Русская линия
Интернет против телеэкрана В. Скурлатов14.04.2004 

Крымские татары изгоняют русских

Крымских татар на благословенном полуострове — 12%, но по сравнению с русскими они сплочены и организованы, у них высокая деторождаемость, у них есть цель создать независимую исламскую республику крымских татар. Не вижу, кто им может помешать. Чувствуется, что в Крыму у русских нет «критической массы» орговиков, а украинские власти в своей ненависти к «москалям» готовы уступить Крым татарам, лишь бы насолить России.

Зарисовка с натуры — «Бронетранспортеры на фоне старинной Генуэзской крепости. Зубцы средневековых стен и крупнокалиберные пулеметы, ощерившиеся с башен бронетехники. Щиты и каски спецназа. Крики, выстрелы, ненависть, разбитое стекло под ногами… Это Судак, чудесный курортный город в предгорьях Южного берега Крыма. Необыкновенно красивая земля. Совсем рядом фантастические скалы Коктебеля и холмы волошинской Киммерии. Дальше по побережью — царские бухты Нового Света. Это Судак, где всю нынешнюю зиму льется кровь и убивают людей.

За январь — несколько массовых драк между татарами и славянским населением. Трое погибших. Самое крупное кровавое побоище — под Судаком, в селе Веселое. До смерти забит местный житель Михаил Писанов. Бойцы милицейского спецподразделения «Беркут» автоматным огнем в воздух остановили толпу в несколько сотен озверевших людей.

В Симферополь прибыл председатель Госкомитета по делам национальностей и миграции правительства Украины Геннадий Москаль. Официально визит связан с 60-летием депортации крымских татар. На самом деле разбирались с событиями в Веселом. На пресс-конференции пан Москаль пошутил: «Чего вы такие неактивные, невеселые — или в Крыму кто-то умер?». Киевская шутка потрясла крымчан. Как раз в тот день действительно хоронили русского жителя села Веселое. Его убийцы, братья Османовы, объявлены в розыск.

Высокий правительственный гость сказал, что в решении национальных вопросов Украина является образцом для всей Европы. Что на её территории не было и нет никаких межэтнических конфликтов. И «требования крымских татар о выделении земельных участков не надо изображать исключительно как требования по национальному признаку!».

Но татары не требуют землю. Они ее берут силой по всему Крымскому побережью, от Евпатории до Феодосии. Прошлым летом отряды меджлиса атаковали Южный берег. Тысячи многодетных татарских семей уже имеют усадьбы в степном Крыму. Но двинулись к морю, в самые густонаселенные районы. Это уже не строительство дач в элитных бухтах. Идет нашествие, захват жизненного пространства для нового мусульманского этноса.

Тот, кто организовывал процесс, понимал — столкновение со славянским населением неизбежно. Хотя бы потому, что здесь, на побережье, землю придется отбирать у русских. Вот суть нынешней крымской трагедии. Почувствовав реальную опасность, жители Крыма пытаются защитить себя от вытеснения из обжитых мест. Славяне готовы к сопротивлению и уже не надеются на украинскую власть.

Как большинство городов автономии, Судак живет в плотном кольце татарских поселений. Но показалось мало. В январе меджлис захватывает заповедный мыс Меганом Теперь Меганом — татарская земля. Следом они поставили свои сараи в самом центре Судака, на территории военного санатория. Застолбили участки прямо в санаторном парке. Такого тут ещё не случалось. Внеочередная сессия горсовета собиралась, чтобы принять решение о сносе незаконно возведенных татарских строений. Но отряды боевиков меджлиса пошли на штурм городской милиции. Около двухсот молодчиков с криком «Аллах акбар!» бросились в атаку. Ломали двери и решетки, били окна, сорвали видеокамеры внешнего наблюдения. Одна группа пробивалась к оружейной комнате. Другая лезла в изолятор, где сидел Исмет Салиев, бывший чемпион по греко-римской борьбе, ныне один из самых яростных бойцов меджлиса. Он (Салиев) изувечил человека в селе Солнечная Долина. Это у Коктебеля, там тоже били русских. Теперь нападавшие требовали освободить соплеменника. Остановились, только когда милиционеры открыли огонь. Но не ушли, стояли, окружив здание. Покуда не добились, чтобы арестованного Салиева выпустили на свободу.

Власть покорно исполнила требования бандитов. А они под занавес буйства пообещали вернуться к внеочередной сессии Судакского горсовета — той самой, по ликвидации татарских самозахватов в парке военного санатория. Тем более что один из захваченных участков числится за все тем же Исметом Салиевым.

Вскоре Судак напоминал фронтовую зону. Бронетранспортеры перекрыли доступы к городской администрации и милиции. По улицам шагали шеренги милицейского спецназа в полной боевой амуниции, разгружались машины внутренних войск. Жители забаррикадировались в домах.

Утром несколько татарских колонн по тысяче человек в каждой вошли в город. Наткнувшись на пулеметные стволы, «представители коренной нации» с зелеными повязками на лбу прошагали мимо горсовета до памятника депортированным. Там устроили митинг и чеченские ритуальные танцы — такие же, как были на улицах Грозного. Естественно, сессия горсовета не состоялась. Якобы чтобы не провоцировать экстремистов. Но город понял, что депутаты попросту испугались. Власть и на этот раз не смогла разогнать несанкционированное сборище, хотя сил было предостаточно. А отряды меджлиса ушли победителями. Вся захваченная земля осталась за ними — как и право продолжать захват.

На экстренном заседании президиума Верховного Совета Крыма выступил глава парламента автономии Борис Дейч:

— Мы подошли к критической черте, за которой беда! Беда для наших домов, жен, детей и внуков! Выход один — только в соблюдении закона!..

О законе сейчас голосит всё крымское начальство. Сам Борис Дейч ходатайствовал перед Верховной Радой Украины о законодательном введении уголовной ответственности за самовольные захваты земли. Официальный Киев ответил, что изменять закон не будет — мол, в Уголовном кодексе и так есть статья «самоуправство». Которое карается штрафом… С таким законом меджлис действительно может делать, что хочет.

Новые акции готовятся по всему Крыму. Вот заявление регионального меджлиса Ленинского района (это крупнейший сельскохозяйственный регион, здесь же находится морской порт Керчь и единственная паромная переправа с Россией):

«Региональный меджлис призывает народ к проведению актов гражданского неповиновения, которые не будут ограничиваться ни по формам, ни по времени с переходом к более решительным действиям в борьбе за свои права».

И еще один принципиально-важный посыл заявления. «Восстановление прав крымско-татарского народа в полном объеме возможно только с восстановлением национальной государственности».

В крымских мечетях открыто зовут к джихаду: «Крым должен быть татарским!» Или турецким? Центр Севастополя, мечеть на улице Кулакова. У входа карта, где полуостров Крым — составная часть государства Турция. Духовное управление мусульман Крыма лично курирует имам Бекир Каплан, он же зарубежный представитель Министерства по делам религии Турции. Министерство напрямую шлет свои приказы и распоряжения крымскому духовному управлению. И там их дисциплинированно исполняют. Счета управления, зарплата сотрудников — все это деньги имама. То есть турецкие деньги.

Симферопольское представительство Министерства по делам религии Турции уже восемь лет существует без всякой регистрации в МИДе Украины. По сути, турок Каплан возглавляет нелегальную иностранную структуру. Ничего страшного. Меджлис татар Крыма тоже нигде не зарегистрирован. Однако бессменный лидер этой незаконной организации, депутат Верховной Рады Мустафа Джемилев ничуть этим не огорчен.

У Мустафы много дел. Захваты земли, административных зданий, блокирование автотрасс, организация акций массового неповиновения. К тому же он — председатель Совета крымско-татарского народа при президенте Украины. И сейчас у него новое ответственное поручение — обеспечить исполнение указа Леонида Кучмы «О праздновании 50-й годовщины вхождения Крыма в состав Украины».

Татары Джемилева — отметят событие, как полагается. Они понимают, что по большому счету украинские бронетранспортеры в Судаке были направлены не против них.

В пятницу 26 марта 2003 года я на заседании Русского Исторического Общества познакомился с замечательной русской женщиной профессором-филологом — Светлана Олимпиевна Мельникова, специалист по Антону Павловичу Чехову. Она пригласила меня в апреле участвовать в Шмелевских чтениях на даче Бекетова в Алуште. Организуют мероприятие супруги Валерий Петрович и Людмила Игнатьевна Казанник. Если ехать — то помочь русским организоваться для схватки. Ведь отныне в Крыму — господствует Дарвин! Я смотрю по телевизору — с арматурой и битами идут боевики на операторов телевидения, сбивают с ног, бью ногами. Церемониться никто не будет. Арматура, ножички, а там и погорячее. Когда бьешься за территорию, за самку, за жизнь — не до церемоний, тут надо стоять насмерть, а готовы ли депассионаризованные русские к жесткому противостоянию или снова бросятся врассыпную, как десять-пятнадцать лет назад? Особых иллюзий я не питаю. Но не поможет и не защитит от «Аллах Акбар!» ни предательская российская или украинская власть, ни НАТО. Киев явно устранился от наведения правового порядка в автономии. Когда Дарвин — побеждает зверски-зоологически сильнейший. Русских больше, но бойцов у них меньше, а самое главное, у татар есть «критическая масса» орговиков, а у русских — нет.

Сходная ситуация возникла на Сунже в начале 1990-х годов, когда после убийства атамана Подколзина не смогли 40 тысяч сунженских казаков защититься от вайнахов.

Казаки, включая отставных офицеров, не смогли сплотиться в ядро боевого сопротивления.

Нагло и уверенно чувствуют себя крымско-татарские боевики, не встречающие отпора. И чеченские боевики вместе с ними, отдыхают от боев в уютном Крыму, участвуют вместе с татарами в искоренении русского Крыма, кричат «Аллах Акбар!», грозят превратить Кавказ и Крым в «русскую могилу».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru