Русская линия
Полярная Звезда Игорь Фроянов19.03.2004 

«Приближается момент, когда распад ядра России окажется неизбежным»
Беседа с заведующим кафедрой русской истории Санкт-Петербургского университета профессором Игорем Фрояновым

— Игорь Яковлевич, в своей работе «Октябрь семнадцатого» на вопрос Геннадия Зюганова о том почему в России произошли подряд три революции и не говорит ли это о том, что наш народ так и не принял капитализм, Вы категорично отвечаете «Не принимал, не принимает и не примет». Какой, на ваш взгляд, строй старательно насаждается в России после распада СССР? Каковы основные контуры и отличительные черты этой новой системы?

Игорь Фроянов: Об отличительных чертах новой системы говорить еще рановато, хотя контуры этих черт, конечно, вырисовываются. Трудно сказать, что сейчас получилось в результате либерально-демократических реформ. С полной уверенностью можно утверждать, что общество по типу западных демократий мы не построили и не строим. Видимо сказывается исторический груз, тянущий Россию в несколько ином направлении чем мы наблюдаем в странах Западной Европы. Согласитесь, российский капитализм это какое-то чудовище. Он терзает общество уже в течение десятка лет и, естественно, радости это в народных массах не вызовет.

— В кремлевском кабинете нынешнего президента России Владимира Путина, как известно, стоит бюст Петра Первого. В какой мере современные российские реформаторы-западники могут рассматриваться как продолжатели дела «птенцов гнезда петрова»? Можно ли провести между ними исторические параллели?

И.Ф. Не только Путин является поклонником Петра Первого. Насколько известно, Петр является любимым историческим героем и бывшего президента Ельцина. Когда его однажды спросили о том, кого бы он мог назвать в качестве любимого исторического деятеля и героя, он назвал Петра Первого. Конечно, здесь есть определенное свидетельство того, что в Петре и Ельцин и Путин видят деятеля русской истории, который много сил положил на то, чтобы привязать историю России к истории Запада. Но есть, как мне кажется, еще другой, более скрытый смысл, о котором мы можем говорить лишь в предположительном тоне, поскольку не хватает соответствующих данных. Хотя достаточно выразительные намеки имеются. Я, говоря так, хочу сказать и о том, что Петр, как и президент Ельцин, имел отношение к масонству. Есть такая точка зрения в исторической литературе, согласно которой Петр во время своей первой заграничной поездки был принят в масонскую ложу и эта ложа потом действовала в России. Считаю даже, что Орден Андрея Первозванного, учрежденный вскоре после возвращения Петра из заграничной поездки, был масонским жестом. Таким образом, если исходить из масонской принадлежности Петра, то вырисовывается еще одна линия связи между нынешними политическими деятелями, в частности Ельциным, который, как известно, является рыцарем мальтийского ордена (об этом имелись публикации в печати), и Петром. Так что здесь не единственная связь. Не только связь по линии отношений с Европой в культурно-историческом, экономическом и политическом планах, но и другая линия связи, относящаяся к тайным организациям.

— Фигура Петра привлекала особое внимание Сталина?

И.Ф. Сталин называл Петра — Петрухой. Петруха. А Ивана Грозного он выделял. Я думаю, что Сталин с большим предпочтением относился к Ивану IV нежели к Петру I.

— Основы народной демократии в России были заложены во времена Ивана Грозного? Как функционировала система государственной власти в грозненскую эпоху?

И.Ф. При Иване IV мы наблюдаем завершение процесса формирования самодержавной системы в России. Самодержавие — это особая форма монархии, несколько непохожая на западные монархии. У нас самодержавие возникло при активной деятельности низовых демократических структур вечевого характера. В силу определенных исторических условий, связанных с великой внешней угрозой, старая домонгольская демократия, пиком которой являлась вечевая деятельность, передала свои полномочия великому князю и великий князь, став самодержцем, усвоил статус служебника, как тогда говорили. Он служил Богу и людям. Создалась на первый взгляд очень мощная центализованная система власти, но она, как ни странно, допускала достаточно широкую демократию на местах. Земская жизнь в эпоху Ивана IV получила даже законодательное оформление. Автономия местных земских миров и мощная централизованная власть наверху в Москве.

— Является ли державная, государственническая политика первого русского царя поводом для последовательного очернения его фигуры в западнических кругах?

И.Ф. На Западе не изобрели ничего принципиально нового. Они шли в фарватере либеральной русской историографии, которая много потрудилась над тем, чтобы очернить царя Ивана Грозного. На мой взгляд, эпоха Ивана Грозного до сих пор по-настоящему не изучена и мы имеем искаженный облик царя Ивана как правителя. В эпоху Ивана Грозного обозначились угрозы национальному бытию Святой Руси, которая поднималась на гармоническом взаимодействии Церкви и государства. Имела место симфония светской и религиозной власти. В процессе установления этой симфонии и создавалась Святая Русь. В середине XVI века мы наблюдаем угрозы существованию фундаментальных основ Святой Руси: угроза существованию самодержавия, угроза по отношению к Православной вере и Церкви. Если бы эти угрозы были реализованы, то историческое развитие России пошло бы в ином направлении. Своеобразной реакцией на возникшие угрозы национальному бытию Святой Руси и стало правление Ивана Грозного. Возможно, в определенной степени это и чрезмерная реакция, но во многом это была адекватная реакция, потому как стоял вопрос — быть или не быть Святой Руси. И Грозный таким образом отреагировал. Он ведь не случайно Александрову Слободу устроил на манер монастыря. Представители либеральной историографии осмеивали этот поступок Грозного, полагая, что это фарс, какой-то спектакль, но царь Иван был глубоко религиозным человеком, он не мог позволить себе издеваться над православными формами бытия. К этим формам относится и монашеская жизнь. На мой взгляд не случайно в Архангельском соборе Кремля в алтаре мы имеем захоронение Ивана Грозного с сыновьями. Там больше нет никого из русских государей. В этом сказывается великое признание заслуг Ивана IV Русской Церковью.

— Какая модель развития общества, какой социоэкономический и политический строй максимально, с вашей точки зрения, отвечает чаяниям русского народа и других народов исторической России?

И.Ф. Наша беда обусловлена тем, что идет ломка вековых устоев коллективизма, коллективных форм жизни общества, и внедряется индивидуализм. Индивидуальные интересы пропагандируются как предпочтительные. Людей замыкают в лучшем случае в рамках семейных коллективов, но поскольку все-таки существуют коллективистские начала в жизни русского народа, воспитанные на протяжении многих веков, то возникает вопрос — правильно ли поступают наши правители ломая эти вековые начала, вековые устои. Может быть правильнее было бы выработать политику сочетания индивидуальных и коллективных интересов. Если в предшествующий советский период коллективные интересы довлели над всеми остальными, то сейчас мы наблюдаем противоположную крайность, когда индивидуальные интересы провозглашаются приоритетными и коллективные интересы сбрасываются со счетов. Но это и есть ломка исторических традиций. А всякая ломка это болезненная вещь, и неизвестно к какому результату она приведет. Поэтому мне кажется, наша главная задача заключается в том, чтобы выработать оптимальное сочетание коллективных и индивидуальных интересов. В истории Росии были примеры, были эпохи, когда эти интересы существовали в плодотворной в жизненном отношении комбинации. Я имею в виду эпоху Древней Руси. В то время наблюдалось оптимальное сочетание коллективных начал и индивидуальных начал. Древнерусское общество, вышедшее из родовых отношений, в условиях которых коллектив довлел над индивидуумом, сумело выработать оптимальное сочетание коллективных и индивидуальных начал. Известен расцвет Древней Руси, расцвет во всех отношениях, и, прежде всего, в культурной сфере.

— Какой вам видится роль Ленина в русской истории спустя более чем 80 лет после Октябрьской революции? Как разрушителя исторической России или как объединителя стремительно распадавшегося при Временном правительстве российского государства?

И.Ф. Прежде всего я хотел бы отметить то о чем Вы говорили — о распадающейся империи, о распадающейся России. Это процесс не стихийный. Запад в лице и правительств и тайных масонских организаций планировал расчленение России еще в начале ХХ века. Любопытно отметить, что мысль о том, что с Россией покончено в результате первой мировой войны и революционных бурь, мысль о расчлененной России, казалась настолько естественной, что в Версальском мирном договоре имелась статья четырнадцатая, в которой речь шла о России и русских государствах. Предполагалось отторгнуть от России Прибалтику, Белоруссию, Украину, Закавказъе, Среднюю Азию. Американцы на мирную конференцию в Париже привезли даже карту с названием «Предлагаемые границы России». России и русскому народу оставляли только Среднерусскую возвышенность. Сибирь и Дальний восток тоже уходили от России. Это исторический факт. Временное правительство всячески способствовало осуществлению этих планов, потому что оно по составу было масонским. Большевики во главе с Лениным остановили этот процесс. Не потому, что они очень любили Россию, а потому как вынашивали идею всемирной революции. Установления всемирной республики советов. Роль России в этой мировой революции сводилась к тому, что она должна была послужить запалом мировой революции, потянуть остальной мир в эту революцию, но раздробленная Россия, расчлененная Россия, представляющая собой конгломерат мелких государств, не могла выполнить такую задачу. Этим, на мой взгляд, обусловливается то, что большевики сделали все от них зависящее, чтобы восстановить территориальное единство России с прицелом на мировую революцию. Это было сделано в довольно короткий срок. Всего четыре года потребовалось большевикам чтобы, за некоторыми исключениями, восстановить целостность России. Потом истории было суждено распорядиться иначе. Произошла национализация Октябрьской революции. Во главе этого процесса стал Сталин. Была поставлена задача построения социализма в отдельной стране и, по существу, произошел отказ от идеи мировой революции. Все силы русского общества были сосредоточены на построении социалистического общества в своей стране. Именно для этого было создано мобилизационное общество, но оно создавалось еще и потому, что не прекращалась внешняя опасность. Она была очень значительной. Поэтому требовалось взять все ресурсы общества в одни руки, что и было сделано. Благодаря этому Советский Союз одержал победу в одной из кровопролитнейших войн в мировой истории.

— Насколько отказ от идеи мировой революции был продиктован личными качествами Сталина, его политическими взглядами, и в какой мере — сложившейся мировой обстановке, не содействовашей успеху планов большевиков?

И.Ф. Конечно сыграли свою роль и моменты личного плана. Кстати, Ленин в этом отношении постепенно менял свою позицию и к исходу своей жизни он выдвинул другую задачу. Он говорил о том, что нужно отсидеться, удержать власть в России до тех пор пока в Европе не разразится революция. Уже не Россия по Ленину должна была послужить запалом революции в Европе, а сами обстоятельства европейской жизни должны были породить революционную ситуацию. Эту перемену настроения Ленина надо учитывать. Что касается Троцкого и его группы, то для них идея мировой революции приобрела гипертрофированные формы. И Сталин, борясь с группой Троцкого, естественно боролся с этой идеей.

— Как повлияла Великая Отечественная Война на политические взгляды Сталина? Приблизила ли она его к идеям русского патриотизма?

И.Ф. Я думаю, что в определенной степени Сталин эволюционировал. Он еще яснее понял национальные истоки и национальный характер происходящего и происходившего в России. Поэтому он готовил довольно радикальные реформы, но не успел… Направление этих реформ просматривается в изменении отношения к Русской Православной Церкви. Вообще, гвоздь государственного развития России — это отношения Церкви с государством. С Петра пошел разлад, разладилось и усвоило антагонистический характер в конечном счете и общество. Но, повторяю, история не дала Сталину время для реформации. Реформирование стучалось в дверь Советского Союза, особенно после того, как СССР обеспечил внешнюю безопасность в результате создания ракетно-ядерного оружия. С этого момента следовало начинать реформирование советского общества в сторону сближения масс населения с собственностью и властью. Сталин по сути не создал социалистическое общество. Это было общество социально-ориентированного государственного капитализма. Его задача заключалась в том, чтобы создать подлинное социалистическое общество, где хозяином положения должен был стать труженик. Сталин это понимал. Он понимал роль и назначение номенклатуры. Он прекрасно видел настрой номенклатуры. Номенклатура близко поставленная к собственности, благодаря своим властным полномочиям и возможностям, по определению стремилась к тому, чтобы освоить эту собственность. Поэтому нужно было ее держать в узде, сдерживать. Сталинские чистки и репрессии в определенной степени обьясняются и этой задачей. В хрущевское время прекратилось это жесткое отношение к номенклатуре, а общество осталось таким как было при Сталине, когда основная масса народа была отделена от собственности и власти. В результате этого мы получили тот эффект, который получили. Номенклатура сожрала Россию.

— Какого рода реформы мог предпринять Сталин для предотвращения развития негативных процессов в стране?

И.Ф. Если бы произошло соединение широких масс с собственностью и властью, то они не оставались бы равнодушными когда началась горбачевская перестройка и когда произошел переворот 1991-го года. Народ проявил во время перестройки и во время событий 1991-го года полное равнодушие. Все происходило в верхнем эшелоне, тогда как народ, по выражению известного нашего гениального писателя, безмолствовал. Я полагаю, что Сталин пошел бы в направлении обьединения масс с собственностью и властью.

— Какие силы в советском партийном руководстве инициировали перестроечный процесс? Какую роль в подготовке перестройки сыграл Юрий Андропов?

И.Ф. Мне кажется, что Юрий Андропов был одним из зачинателей перестроечного процесса. Во всяком случае он подготовил кадры в высшем эшелоне власти, кадры перестройки во главе с Горбачевым. Остальное он не успел сделать. Кадровое обеспечение он осуществил. Перестройку нельзя рассматривать изолированно от Запада. Я полагаю, что Горбачев и его близкие соратники были связаны с западными организациями и осуществляли план, разработанный не в Москве, а на Западе.

— Был ли Юрий Андропов связан с масонскими организациями?

И.Ф. Это не исключено. Отсюда и ставка на Горбачева. Горбачев, как показывают современные исследования, имел отношение к этой организации и вошел в контакт с ней еще будучи 1-ым секретарем Ставропольского крайкома КПСС. В последнее время в нашей историографии появились работы, исследующие историю масонства в России и СССР. Это прежде всего работы профессора Санкт-Петербургского Университета Виктора Степановича Брачева и московского исследователя Олега Платонова.

— Существовала ли альтернатива перестроке? Какие, на ваш взгляд, действия должно было предпринять партийное и государственное руководство для упрочнения советского государственного строя, стабилизации экономической и политической обстановки в СССР и странах соцлагеря?

И.Ф. Я думаю альтернатива была. Хотя и с опозданием, но можно было начать движение к раскрепощению народных масс, очеловечению народа. Но этого не произошло, потому что преследовались другие цели, стояли другие задачи. Горбачев вел дело к развалу, расчленению Советского Союза через ликвидацию КПСС. Вся энергия Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе и других была направлена на то, чтобы подорвать силы КПСС. Можно было ставить такую задачу как ликвидация партии, но вместо нее в стране нужно было создавать какую-то другую систему, скреп страны. Но на деле оказалось, что они наоборот, стимулировали процессы распада, возбуждали национализм на окраинах, устраивали кровопролития и в Сумгаите, и в Тбилиси, и в Вильнюсе. Все с одной целью — развалить Советскую Державу, которая исторически являлась наследницей России и олицетворяла историческую Россию как империю.

— Что ожидает Россию в предстоящее десятилетие? Какие факторы могут способствовать возрождению сильной российской державы?

И.Ф. Для России во все времена ее исторического бытия, начиная со времен татаро-монгольского нашествия, государственная высшая власть являлась альфой и омегой. И в зависимости от того, в чьих руках находилась эта власть, шло и развитие России. Сейчас, со времен перестройки, власть оказалась в руках людей, чуждых национальным интересам России. Это один из важнейших источников наших бед. Поэтому, на мой взгляд, если во главе России окажутся национально-ориентированные люди, то начнется возрождение жизни страны. Но нынешнее состояние не может продолжаться без последствий слишком долго. В обозримом будущем приближается такой момент, когда распад уже и ядра России окажется неизбежным. Планы расчленения оставшегося ядра России на Западе имеются. Об этом прямо пишет и говорит г-н Бжезинский. С его точки зрения наиболее целесообразным было бы существование территориальных обьединений слабо связанных конфедеративными узами: Европейская Россия, восточная и западная Сибирь, и Дальний восток. Такая цель обозначена и она не скрывается людьми, которые на Западе обладают весьма существенным влиянием. Что касается нынешних руководителей России, то они идут в фарватере Запада. Поэтому мы и находимся в таком бедственном положении. Идет сокращение населения прежде всего русского этноса. Мы теряем почти миллион русских людей в год. Если эта тенденция будет устойчивой и продолжительной, то вопрос решится сам собой. Мы не сможем контролировать ту территорию, которую сейчас имеем. А люди, планирующие создание «Нового Мирового Порядка» имеют долгосрочные планы, которые исчисляются не десятками лет, а даже сотнями лет. Главное неуклонно идти к цели, медленно, но неуклонно. То что предполагалось сделать с Россией в начале ХХ века в силу исторических обстоятельств было отложено до конца ХХ — начала ХХI века. Разумеется не один к одному, с вариациями, с поправкой на прошедшее столетие. Но в принципе именно сейчас осуществлено то, что обозначено в качестве задачи в начале ХХ века: покончить с Российской империей, расчленить Россию.

— Нашим читателям было бы интересно узнать над чем Вы сейчас работаете…

И.Ф. Я сейчас работаю над книгой, посвященной проблемам глобализации и исторической судьбе России. Это большая работа, она требует много времени и сил.

— Спасибо вам большое, Игорь Яковлевич, за этот разговор.

Беседу вел — Виктор Олевич

«Полярная звезда», 18 марта 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru