Русская линия
Крестьянские ведомости Александр Мурзин02.04.2004 

«Подлинная история цареубийства остается нетронутой»
В Санкт-Петербурге похоронены не останки Царской Семьи?

Сообщение из США: результаты генетического анализа святых мощей Великой Княгини Елизаветы Федоровны НЕ СОВПАДАЮТ с данными подобного анализа предполагаемых останков её Сестры Императрицы Александры Федоровны. В солидном американском журнале «Анналы биологии человека» опубликована статья о том, что группа ученых США с участием ученых Российской Академии Наук вернулась к проблеме принадлежности «екатеринбургских останков». Генетика за последнее время шагнула далеко вперед. И на базе новейших достижений ДНК-технологий ученые провели анализ митохондриальной ДНК частицы мощей Елизаветы Федоровны, хранящейся в Нью-Йорке. Родные сестры и их дети должны иметь идентичные митохондриальные ДНК. Однако результаты анализа останков Елизаветы Федоровны не соответствуют опубликованным ранее данным о митохондриальной ДНК предполагаемых останков Александры Федоровны и её Дочерей. Ученые отмечают не просто ошибочность, но полную научную несостоятельность ДНК-исследования 1994 г., поэтому его результаты фактически зачеркивают сами себя. Окончательный вывод авторов статьи суров: анализ ошибок в ДНК-исследовании 1994 г., значительные нарушения судебно-медицинских процедур, многие несоответствия в выяснении всех обстоятельств исчезновения Царской Семьи и ее Слуг в ходе «идентификации» неизвестных останков в России и, наконец, несовпадение митохондриальных ДНК предполагаемых сестер привели международный коллектив ученых к заключению, что имеющиеся доказательства свидетельствуют против утверждения, будто «екатеринбургские останки» — это останки семьи Романовых. Скорее всего, по совокупности имеющихся данных, скелеты, найденные под Екатеринбургом являются безымянными жертвами гражданской войны, многие из которых до сих пор покоятся в захоронениях под Екатеринбургом. Вывод, согласитесь, сокрушительный. Для России, похоже, пришло время новых духовных потрясений и испытаний. Ситуация, вокруг «царского дела» вновь обострилась так, что не знаешь даже, что предпринять, к кому обратиться за оценкой случившегося. «Крестьянские ведомости» обратились к старейшему исследователю Екатеринбургской трагедии, журналисту, историку, лауреату премий Ленинского комсомола и Союза журналистов СССР А. П. МУРЗИНУ. Вот что он нам рассказал…

— Александр Павлович, что вы думаете по поводу заявления генетиков из США?

— То же, что утверждал и прежде: сначала история, потом генетика. Потому что убежден: даже один процент исторической истины может или подтвердить или опровергнуть все 99% генетических заключений со всеми их девятками через запятую. А сейчас, когда я, в пределах моих возможностей, закончил свое полувековое расследование Екатеринбургской трагедии, уверен в этом не на один, а на все сто процентов.

— Но пока прежние заключения генетиков о «царских» останках опровергают генетики же, а не историки.

— Не совсем так. Убийство Елизаветы Федоровны, Ее прах, Ее могила и мощи — это абсолютный исторический факт. И в США исследовали именно Ее останки. А об останках, объявленных прахом Александры Федоровны, никаких исторических доказательств нет и близко. Как и о прахе остальных Членов Царской Семьи.

Что же можно было в такой ситуации ожидать от генетиков и других российских «экспертов», если им предложили черепа и скелеты, которые были объявлены «царскими» еще до того, как их лопатами выгребли из трясины под коптяковским «мостиком»?

И еще напомню: в 1995 году руководители Зарубежной Экспертной Комиссии по изучению останков, приезжавшие в Москву, настойчиво предлагали нашей правительственной комиссии провести ДНК-исследование мощей Елизаветы Федоровны. Но куда там! Отказались, пошли окольным путем, через очень дальних родственников Императрицы. И вот теперь это сделали в Америке.

Что касается историков, то кто их слушал? Опять напомню: 3 ноября 1997 года правительственная комиссия приняла официальное решение оставить исторические изыскания за рамками своей работы, то есть не выяснять даже, что за «могила» обнаружена под коптяковской дорогой, откуда она на самом деле взялась. Разве это не театр абсурда?

У этого театра глубокие корни. В том числе и корни стойкого неверия народа в «царское захоронение» в Петербурге.

Да, сейчас уже все понимают, что у нас нет честной исторической науки. Сто лет она напролом шагала по лженаучному «ленинскому пути» и потерпела полный крах, находится в коме. Вся наша история за XX век искорежена ложью, изодрана в клочья. Оттого мы и вопрошаем без конца: кто мы, где мы, откуда и куда идем? То же происходит и с историей гибели Царской Семьи. Как загнали ее Ленин и ленинцы в исторический тупик в 1918 году, так там она и пребывает по сегодняшнее число.

Между тем, даже открытые, доступные теперь документы о том, как на самом деле были истреблены Узники дома Ипатьева. Не просто говорят — они кричат о запредельном изуверстве и лжи кремлевских и уральских палачей. Однако историки, не говоря уже о толпах невесть откуда взявшихся «знатоков» екатеринбургского злодейства, продолжают шаманить вокруг все той же «Записки Юровского», которой в природе никогда не было, нет и не объявится. Сама же подлинная история цареубийства по-прежнему остается нетронутой.

В такой обстановке что мне оставалось делать в 1997 году, если я уже знал, что в Санкт-Петербурге полным ходом готовят место для похорон «царской семьи»? Только одно: остеречь Церковь от возможного доверия к «царской» версии неведомо чьих скелетов, от нависшей угрозы обретения в будущем лжемощей Убиенных Членов Царской Семьи, Ее Доктора и Слуг, чего Церковь никак не могла попустить.

И я написал открытое письмо Патриарху Московскому и всея Руси Алексию Второму «О чем рассказал перед смертью цареубийца Петр Ермаков?» В письме Его Святейшеству и еще в серии статей (все те мои материалы опубликовала тогда «Комсомольская правда») я убеждал не верить ни одному «красному» источнику о цареубийстве, документально доказывал, что никакого «царского» захоронения под пресловутым «мостиком» Юровский в июле 1918 года не производил, что любые тела могли быть туда подложены позже и что Г. Рябов и А. Авдонин никогда этого места якобы «царской могилы» не искали, а «нашли» его, хорошо известное КГБ еще со времен ВЧК-ОГПУ, в точно назначенный чекистами день и час.

Но никто и никак не отреагировал тогда на мои публикации, кроме Церкви, которая проявила мудрую осторожность в своей позиции по отношению к «екатеринбургским останкам». Я же могу сегодня только подтвердить то, что писал тогда, на куда более прочной документальной базе.

— Вы призываете не верить ни Юровскому, ни другим «красным» свидетельствам о тех кровавых событиях, но сами опираетесь пока лишь на то, что вам поведал Ермаков? А это тоже фигура достаточно лживая и одиозная.

— Дело вовсе не в том, что вот я какой уникальный, единственный, кто встречался с Ермаковым. Тут нечему завидовать, нечем бахвалиться. А в том, что из рассказа этого изувера, оказавшегося его предсмертной исповедью, я впервые узнал почти полную правду о совершенном злодействе. Однако согласитесь: тогда я только услышал эту правду, но ведь не знал, не мог знать или поверить, что это правда. К тому же встречался я не с одним Ермаковым, а, например, и с женой Свердлова К. Т. Новгородцевой, дважды выступавшей у нас в Уральском университете, и с дочерью Юровского Р. Я. Юровской, и с А. И. Парамоновым, который показывал в 1928 году В. Маяковскому место под Екатеринбургом, где, как писал поэт, «император зарыт», и многими другими. И тоже не мог тогда знать, сколь бесценны окажутся для меня их признания и оговорки через десятки лет.

Все источники, «красные» и «белые», предстояло сотни раз выверить, и особенно «мемуары» Юровского и Ермакова. Сверить, проверить, перепроверить, добыть и сравнить документы, отсеять уйму мифов, имен и эпизодов, изучить метры, километры, часы и минуты, как, где и когда принимались, совершались те или иные решения, передвижения, поступки и действия кремлевских и уральских палачей. На это полностью потрачены последние 15 лет.

Но, полагаю, не о Ермакове сейчас речь и тем паче не обо мне. Вернемся к проблеме, почему случились в 1998 году «самые странные похороны» в Санкт-Петербурге.

— Да, почему? В чем, по-вашему, коренная ошибка «энтузиастов» тех похорон?

— Это еще вопрос: ошибка или какой-то целевой замысел Ельцина. Вспомним «преступление века». 21 июля 1918 года Шая Голощекин объявил на митинге в оперном театре Екатеринбурга, что Николай II расстрелян. Люди не поверили, из зала раздался возглас: «Покажите тело!». Не показали. Потому что нечего было показывать: тела Убиенных Августейших Особ были уже уничтожены.

Если Ельцин, Немцов и их подручные в своей твердокаменной уверенности, что они хоронят именно останки Царской Семьи, опирались на какие-то тайные и абсолютные доказательства, которые «еще рано» обнародовать, то и сейчас от них нелишне потребовать: «Покажите документы!» Иначе их действия никакому здравому объяснению никогда не поддадутся.

Но если они уверовали в святость одной единственной бумажки без названия, подписи и даты, именуемой «Запиской Юровского», а в гробиках-шкатулках в Санкт-Петербурге окажутся упокоенными вовсе не Романовы, то в конце ХХ века совершено преступление, равное по своей жестокости, кощунству и духовно-нравственным последствиям для России большевистскому преступлению в начале того века.

— Александр Павлович, как могут развиваться события дальше?

— Как и при Ельцине. Если верховная власть в России не образумится и не поставит, наконец, все расследование Екатеринбургского злодеяния с головы на ноги, а в этом «положении» история цареубийства пребывает уже более 85 лет, поднимется новый тайфун шизофрении, когда у россиян рябило в глазах от обилия в газетах, журналах раздробленных черепов, пустых глазниц, переломанных скелетов и самых несусветных версий.

Эта пляска бесов на крови, на Памяти о Мучениках Екатеринбурга уже началась. Возьмите, например, «Московский комсомолец» за 5 февраля. Гляньте, какую небывалую еще картину цареубийства нарисовала газета, наблюдая ее из-под юбки Галины Брежневой. Я не шучу, посмотрите!

Что газете до того, что бывший кремлевский, еще со времен Сталина, стоматолог и, к несчастью, участник «экспертиз» безвестных останков по их черепам, профессор А. Дойников и на сей раз все перепутал: череп, ранее приписанный экспертами Государыне, он приписал теперь Государю. Цель ясна: кто там, в Америке, сомневается в останках Александры Федоровны? Вот же есть еще и Николай II! Газета уверена: кто станет вникать в такие тонкости? Читателям куда интересней прочесть, как однажды Галина Брежнева задрала перед профессором юбку, чтобы он убедился, что под ней у нее нет никакого бельишка, все натурально.

Вот так и жируют на царской крови писучие упыри по всей России уже 15 лет. И все никак не могут насосаться той крови.

Международный коллектив ученых, собравшихся в США, можно ошельмовать, только вновь подняв на пьедестал отечественных экспертов, никем непревзойденных и лучших в мире. И уже 11 февраля «Московский комсомолец» воспел осанну факиру «фотосовмещений» черепов и фотографий «идентифицируемых» лиц С. Абрамову. Тому самому Абрамову, который по одним только фотографиям и слепкам трех черепов, будто бы найденных Г. Рябовым на Урале, тотчас определил, что это черепа Николая II, Алексея и Анастасии. «Череп Николая II» облетел в 1989 году весь мир. А потом был и всемирный же конфуз: при проверке все три черепа оказались женскими. Но зато теперь, уверяет газета, мастерство «эксперта» возросло настолько, что он может уже «налепить лицо» на любой череп (так и сказано С. Абрамовым: «налепить лицо»!).

Это явный намек, кто будет у «МК» следующим магистром экспертиз. Тут у нас нет равных С. Никитину, который и без раздробленных лицевых частей «романовских» черепов давным-давно «налепил лица» и Государю, и Государыне, и трем Великим Княжнам, включая Марию. А когда другие эксперты Марию объявили Анастасией, то на фотографиях никитинских «скульптурных идентификаций» так и осталась Мария. Что делать, увековеченную подделку без нового конфуза не переваяешь.

«Комсомольская правда» пока всполошилась не так, как ее младший брат. Она предоставила слово (и тоже, заметьте, 5 февраля) главному герою наших главных экспертиз — генетику Павлу Иванову, «одному из авторов научного метода», примененного при ДНК-исследовании 1994 года, то есть исследования, которое и признано генетиками в США абсолютно несостоятельным. Переименованный почему-то газетой в Леонида (видимо, на всякий случай) Павел Иванов был краток: «Статья в „Анналах“ бросает тень на умственные способности самих авторов».

Прием до боли знакомый: всех, «кто не с нами» — в дурдом, в психушку! Довелось испытать на себе этот прием и мне. После моего письма Патриарху в 1997 году немедля пришло в «Комсомольскую правду» письмо одного «историка» из Екатеринбурга, автора, как он писал, 900(!) научных трудов — некоего И. Плотникова. Оказалось, что он помнил меня еще по университету, и вроде «нормальным», и вот через годы сочувственно вопрошал газету, что же со мной случилось и в своем ли я уме, если пишу нечто несусветное самому Патриарху?

Лишь недавно я понял, что так обеспокоило семь лет назад И. Плотникова: мои публикации в тогдашней «Комсомолке» изрядно рушили замшелые большевистские мифы об истреблении Царской Семьи и Ее Слуг. А Плотников — историк еще сталинской школы и несгибаемый певец большевизма, всю груду трудов которого можно объединить одним названием: «Большевики — во главе масс». Вот он-то и издал недавно фолиант «Правда истории. Гибель Царской Семьи».

Чистое слово «правда» так часто используется авторами сочинений на «царскую» тему для прикрытия самой необузданной лжи, что давно уже должно отпугивать. Фундаментальный труд И. Плотникова (в фолианте полтора кило веса и более 1000 одних только «научных» ссылок и примечаний, наполовину ложных, но — поди проверь!) — это, конечно, энциклопедия, но энциклопедия уже не газетной, а фундаментальной лжи. Потому что на 527 страницах автор шаг в шаг, след в след излагает то, что историк-мифотворец цареубийства М. Покровский (пусть отчасти и со слов Юровского) уложил в 9,5 страниц своей рукописи, в первозданном виде которой нет и буковки от руки Юровского, но которую все торопыги от истории дружным хором по-прежнему именуют «Запиской Юровского».

И это еще полбеды. Беда, когда представитель фундаментальной науки (доктор исторических и академик гуманитарных наук!) каждое слово, каждый эпизод из версий Покровского-Юровского (а все они небывальщина) разворачивает в обширные полотна и главы, оснащая их собственными, вовсе уж абсурдными «открытиями». Приведу всего один шедевр из десятков столь же диких, бросающих читателя в дрожь. Чьи, например, крупные обгорелые кости нашел близ костра у шахты N7 колчаковский следователь Н. Соколов? И. Плотников объясняет всем бестолковым (цитирую стр. 303 его фолианта): «… похоронщики, охранники могли для утоления голода поджаривать на костре кусок или куски говядины с костями». Поясню: они готовили себе жратву на том же костре, в который бросали «остатки трупов убитых», а может, добавляет гуманитарный академик, и «давнюю падаль».

Это что-то уже пострашнее пира во время чумы.

И остается только признать, что всем ненавистникам Царской Семьи, всем клеветникам Ее жизни и смерти фолиант И. Плотникова пришел на помощь как нельзя вовремя.

Словом, будущие историки, будьте бдительны!

Поскольку пока на вершине власти в России нет никого, кто положил бы предел этому беспределу.

— Но как это сделать? Что — опять запрет, кляп свободе слова, цензура?

— Упаси Бог! Однако уже и нетерпимо, когда Россия так позорит себя перед всем миром, а власть боится и кашлянуть, чтобы «не навредить» нашей младенческой демократии, не замечая, что из нее быстрее всего и возрос этот ядовитый чертополох дебильной «свободы слова».

Свобода — это не разгул своеволия, а и обязанности граждан, их самодисциплина. Пора уже через двести лет понять то, что еще в XVIII веке понимал наш великий соотечественник, поэт и политик Гавриил Державин, также воспевавший свободу, но «свободу — во узде страстей!». Нет на эту тему формулировки более точной и краткой.

Узда на собственные страсти — это не намордник, а самоконтроль, самоуважение. Есть воля деспотическая, силовая, но есть и благородная воля. И было бы благодарно понято миллионами россиян, если бы президент В. В. Путин проявил такую волю и обратился хотя бы к руководителям средств массовой информации и с отеческим внушением, и с призывом не допускать далее такого вандализма и цинизма по отношению к канонизированным Церковью Мученикам Екатеринбурга, к Их памяти.

Это тем более необходимо, потому что России, возможно, предстоит новое духовное испытание и принятие новых тяжелых решений.

— Что еще может случиться?

— Допустим, соберется какой-нибудь международный консилиум суперквалифицированных генетиков (а это вполне вероятно) и подтвердит, что в Санкт-Петербурге похоронены не Члены Царской Семьи. Кроме того, скоро наверняка будет исследован и прах Императрицы Марии Федоровны и появится возможность сравнить полученные результаты с ДНК-исследованиями предполагаемых останков Ее Сына Николая II, упокоенных в Петропавловской крепости.

— И может вновь возникнуть тупиковая ситуация?

— Тупики создаем мы сами. Напомню, чем заканчивалось в 1997 году мое письмо Патриарху: «Нельзя допустить, чтобы из самой тяжкой тайны ХХ века была поспешно сотворена новая тайна, новая загадка — уже для людей третьего тысячелетия». Ну, вот оно и третье тысячелетие… И мы с вами опять сидим, гадаем.

В дни «похоронной» эйфории семь лет назад я призывал только к одному: не спешите, не спешите Их хоронить! О том же хочу предупредить и сейчас. Если даже окажется, что в Петербурге упокоены «не те» останки, будет ли это означать, что придется спешно выносить из Петропавловской крепости «чужеродные» гробики? Боже упаси!

— Вы опять так озадачиваете, что, слушая Вас, все время ощущаешь, что вы что-то знаете, что-то самое важное.

— Да, знаю. Потому и вновь призываю остеречься. Ведь еще вполне может оказаться, что в тех гробиках лежат не только «не те», но частично и «те» останки. И придется искать ответ на самый трудный вопрос: почему генетики тогда изучали лишь трубчатые кости найденных скелетов, то есть кости только туловищ, а отдельно лежавшие от них черепа ДНК-анализам не подвергались? А страшная тайна «екатеринбургских останков» обязывает учитывать и это: скелеты туловищ и скелеты черепов среди них не обязательно могут принадлежать тому или иному одному человеку.

Так что это было — ошибка глупцов или умышленное стремление организаторов «похоронного» действа запаять в тех гробиках Истину на века, оставить потомкам лжемощи, чего и добивались еще в дни 17−19 июля 1918 года большевистские палачи?

Я, например, имею документальное свидетельство (стенограмму) одного из подручных Ермакова, что уже в те дни они не только сжигали и скрывали тела Убиенных, но и создавали некий (цитирую) «конгломерат» костей. Веселились: пусть, де, потом темные «божьи люди» молятся на это крошево.

Что все это означает для нас сегодня? Только одно: новые ДНК-исследования в США, если они верны, утверждают лишь то, что скелеты тел, ранее признанные как останки Романовых, им не принадлежат. А это значит, что тайна черепов Августейших Особ остается: они могли быть подброшены в захоронение под коптяковским «мостиком» каких-то других людей и в 20-е, и в 40-е годы, но вполне возможно, что и в 1977—1980 годах.

Именно многократные манипуляции цареубийц с черепами Членов Царской Семьи я и имел в виду, когда писал Патриарху, что, в отличие от других оппонентов, напрочь отрицающих «царское захоронение» под Екатеринбургом, я как раз допускаю, что в нем (извините, что снова цитирую самого себя) «могли быть перезахоронены и останки „царские“. Но это надо доказать!».

Словом, как это ни горько и тяжко, но вновь встает вопрос об отрубленных головах Убиенных Мучеников Екатеринбурга, о чем я также писал Патриарху со слов Ермакова (а есть ведь свидетельства и других участников той дьявольской операции). Только искать ответ на этот вопрос надо не в плане «ритуального» убийства (это полная чушь!) или «показа» тех голов в Кремле (это другая тема), а в его истинном, то есть в сугубо конкретном, следственном значении.

По итогам своего расследования (документальным) я теперь и сам твердо знаю: не только головы именно и прежде всего Августейших Особ отрубались, но и тела Их также рубились на части с одной целью — для удобства сожжения. Уверен, что с телами Доктора и Слуг таких операций не производилось. Им лишь раздробили лица и «похоронили» в другом месте, откуда потом Юровский мог перепрятать их под коптяковский «мостик» вместе с телами каких-то других убитых людей.

— Когда, по-Вашему, это было?

— Скорее всего, ложную могилу Юровский создавал в августе-октябре 1919-го и в апреле-июле 1920-го года. После чего и «указал» ее место М. Покровскому. Никто ведь не хочет ни во что вникать, скажем, узнать, что ЦК РКП (б) и ВЧК весной 1919 года хотели направить Юровского в Харьков (есть документ), но тут начался откат белых на Урал и за Урал, и его тотчас «перенаправили» в освобожденный Екатеринбург главой губернской ЧК — с явной целью доделать то, что не успели сделать в 1918 году перед сдачей Екатеринбурга белым. В том числе и создать ложную «царскую» могилу.

— Но давно известно, что тела Убиенных Членов Царской Семьи сжигались на кострах и с помощью серной кислоты. Зачем же их было рубить, чтобы бросить в огонь? Или вы знаете что-то еще?

— Я знаю главное: метод, способ, который придумали и избрали для своего изуверства палачи. Только этот способ гарантировал им быстрое уничтожение тел «до пепла», как о том и писал Ермаков, соврав при этом, как и было всем им велено, про костры. Но на самом деле на кострах палачи сжигали лишь одежду Убиенных и собак. Собак, возможно, и для того самого «конгломерата». Так что пусть лжеученые и лжежурналисты еще сто лет скачут вокруг костров, не понимая, что большевики были, конечно, звери, но не были такими дураками.

— Что же за способ применили большевики для своей чудовищной акции?

— А вот тут я должен, а перед Памятью Убиенных даже обязан, вас огорчить: этой тайны я не доверю пока никому.

— Как же так, разве вы не хотите помочь будущим ДНК-исследованиям «тех» или «не тех» черепов, если придется их проводить?

— Для этого у генетиков есть все: и объекты исследований и мощи прямых родственников Убиенных Августейших Особ. Если кто-то не умер за эти годы, то есть родственники и у доктора Боткина, и у горничной Демидовой, и у повара Харитонова. Они могут сдать кровь. К тому же, генетики априори не должны знать ничего, кроме «указаний» своей науки.

— Но для истории вы же не можете не открыть этой тайны?

— Для того и пишу книгу о гибели Царской Семьи. Книгу без мифов и версий, вымыслов и домыслов, а строго документальную — обо всех действительных обстоятельствах истребления Царской Семьи и Ее Слуг. В том числе и о способе уничтожения Их тел. Рассказать о его секрете, о его «технологии» надо обстоятельно и доказать все это документами и свидетельствами абсолютно точными, выверенными, а их у меня десятки.

И потом, поймите: раскрытие этой тайны далось мне очень тяжело, тяжелее даже, чем документальное доказательство факта, что Ленин и Свердлов всю ночь с 16-го на 17 июля 1918 бдили в кабинете вождя, дожидаясь, когда в Екатеринбурге добьют Царских Детей.

Кому же я могу сейчас доверить эти и другие подлинные тайны и факты цареубийства в той позорной ситуации, о которой говорил вам в ходе нашей беседы? Историкам? Но мы уже видели: нынешние историки, особенно обвешанные советскими еще степенями и званиями, — это бедствие России. Тем более, ничего нельзя доверить газетно-журнальной саранче. Все растащат, затопчут, заклевещут, втолкут в грязь.

Так что подождите еще немного.

12 марта 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru