посещение лесов может быть ограничено в тех случаях, когда этим наносится ущерб интересам владельца. Этого крошечного дополнения вполне достаточно для того, чтобы закрыть леса для простого народа.

Уже не раз приходилось говорить о том, что наше Правительство никак не хочет видеть за своими шагами живых людей, их дальнейшую судьбу. В разбираемом проекте Лесного кодекса из поля зрения авторов начисто выпали люди, живущие в лесах и обеспечивающие свою жизнь лесом. Нет даже упоминания слова «лесхоз», на сегодняшний день — основной лесопромышленной единицы. Нигде не говорится о перспективах деревень, поселков, хуторов, заимок, рассыпанных по лесным просторам.

Местное население в качестве субъекта лесных отношений просто вычеркнуто из кодекса. Вместо него фигурируют собственники, арендаторы да контролеры. Коренное население как бы аннигилировалось в сознании чиновников. В этом видна вся бесчеловечность их реформаторских упражнений. Авторы говорят и оперируют только цифрами — рост или падение ВВП, параметры инфляции, уровень цен, размеры капитализации и пр., и пр. Никогда ответственное лицо высокой или средней упитанности не скажет, насколько людям станет лучше жить. А ведь истинная цель всяких преобразований — улучшение реальной жизни живых людей.

Излишне говорить, что проект Лесного кодекса вызвал жесткую критику со стороны всех борцов за экологию, Центра охраны дикой природы, международной организации «Гринпис» и других ревнителей сохранения природы. Наши ученые настаивают на том, чтобы четче оградить интересы государства от эгоизма добытчиков, в частности «задавить налогами экспорт дешевого леса-кругляка». Они разумно предлагают передавать в долгосрочную аренду лесные богатства только тем лесопромышленникам, у которых есть производственная база для обработки леса. Как минимум надо вывозить пиломатериалы и целлюлозу и переходить к более глубокой переработке вплоть до выпуска готовой продукции. Какой позор, что Россия — самая лесная страна в мире — сегодня ввозит в год на полтора миллиарда долларов импортной бумаги, включая туалетную!

Нынешний текст проекта Лесного кодекса носит, безусловно, проолигархический и антинародный характер. Он должен подвергнуться серьезной доработке, чтобы не произошло так, как с недавним законопроектом о митингах и демонстрациях. Он также был внесен в Думу Правительством, также легко проштампован в первом чтении правительственным большинством (при солидарном голосовании «против» всех оппозиционных партий) и был встречен буквально в штыки всей российской прессой и общественностью как закон антинародный и антидемократический.

Кремль разумно погрозил пальцем своим адвокатам в Правительстве и Думе и дал отмашку на внесение существенных коррективов при втором чтении. Надо быть осторожнее с законопроектами, полными опасных дыр, недоговоренностей и подводных камней. Ибо они не в интересах страны и народа.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru