Русская линия
Русский вестник Александр Штильмарк14.04.2004 

«Черная Сотня» — это русская организация
17 апреля 2004 года исполняется 50 лет руководителю «Черной Сотни» А. Р. Штильмарку

— Александр Робертович, позвольте поздравить Вас с пятидесятилетием и задать несколько вопросов. Вы возглавляете организацию «Черная Сотня». Скажите, Вам не мешает в работе «непатриотическая фамилия»?

— Во время Ленинградской блокады отец командовал ротой разведки в Гатчинской дивизии и не раз сталкивался с той же проблемой, что и я сейчас: дескать, «непатриотичная» фамилия. Тогда думали, что фамилия — немецкая, сейчас думают, что еврейская, хотя любой лингвист скажет, что «марк» означает по-скандинавски «земля», а «штиль» и переводить-то не надо, и так понятно. Если буквально перевести мою фамилию на русский, получится «Тихая земля». Отец не раз наказывал мне фамилию не менять: «Пусть иные меняют, кому надо под русских подделываться. А мы и без этого Русские».

…В начале 13-го века житель Корсики Андрео Савелли неизвестным исторической науке способом попал в шведскую армию ярла Биргера, и в 1240 году пришел вместе с этой армией в нашу страну. После того, как Александр Невский на практике обучил шведов военному искусству, Андрео Савелли то ли был ранен, то ли пленен, то ли решил остаться на Руси по собственной воле… Вряд ли кто это когда-либо узнает. Короче, именно этот человек положил начало роду русских бояр Савеловых, моих предков по матери, и самым известным из этого рода был Патриарх Иоаким, предпоследний русский Патриарх перед Синодом. Известен он был своей непримиримой борьбой с католиками и прочими еретиками и часто ссорился из-за этого с Петром. Бояре Савеловы не были богатыми, хотя и владели селом Бородино, выкупленным впоследствии Александром Первым. Многие мужчины становились военными, например, мой прадед был полковником Царской армии. Сын же его в 1926 году по зову сердца вступил в коммунистическую партию, полюбил как родного отца Иосифа Виссарионовича, но любовь эта взаимной не оказалась, и через двенадцать лет мой дед скончался с именем Сталина на устах в одной из пересыльных тюрем от туберкулеза. Что заставило образованного и порядочного человека вступить в партию? Неведение реально происходящего? Надежда на социальную справедливость? Романтика новой жизни? Загадка…

Хотя по линии отца мои предки — шведы, уже мой прапрадед ни слова не понимал на «родном» языке и говорил только по-русски. Какое-то родственное отношение имел этот род к роду шведского короля — Улафа Четвертого, но история эта уж слишком давняя. Четыреста лет назад одна ветвь рода Штильмарков отправилась из Швеции в Германию, другая — в Россию. С тех пор «Русские Штильмарки» верой и правдой служили русскому Царю и русскому народу. Почти все мужчины были военными, мой родной дед воевал в Первую Мировую, закончил войну в чине капитана, имел ордена за храбрость. Потом был арестован большевиками, отказался участвовать в Гражданской войне на стороне «красных» и дожидался в тюрьме расстрела. Его дело каким-то образом попало в руки Михаила Фрунзе, который предложил деду стать начальником снабжения Москвы топливом. Шла зима 1919 года, Москва замерзала, мой дед, будучи специалистом в этой области и воочию наблюдая гибель людей от холода, согласился. Советская власть отплатила за выполненное задание «щедро»: в тридцать седьмом году деда расстреляли как врага народа.

— Такое в России случается часто — обрусевшие иностранцы становятся патриотами России. Примеров тому — множество, от Даля до Беллинсгаузена или фон дер Лауница…

— Я рос в необычной семье, и мне очень повезло с отцом. С самого детства, несмотря на махровый атеизм окружающей среды, меня воспитывали в любви к Церкви и русскому прошлому. Мы знали: православная вера — это Истина, которая свята и сомнению не подлежит.

Во время хрущевских гонений на Церковь отец начал книгу «Образы России» — о древних русских городах, храмах, памятниках, о русской архитектуре. В те времена это было почти невозможно, тем не менее через несколько лет книга вышла, а для того, чтобы собрать для нее материал, отец много путешествовал и часто брал меня с собой. Жили мы очень бедно, аванса отцу издательства не давали… Однажды для работы ему надо было проделать путь на теплоходе от Москвы до Углича, и вот мы купили самые дешевые билеты — в трюм, в четвертый класс, помню, теплоход еще был колесным. Часами мы стояли на палубе, любовались храмами, волжскими просторами, деревеньками с уютными серенькими домиками и перевернутыми крынками на изгородях… Храмы обветшалые, сиротливые, заброшенные. У одной церквушки обвалился крест, у другой сквозь крышу проросла березка, в третью неуклюже въезжал трактор с сеном. Символом поруганной России одиноко стояла в воде колокольня в Калязине. Больно было за Россию, любовь к ней постоянно сочеталась с болью.

— Вы как-то говорили, что отец Ваш видел Царя.

— Здесь нет ничего удивительного, он ведь родился в 1909 году, и когда ему исполнилось семь лет, он, будучи с родителями в Петербурге, видел Царя и Цесаревича, которых народ, несмотря на газетную пропаганду, очень любил. Сам отец относился к Царской Семье с благоговением и говорил нам с грустью:

«Вы — несчастное поколение. Вы не видели Царя».

И дело заключалось не столько в царской личности, сколько в том, что мы жили совсем в другой стране, в иной эпохе. Отец с трудом переносил все, что коробило русский язык: все эти ГОЭЛРО, КПСС, РСФСР… Он не раз говорил, что человек, назвавший Россию «РСФСР», был лютым ненавистником нашей Родины. Но что сказал бы он сейчас, в эпоху сникерсов, пирсингов, спикеров, шопингов! Что бы сказал он, глядя на телевизионную синагогу, на американские фирмы в центре Москвы, на картавящих-шепелявящих дикторов, которые не умеют двух слов сказать по-русски?!

— Скажите, когда Вы организовали «Черную сотню» и когда пришла идея издавать газету?

— Летом 1992 года мы решили уйти из «Памяти», так как она стала поддерживать Ельцина, и создали новую организацию — «Черную Сотню». Это — русская организация, бескомпромиссная, искренняя, непримиримая к врагам России, какие бы посты они ни занимали и какие бы маски ни надевали.

— Как у вас складываются отношения с духовенством?

— В целом можно сказать, что отношение духовенства к «Черной Сотне» положительное. Я знаю, что многие священники и монахи за нас молятся, и именно этими молитвами Господь нас спасает от ошибок и козней врагов.

— У многих людей само название «патриот» вызывает ироническую улыбку. Как это влияет на вашу работу?

— Мы уже привыкли ко всякой клевете. К тому, что мы якобы фашисты и едим по ночам еврейских детей, к тому, что нам нельзя подавать руки… И отношение как к чудакам тоже проходили. Многие люди если и не враждебно относятся к патриотической деятельности, то несерьезно. Как правило, подобные личности неплохо устроились в жизни — как суслики, натаскавшие в норку зерна и весьма этим обстоятельством довольные. Правда, они не ведают о том, что фермер на следующий год отдаст поле под нефтяные вышки, и сусликов ждет голодная смерть… Такие люди страшнее прямого врага, ибо они, сытые и благополучные, смотрящие на западные страны, как на недосягаемый образец для подражания, успели уже забыть о том, что они — русские, они даже стесняются того, что принадлежат к такой «нецивилизованной» нации. Смердяковы — это бич нашего времени, и надо научиться не обращать внимания на их презрительное отношение.

Молодежь в основном смотрит на происходящее демократично и терпимо. Помню характерный эпизод. Группа коммунистов — человек двадцать старичков и старушек — нестройно маршировала от Красной площади к площади Театральной, представляя собой подобие «боевого квадрата», как бы часть римской когорты. Транспаранты украшали этот квадрат со всех сторон. Из-за своей немногочисленности и наивных коммунистических лозунгов выглядели они нелепо. Двое совсем юных россиян, вливая в себя «продвинутое» пиво, наблюдали за зрелищем. «Сейчас начнут хохотать», — подумал я.

— Че это? — лениво спросил один.

— Коммунисты. Это типа тусовка у них такая, — без тени осуждения или насмешки пояснил другой.

Мне стало жалко этих одиноких, никому не нужных стариков, живших в советское время, бывших когда-то счастливыми, трудившихся не покладая рук и оказавшихся вдруг преданными бывшими товарищами по партии. Практически эти коммунисты, не отрекшиеся от своей идеологии, среди которых наверняка были и ветераны войны, и просто порядочные добрые люди, напрасно прожили жизнь. Все, за что они боролись, — уничтожено и осмеяно. А молодежь приняла их боль, их трагедию, их желание хоть как-то протестовать, хоть как-то выразить свою позицию, пусть и неправильную, за «тусовку» вроде сборища байкеров, рокеров или металлистов. Я не признаю коммунизм. Но этих русских стариков хотелось притулить и обнять, они были мне в тысячу раз милее тех, кто с ухмылкой смотрел им вслед…

Да, вероятно и нашу деятельность кто-то воспринимает как «тусовку». Кстати говоря, власти и пытаются принизить значение любой оппозиции и представить ее деятельность как несерьезную и маргинальную. В этом случае не за себя обидно. Обидно за то, что мы который раз наступаем на эти грабли.

Задолго до революции черносотенцы предупреждали о том, какой кровью обернется равнодушие одних и предательство других! Но ведь черносотенцам руки не подавали, над ними смеялись, их выгоняли из «культурного общества» за «клевету» на добропорядочного Абрама. И лишь когда это «культурное общество» оказалось в застенках ЧК, когда «добропорядочный Абрам» в кожаной куртке спокойно расстреливал из нагана представителей «культурного общества», тогда они возопили, тогда вспомнили о предупреждениях, тогда заядлые либералы, вроде Зинаиды Гиппиус, стали вдруг отъявленными антисемитами и даже поддержали Гитлера! Когда священники-черносотенцы буквально кричали о том, чтобы народ одумался, покаялся, «культурные люди» продолжали бредить теософией и оккультизмом, театрами и кинематографом, модными писателями и либерализмом.

В наши дни картина удручающе повторяется. Скольким людям в свое время мы твердили о том, что представляет собой Ельцин и вся эта перестроечная братия! Кто тогда нас слушал?! Очумев от демократии, люди считали чуть ли не святыми тех демократических деятелей, которых сейчас проклинают!

Невозможно забыть всеобщее буйное помешательство в августе 1991 года. Одновременно увидеть такое количество помраченных умом можно только на рок-концерте или на футболе. Говорили с ними и по-хорошему, и криком кричали, убеждая, что они своими руками разваливают страну — бесполезно! Подавай им независимость Украины и Прибалтики! Подавай им Ельцина с Гайдаром!

Когда видишь, что происходит, когда знаешь то, что будет, — как хочется донести это до людей, но как редко тебя слышат! Ведь все, что происходит, мы предсказывали уже давно — со времен начала перестройки. И не потому, что мы такие великие пророки, а потому, что видим вектор, по которому наши враги ведут страну. И если в деталях можно ошибиться, то общая картина ясна. Несмотря на то, что вот уже пятнадцать лет Россию уничтожают, народ почему-то уверен, что все это — результат ошибок, глупости и жадности руководителей. Если бы это было только так, это было бы счастьем! Наверху сидят враги России, которые действуют по указке ЦРУ, Ми-6, масонских лож и планомерно, шаг за шагом, разваливают страну. Мы это прекрасно знаем и с большой долей вероятности можем говорить о том, что нас ждет.

— Когда слушаешь президента, создается впечатление, что Россия быстрыми темпами поднимается из руин, восстанавливает экономику, развивает армию, престиж России в мире укрепляется. Почти прекратились задержки с выплатами пенсий и зарплат, меньше стало граждан, живущих за чертой бедности…

— На словах действительно все выглядит неплохо, но давайте вспомним мировые цены на нефть, которые были при Ельцине и которые установлены теперь. Вот вам и причина «небывалого подъема». Как только заработают скважины Ирака, как только упадут цены на нефть, так экономика России рухнет, как карточный домик. Нельзя жить за счет продажи нефти. Это, во-первых, означает грабеж наших детей, а во-вторых, тормозит рост производства в остальных сферах — стимула нет развиваться. Как алкоголик тащит семейное добро на продажу и за бесценок отдает детские пальтишки, свои инструменты, тещину посуду — все, что можно продать, так и демократическая Россия прочти задаром отдает свои заводы, угодья, землю, недра… Своим жуликам, а чаще — зарубежным. Мы уже фактически не распоряжаемся ничем в нашей стране. Всюду всяческие «Нестле», «Шелл», «Бритиш петролеум», реклама иностранных фирм. Фактически мы уже оккупированы.

Демократы за время своего правления не построили ни одного завода, ни одного цеха, ни одной электростанции, если не считать те, которые были почти готовыми при советской власти и те, которые выпускают жвачку, пиво и пепси-колу. По производству этой отравы мы, пожалуй, дадим фору даже американцам…

Но дело даже не в экономике. Россия погибает как самостоятельное государство, погибает она и духовно. На один открытый храм открываются десятки казино, ночных клубов, сект, порнографических изданий и телепрограмм…

Еще одна острейшая проблема — заселение русской земли инородцами при полной поддержке государства. Я бы сказал даже, что инициатива исходит именно от государства, чиновники которого кто волей, а кто по неведению работают в интересах иностранных государств. Очень хочется превратить Россию в гигантское Косово, и, надо сказать, это блестяще удается. То в одном, то в другом исконно русском городе появляются бесцеремонные кавказцы, которые за счет взяток и махинаций быстро становятся хозяевами положения. Самое страшное в том, что практически на всех уровнях власти мы видим поддержку таким оккупантам — от Кремля, которому всюду чудятся «международные террористы», но который как огня боится слова «русский», до районного начальника, который готов за сто долларов зарегистрировать в русской глубинке хоть пол-аула сбежавших с гор кавказцев…

Международное положение России — еще одна беда. Страны НАТО, окружившие со всех сторон нашу страну ракетами, станциями слежения и танками, считаются у нашего руководства друзьями, особенно США. Антирусские режимы в бывших республиках СССР поддерживаются дешевыми природными ресурсами из России, а дружественная Белоруссия подвергается санкциям. Все это говорит о том, что во главе государства стоят люди, поддерживающие новый мировой порядок. Говорит об этом и тот набивший оскомину тот факт, что с маньяческим упорством, причем без всякого практического смысла, в России внедряется ИНН.

— Вы нарисовали мрачную картину… Что же Вы предлагаете делать?

— Не мрачную, а реальную. Я уверен в том, что Господь спросит с каждого: «А что ты делал тогда, когда твой народ спивался, когда твое земное Отечество погибало?» А сейчас многие православные сосредоточились на себе и своих проблемах, как индийские йоги. Занимаются бесконечным самокопанием: а можно ли в понедельник кушать мороженое, а нет ли в белом хлебе чего-либо скоромного, и можно ли его кушать Великим постом, а благословит ли батюшка ехать на дачу… И нет такому «православному» никакого дела до мальчишки-беспризорника, ворующего на вокзале, не замечает он тысяч русских беженцев из Чечни, не знает о том, что русские детишки зимой замерзают в квартирах. С нас всех спросится за то, что Господь дал нам Россию — прекрасную страну, а мы ее не уберегли. Вот что по этому поводу говорил архиепископ Феофан Полтавский: «Будем ненавидеть врагов Божиих и врагов русского народа не за их личные обиды нам, а за их враждебное отношение к Богу и к Церкви и за их бесчеловечное отношение к русским людям. Поэтому нужно бороться с этими врагами. А если не будем бороться, то за свою теплохладность будем наказаны Господом. Он Свое отмщение воздаст тогда не только им, но и нам».

Добавить нечего. Можно только пожелать всем нам строго выполнять этот завет архипастыря. Помоги нам Господь возродить Россию!

Беседу вел И. И. ИВАНОВ.

13 апреля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru