Русская линия
Газета.Ru Вадим Нестеров31.03.2004 

Дорога к Храму таможенной службы
На встрече министра культуры Александра Соколова и патриарха Алексия II обсуждалось преобразование филиала музея Рублева в храм Федеральной таможенной службы

Сегодня в патриаршей рабочей резиденции в Чистом переулке состоялась встреча патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго с министром культуры и массовых коммуникаций Александром Соколовым. Событие, надо сказать, примечательное: по сути, это первая серьезная рабочая встреча нового министра. До сих пор его публичное общение ограничивалось самопрезентацией, состоявшейся в прошлый понедельник, 22 марта. Тогда министру внимала солянка из его подчиненных — сотрудников бывших Минпечати, Минкульта и Росархива, мастеров культуры и нескольких приближенных журналистов. Там было явно не до решения каких-то проблем, тем более что сам министр встречу начал с заявления, что еще не успел разобраться в том, чем ему предстоит заниматься на новом посту.

Сегодня другое дело — два серьезных человека собрались разговаривать за закрытыми дверями. Несколько удивляет, что служители церкви оказались новому министру интереснее подчиненных (из руководителей телеканалов, к примеру, на той, первой, встрече присутствовал только гендиректор Ren-TV Дмитрий Лесневский). Впрочем, причины предпочтений министр быстро разъяснил сам, заявив, что «служение культуре и духовное служение церкви неразделимы».

Несколько огорчает, что в праве служения культуре таким образом оказались обойдены атеисты, представители других христианских конфессий, а также мусульмане и буддисты, ну да не будем придирами, может быть, сморозил человек.

Впрочем, министр особой словоохотливостью не страдал, говорил большей частью патриарх и тоже о взаимосвязи церкви и культуры: «Нас многое объединяет, потому что слова „культ“ и „культура“ имеют общий корень», — и напомнил, что у Русской церкви и раньше были добрые отношения с Минкультуры, и «хотя были иногда трудные периоды, мы вместе, сообща, решали проблемы». После чего высокие стороны и удалились, собственно, решать.

О том, какие это проблемы, журналисты узнали вскоре после завершения встречи. Как выяснилось, дела все больше житейские: на встрече обсуждались вопросы проведения Дней славянской письменности и культуры, издания православной энциклопедии, сохранения архивов, сотрудничество в духовно-нравственном воспитании молодежи. Кроме того, патриарх не забыл и прежних уговоров: «Ранее мы договорились с Министерством культуры о создании десяти фильмов, посвященных истории РПЦ. Думаю, эта договоренность остается и при нынешнем руководстве министерства». Также стороны приняли решение доработать «Соглашение о сотрудничестве» между РПЦ и Минкультом, принятое десять лет назад.

Довольно занятным стало заявление патриарха по поводу одного из болезненных вопросов взаимодействия РПЦ и Минкульта — возвращения ценностей церкви. Как объявил патриарх, «23 июня будет возвращена Тихвинская икона Божией Матери. Сейчас Министерство культуры приняло решение о возвращении Толгской иконы Божией Матери». Здесь, скажем прямо, ничего неожиданного: Тихвинскую икону ее нынешние хранители, протоиереи Сергий и Александр Гарклавсы, передают из США напрямую Тихвинскому монастырю, а что касается Толгской иконы Божией Матери, то это заявление вообще вызывает некоторое недоумение: о возвращении этой иконы XIV века в женский Толгский монастырь ярославские СМИ сообщали еще в конце августа прошлого года. Возможно, все дело в следующей фразе Алексия Второго: «Вчера ко мне обратились архиепископ Ярославский и Ростовский и губернатор Ростовской области с просьбой, чтобы такая передача иконы состоялась в Москве в присутствии министра культуры и предстоятеля РПЦ». То есть предадим еще раз, но с помпой.

Но самым сенсационным оказалось заявление о том, что храм Покрова в Филях, обстроенный со всех сторон таможенными терминалами, безнадежно изуродовавшими чудесный вид на этот уникальный памятник русского барокко, в перспективе может стать приходским храмом Федеральной таможенной службы.

Вопрос об этом храме, напомним, дебатируется с 1991 года. РПЦ желает получить эту всемирно известную церковь, включенную в перечень «Сокровищ мира» ЮНЕСКО в собственность, однако Минкульт до сих пор стоял твердо: регулярные богослужения нанесут непоправимый ущерб главному сокровищу этого шедевра московского зодчества XVII столетия — подлинному интерьеру верхнего храма. В нем находится уникальное резное убранство (иконостас, царская ложа, клиросы и т. п.); иконостас представляет собой комплекс икон работы царских мастеров конца XVIII века, среди них — подписные произведения знаменитых богомазов Кирилла Уланова и Карпа Золотарева.

Сейчас храм, являющийся филиалом музея им. А. Рублева, «располовинен»: в 2000 году решением правительства в нижнем храме было разрешено проводить богослужения, верхний остался за музеем. Однако, как неоднократно жаловались музейщики, во время проведения богослужения приборы фиксируют скачки температуры и влажности внутри помещения. В храме отсутствует тамбур, и поэтому при частом открывании наружных дверей происходит резкий перепад температур, пристроить же крыльцо невозможно, так как это изменит исторический облик памятника. Впрочем, патриарх предложил свой вариант: «Договоримся об условиях проведения богослужений и в верхнем храме». А в качестве аргумента заметил, что «церковь никогда не разрушала, но зато всегда созидала». Лишь после вопроса одного из взволнованных журналистов стало понятно, что решение еще не принято, а вопрос о будущем храма будет обсуждаться на следующих встречах с министром.

Что тут скажешь, кроме «Слава Богу!"…

29 марта 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru