Русская линия
Россiя Юрий Цурганов20.04.2004 

Монархическая идея в России вчера и сегодня

«Можно спасти Россию, спасти монархический принцип, спасти династию. Если вы, ваше величество, объявите, что передаете свою власть вашему маленькому сыну, если вы передадите регентство великому князю Михаилу Александровичу». Это — монархическая идея образца 2 марта 1917 г. в изложении члена Государственного совета, лидера монархической партии «октябристов» А.И. Гучкова.

Пожертвовать монархом (Николаем II), чтобы сохранить монархию. Как известно, этот вариант монархической идеи провалился. Николай действительно уступил власть Михаилу, тот передал вопрос о своем восшествии на престол на рассмотрение Учредительному собранию, которое когда-нибудь будет созвано. А до его созыва призвал население страны к лояльности Временному правительству. Это правительство до созыва Учредительного собрания не дожило. Оно было свергнуто большевиками 25 октября 1917 г.

Учредительное собрание созывалось уже при них — 5 января 1918 г., и было разогнано, так и не успев ничего решить. 13 июня 1918 г. Михаил был убит, а 17 июля убит и Николай вместе со всем семейством.

В период Гражданской войны Белое движение, объединившее монархистов и республиканцев на платформе ненависти к большевизму, выдвинуло лозунг «непредрешенчества» — не предрешать модель государственного устройства освобожденной от недуга России до восстановления работы Учредительного собрания. В эмиграции, куда стянулись остатки всех небольшевистских партий и объединений, наметилось резкое поправение. Монархистами себя называли 80%. Причем они жили идеей возобновления борьбы с большевизмом. В этих условиях особую остроту обрел вопрос о лидере этой борьбы. Называли две кандидатуры: великого князя Кирилла Владимировича и великого князя Николая Николаевича. Сторонники первого именовали себя «легитимистами». Они исходили из того, что из выживших членов Дома Романовых ближайшим родственником последнему императору является именно Кирилл. Поэтому он и есть наследник престола по законам Российской империи. 31 августа 1924 г. Кирилл Владимирович издал манифест, в котором «принял» титул императора всероссийского, а своего сына князя Владимира Кирилловича провозгласил наследником престола с присвоением ему титула великого князя, наследника и цесаревича.

Сторонников Николая Николаевича можно условно назвать прагматиками. Они считали, что в сложившихся обстоятельствах династическое старшинство — не главное. Гораздо важнее авторитет национального лидера, а наиболее авторитетным из Романовых был Николай Николаевич. 4−11 апреля 1926 г. в Париже проходил Российский зарубежный съезд, на котором присутствовали представители 200 организаций. Съезд не провозгласил, но «произнес имя» великого князя Николая Николаевича как «Национального Вождя в борьбе с поработителями Родины», подчеркнув, что он не является претендентом на престол.

Кирилла Владимировича поддерживал немногочисленный Российский Имперский Союз-Орден.

Другая организация, поддерживавшая Кирилла, была, напротив, массовой, очень скандальной и принесшей много вреда — это Союз Младороссов. Их политический проект назывался «Царь и Советы». Они очень много сделали как для дискредитации монархической идеи, так и своего кумира.

Сообщество лиц, поддерживавших Кирилла, было охарактеризовано так: «1) восторженные юноши и женщины, страдающие недержанием монархического чувства.; 2) честные, но тупые люди, рабы прямолинейности и формального аргумента.; 3) порочные хитрые интриганы, делающие на сем карьеру.» Эти слова можно было бы проигнорировать, если бы они не принадлежали выдающемуся русскому философу, классику монархической идеи Ивану Александровичу Ильину.

В 1929 г. Николай Николаевич умер, детей у него не было и споры между «кирилловцами» и «николаевцами» закончились сами собой. В 1938 г. умер Кирилл Владимирович, его сын Владимир Кириллович императором себя провозглашать не стал, но в кругу своих сторонников именовался местоблюстителем престола.

В середине 1930-х активизировалась работа по составлению политических программ. Генерал А.В. Туркул создал организацию, которая считала, что реставрация старого режима невозможна, либерализм и демократия тоже отжили свой век. «Пришли новые веяния. и мы возьмем от нового все, что в нем хорошо и полезно, но переделаем это на русский лад.», «Это должна быть социально ориентированная модель монархии, стоящая на принципах надклассовости, надсословности, самодержавия, гражданских прав и законности».

В 1944—1945 гг. многие структуры эмиграции были разгромлены Красной армией и НКВД. Началось время подробных теоретических обоснований принципиальной предпочтительности монархии для России: в 1952 г. в Буэнос-Айресе вышла книга И.Л. Солоневича «Народная монархия». Им же издавалась газета «Наша страна», существующая в Аргентине по сей день. Девиз газеты — «После падения большевизма только царь спасет Россию от нового партийного рабства».

В 1988 г. в СССР наметилась устойчивая тенденция к самоорганизации общества, проявился интерес к альтернативным марксизму-ленинизму политическим идеям, в том числе и к монархической. Кроме того, это был год 70-летия со дня убийства царской семьи. По «Голосу Америки» читают соответствующую главу, полную ужасающих подробностей, из книги Ричарда Пайпса о русской революции. Кинодраматург Гелий Рябов делает сенсационное заявление о найденных им останках членов царской семьи. Все это повышает интерес к монархии на уровне эмоционального восприятия.

Появляются монархические объединения, но в них берут верх кликушествующие неочерносотенцы, которые лишь дискредитируют идею. Для них коммунисты предпочтительнее демократов. Коммунисты за целостность СССР, а значит, за «единую и неделимую Россию», а демократы — за суверенизацию республик, значит, они «расчленители» и «жидомасоны». Неочерносотенцы носятся с абсурдной идеей «избрания царя» на Вселенском соборе.

На этом фоне немногочисленные, но вменяемые монархисты обращаются к идее легитимизма, пытаются установить контакт с 80-летним Владимиром Кирилловичем, его дочерью Марией, внуком Георгием. В этом направлении преуспела организация, именующая себя «Всероссийский монархический центр». Но в конце девяностых произошло разочарование, приведшее к отказу от верности «кирилловичам» и к идее приглашения на царство одного из иностранных принцев. Кризис русской монархической идеи стал еще более очевидным.

15 апреля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru