Русская линия
Русское Воскресение Валентина Сологуб23.03.2004 

Злая шутка со свободой слова
Об одной телепередаче

13 февраля, в пятницу в программе тележурналиста Шустера «Свобода слова» Генрих Резник запальчиво бросил вызов кому-то из находящихся в студии представителей «непрогрессивного народа»: «Я русский, русский еврейского разлива! Живущие в России все русские…». Реакция присутствовавшего там бурятского певца-депутата Кобзона была весьма выразительной: он с большим недоумением посмотрел на Резника, пытаясь понять его пафос: что же он имел в виду?

Так что же имел в виду всемирно известный юрист, бросив «в толпу» эту фразу как гневное обвинение недоразвитым «русским националистам»? Сказал, и сам себя, кажется, не понял: сощурился и покраснел в свете ярких софитов. Но слово не воробей, шустро вылетит — не поймаешь! На то она и свобода…

Пощадим известного защитника бедных еврейских олигархов и настрадавшихся беженцев, в недалеком прошлом бывших невинными чеченскими боевиками-головорезами, поможем неудавшемуся полемисту понять, что такое быть русским.

Слово «русский» имеет много значений, назовем лишь некоторые. Прежде всего — это название народа, проживающего на данной Богом земле и назвавшего своим именем свое государство. «Русский» — это принадлежность к тому государству, в котором человек живет, например, русский еврей, немецкий еврей, французский еврей… Т. е. это определение своего гражданства. Это еще и взгляд на граждан Российского государства со стороны граждан других государств. Всех проживавших в России, независимо от их национальности, иностранцы всегда называли «русскими». Если по признаку гражданства определяет себя русским юрист Резник, тогда он обязан соблюдать государственные законы и уважать традиции страны своего проживания и, очевидно, рождения, должен, прежде всего, защищать интересы родной страны, если таковой он считает для себя Россию, служить ей не за страх, а за совесть, и положить живот свой на укрепление ее мощи и безопасности. Но он, как мы видим, на протяжении многих лет занимается совсем противоположным делом. Тогда на каком основании он считает себя русским?..

«Русский" — говорят о языке, на котором создана прекрасная русская литература и на котором данный субъект разговаривает. Но говорить на русском языке, это еще не значит быть русским, а русскоязычный — это отнюдь не русский. Поэтому, заметим к слову, когда русских называют «русскоязычными» — этим наносят оскорбление нашему национальному достоинству, лишая нас своих, национальных, корней, принадлежности к единому великому народу. «Русский» — говорят о характере, например, «открытый русский характер», о всемирности русской души, способности русских воспринимать как свои радости и беды других народов, способности к самопожертвованию ради другого человека. Судя по угрюмому выражению лица и отвисшим, вечно тоскливым губам нашего преуспевающего практика, широтой души он не обладает, радость от самопожертвования ради бедных, ограбленных его соплеменниками русских, ему совершенно не знакома. Значит, опять здесь что-то не сходится.

Хорошо, перейдем в другую область, область этноса. «Русский» — это национальность, это родство по крови. Но задиристый спорщик сам числит себя по ведомству «еврейского разлива». Т. е. определение «русский» и здесь не про него. Но самое главное понятие «русский» — понятие духовное, оно содержит в себе три компонента — это православное вероисповедание, язык, культура. Ни православная вера, ни русская культура (да и сама «неславянская» внешность, имя и фамилия персонажа телевизионной передачи отношение к русскости, как мы видим и слышим, не имеют), ни наша многовековая история, как известно, не стали родными этому российскому гражданину. А ведь он претендует… Да, «русский» — это прежде всего состояние духовное, «Русский — это православный», — говорил Ф.М. Достоевский. Однако для нашего героя и здесь мимо, таковым, как мы понимаем, известный юрист себя не считает. Потому что главное, как говорят Святые Отцы — это родство по духу, «чтобы стать русским — надо быть православным», — передал нам слова своего духовника, немца по национальности, русский философ К. Леонтьев.

Тех, кто не был православным, русские называли «иноверцами» и «инородцами», т. е. принадлежащими к народу другой веры и другой крови. Пустив в свое государство, русский народ, не умаляя их национальной самобытности и не покушаясь на их веру, давал возможность многим племенам и народам жить на земле России и исповедовать веру своих предков, беря на себя обязательство, как народ государствообразующий, защищать их от врагов внешних. Но при этом, народы, вошедшие в состав Российской Империи, со своей стороны, давали присягу на верность Русскому Царю, с уважением относились к вере народа, принявшего их в свое лоно и проливающего за их право жить на земле свою, русскую, кровь.

Сегодня ось, вокруг которой веками строилось Русское государство, катастрофически перекосилась. Народ, когда-то гостеприимно нами принятый, хотя довольно малой численности по сравнению с нами, русскими, но скопивший в своих карманах огромные прибыли от украденной русской собственности, теперь начал нам диктовать, в кого и как нам веровать, как относиться к своей истории, по каким законам жить и что, по их понятиям, считать добром и злом. Хочется юриста Резника, привыкшего в своей юридической практике опираться только на документальные свидетельства, познакомить с письмом бывшего еврея, принявшего крещение и хорошо понимавшего, кто в доме хозяин.

«Сентябрь. 18. 1846

Перевод с еврейского

Государь Император наш Милостив ко всем вообще, особенно к верным своим подданным: так и еврееям была оказана великая милость учреждением школ для их детей, дабы они были в состоянии приобретать себе честным образом пропитание, как-то делают и другие образованные люди, а для достижения сего весьма полезен Указ, повелевающий, чтобы они одевались, как христиане. Но большая часть Евреев, т. е. нижний класс из них, почитает сей благодетельный указ как за несчастье, да и в самом деле, Евреи недостойны Монаршей Милости, по закоренелой ненависти, которую они питают к христианам: в этом я убежден, ибо я сам был евреем и крещен только 1-го января 1835 года, тогда я услышал, как в церквах совершают Молитвы за Государя, за Наследника Престола и за всю Императорскую фамилию. Это и справедливо и благопристойно; Евреи же, хотя им и повелено в Талмуде молиться о благе своего Государя, не исполняют сего предписания, несмотря на то, что в праздник примирения они проводят целый день в молитвах в синагоге… А как я их однажды спросил: зачем вы не молитесь за Государя — так как вам предписано в Талмуде? — Они отвечали: «Это предписание относится только к Иудейским Царям, а не касается до христианских» — впрочем, в этом виноваты не столько они, бедные люди, как Раввины, которые воспрещают все Христианские обычаи; у сих-то Раввинов, которые суть лицемерные святоши, они собираются тысячами в дни Нового года и праздника примирения, и там учат их ежедневно испрашивать у Бога пришествия Мессии, чтобы сделаться совершенно свободными: таковая же молитва противна их подданнической присяге… Уже 40 лет, как я отрекся от Евреев: обоих сыновей моих я воспитывал в христианских училищах, и в 1820 году послал их в Петербург, где они обучались Медицине; один из них умер штаб-лекарем во время холеры; другой и теперь еще находится в Государственной службе — в Оренбургской губернии… Ненависть евреев к христианам, которым они желают всякого зла, весьма несправедлива, из одной уже благодарности они бы должны были их любить: ибо без помощи христиан, им было бы невозможно выполнять религиозные свои обряды в субботний день и в другие праздники… По всем этим выгодам, получаемым Евреем от Христианина, он долженствовал бы любить сего последнего, но он мечтает только о пришествии Мессии и о свободе, которую через это надеется получить. И так, если Ваше Императорское Величество соизволите повелеть, чтобы впредь Евреи не получали от христиан всех вышеупомянутых выгод; чтобы им воспрещены были ежедневные молитвы о пришествии Мессии и чтобы их принуждали в каждый субботний день молиться за Государя, за Наследника Престола и за всю Царскую фамилию, как-то делают христиане… Надобно силою принудить Евреев избрать собственную пользу так, как принуждают больного, который не хочет принимать лекарства. Еще 7 июня 1845 года я писал то же самое, что и теперь, и отправил мое послание Г-ну Губернатору для дальнейшей пересылки. Но я полагаю, что Евреи нашли средства воспрепятствовать отправлению моего письма; теперь я надеюсь, что Государь Император благоволит одобрить мое предложение, так что я, 90-летний старец, имеющий перед глазами смерть и могилу, доживу до того, чтобы узнать Евреев освобожденными от предрассудков и заблуждений своих… Окончательно я желаю долгой жизни и счастливых дней Государю Императору, Наследнику Престола и всей Царской фамилии.

Подписано Дмитрий Бланк"*.

Надеюсь, что в этом письме претенденту на русскость все ясно: как должно относиться к коренному народу и как стать, если ты того действительно желаешь, самому русским. Но многие из этого облагодетельствованного народа, особенно в наши дни, все так же питают «ненависть… к христианам, которым они желают всякого зла», и, пользуясь полученными благами, отказывают в нем тем, у кого они его получили. Они более напоминают нам о правнуке Дмитрия Бланка, в котором вновь взыграла кровь ветхого иудея, в ненависти убившего Русского Царя, поправшего православную веру, уничтожавшего миллионами русский народ и отдавшего его в полон своим местным и мировым единородцам. А теперь уже его духовные потомки яростно и алчно растаскивают остатки нашего государства…

И напоследок хотелось бы дать дружеский совет известному просвещенному адвокату: прежде чем обвинять в необразованности несимпатичных тебе русских, надо самому хорошо изучить историю страны, которую ты ох как не любишь, но по своим соображениям вынужден в ней пребывать, бережно относиться к ее религиозным, национальным и культурным традициям, даже тебе непривычным, и понимать значение каждого слова языка, на котором говоришь. Иначе попадешь впросак, а ведь ты юрист и у тебя клиентура… Да, ненависть — плохой советчик! М.б., поэтому с таким недоумением и смотрел на обмишурившегося перед всей страной своего единоверца и единородца известный русскоязычный певец, на лице которого красноречиво читалось: «А раньше я держал тебя за умного…» А от себя добавим: чтобы стать русским — это право надо заслужить!

* М.Г. Штейн. Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима. С-Петербург, «Вирд», 1997 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru