Русская линия
Народная Волна09.03.2004 

Радиопередача Представительства Московского Патриархата в США
Пресс-секретарь конференции католических епископов России Виктор Хруль и настоятель храма св. мученицы Татианы при МГУ протоиерей Максим Козлов о визите кардинала Вальтера Каспера

17 февраля в Москву прибыл представитель Ватикана, председатель совета по содействию христианскому единству, кардинал Вальтер Каспер. Кардинал Каспер прибыл по приглашению на конференцию католических епископов России, однако в программу его визита вошел широкий круг встреч с представителями Русской Православной Церкви, религиозными и государственными деятелями Российской Федерации. 21 февраля в прямом эфире радиопередачи Представительства Московского Патриархата в США на вопросы ведущего ответили пресс-секретарь конференции католических епископов России Виктор Хруль и протоиерей Максим Козлов, кандидат богословия, специалист по инославным конфессиям и настоятель храма св. мученицы Татианы при Московском Университете. Вел передачу иеромонах Иосиф (Крюков).

Иеромонах Иосиф: Виктор, сойдя с трапа самолета, кардинал Каспер заявил журналистам: «я приехал именно для того, чтобы перевернуть старую страницу и начать новый период в дружеских отношениях с православной церковью». Удалось ли это сделать?

Виктор Хруль: Я надеюсь, что да, поскольку переговоры с митрополитом Кириллом были достаточно продолжительные, и сегодня митрополит Кирилл в программе «Постскриптум» московского канала ТВЦ сказал, что обсуждалось много вопросов и подтвердил создание совместной комиссии для решения спорных вопросов. Это очень важно. Это как раз то, к чему стремились мы тоже. Потому что если где-то есть случай, который считается прозелитизмом, мы должны его рассмотреть и осудить, если там применяются недостойные способы. Фактически, создается инструмент для прояснения многих недоразумений. Инструмент, которого раньше, к сожалению не было. Мы, конечно, этому рады. Мне кажется, что это почувствовал и святейший патриарх. Встреча с ним до последнего моменты была под вопросом, но сейчас стало известно, что завтра патриарх пример кардинала Каспера и сопровождавших его лиц. Для нас это тоже очень важно, потому что это означает определенное потепление отношений, и возможно, как вы уже сказали, будет повернута новая страница в наших отношениях.

Иеромонах Иосиф: В своих выступлениях кардинал неоднократно и в самых твердых выражениях подчеркивал приверженность Ватикана экуменизму. В то же время, как вы знаете, в православной церкви вообще и в русской православной церкви в частности, существует крайне настороженное отношение к экуменизму, переходящее в полное отрицание. В чем, на ваш взгляд, причина в таком различии позиций двух церквей?

Виктор Хруль: Вы знаете, я готов привести другой пример, что Русская Православная Церковь участвует в работе Всемирного Совета Церквей, Католическая Церковь присутствует там в роли наблюдателя, то есть есть вещи, которые дистанцируют католическую церковь от подобного рода деятельности. Но, тем не менее, экуменизм в понимании кардинала Каспера означает прежде всего диалог и стремление к разговору, обмену мнениями «в любви и истине» — как он сказал. У нас сейчас очень трудный диалог происходит с Англиканской Церковью, вы, наверное, осведомлены о проблемах, которые возникли с положением Англиканской Церкви. В этом контексте, конечно, особое значение приобретает диалог двух самых близких по вероучению Церквей — Католической и Православной. И мне кажется, что сейчас акценты будут смещаться в эту сторону. Что касается настороженного отношения к экуменизму со стороны православных, то очень многие католики тоже разделяют эту позицию: конечно, диалог нужен, но он должен происходить в определенных границах. И Святейший Отец, Иоанн Павел II -й, тоже подчеркнул, когда принимал у себя англичан, что если раньше наш диалог носил скорее дисциплинарный характер, то сейчас уже появляются проблемы характера богословского. То есть экуменизм, который кардинал Каспер старается укреплять — это диалог, направленный, прежде всего, в сторону Православных Церквей и Русской Православной Церкви как наиболее крупной.

Иеромонах Иосиф: Среди — я цитирую — «многочисленных препятствий и предрассудков, которые лежат на пути к диалогу», кардинал Каспер упомянул о догмате филиокве. Что еще с точки зрения Католической Церкви мешает взаимопониманию между Церквами и каким вам видится идеальный результат межконфессионального диалога?

Виктор Хруль: Вы знаете, я не богослов, я журналист, и поэтому я не стал бы обсуждать филиокве или сравнивать некоторые другие догматы католической и православной церквей. Но есть другой план, план практический, план социальный, где имеющиеся препятствия кажутся мне устранимыми, некоторые из них легче, некоторые тяжелее, но, тем не менее, мне кажется, что если сопоставить те вызовы, которые перед нами современный мир ставит, и те проблемы, которые мешают нам совместно противостоять натиску князя тьмы, то второе кажется несравненно более мелким, чем первое. Перед лицом этих вызовов вполне можно договориться о вещах, которые нам препятствуют — тот же прозелитизм католиков в России. Мы по-разному понимаем прозелитизм, но всякий раз стараемся, чтобы от обших обвинений перейти к разбору конкретных фактов. Совместная комиссия, которая сейчас будет создана — шаг в этом направлении. Потом, есть масса стереотипов, которые распространены в массовом сознании, и которые решаются на уровне элементарной катехизации, прояснения вопросов и ответов. Если это будет делаться с обеих сторон, то это будет здорово. Мы недорабатываем в этом смысле, и православная сторона тоже преподносит неприятные сюрпризы. Например, недавно вышел т.н. «Новый Православный Противокатолический Катехизис». Слава Богу, что достаточно быстро после этой книги появилось письмо протоиерея Всеволода Чаплина, заместителя Председателя Отдела Внешних Церковных Связей, в котором он заявил, что данная книга не отражает официальную точку зрения Русской Православной Церкви. С нашей стороны, тоже, было достаточно резкое выступление священника Тафта из Рима. Но тоже почти моментально, как только кардинал узнал, что есть тенденция считать это выступление официальной точкой зрения католической церкви, он немедленно направил письмо митрополиту Кириллу, в котором сказал, что здесь в этой очень резкой форме выражено только частное мнение священника Тафта. Кардинал подтвердил это в Троице-Сергиевой лавре, когда разговаривал с представителями московских духовных школ и учебного комитета. То есть сейчас скорость реакции на подобные вещи становится достаточной для того, чтобы не множить стереотипы и предрассудки. Если еще вместе поработать над адекватным представлением в общественном сознании христианства вообще и православия и католичества в частности, то, мне кажется, наш диалог будет успешным.

Иеромонах Иосиф: Виктор, следующий вопрос — не знаю, можете ли вы на него ответить, он, наверное, лежит несколько за пределами вашей сферы деятельности, но если можете как-то его прокомментировать, мы были бы очень рады — в то время как на территории Европы Римско-Католическая Церковь проявляет большое стремление к диалогу с православными, в США она от него уклоняется. Попытки организовать встречи официальных представителей Русской Православной Церкви в Америке с нью-йоркским кардиналом Эдвардом Эганом неизменно встречают холодно и равнодушно, а состоявшиеся контакты не афишировались, и отчеты о них католической стороной не публиковались.

Виктор Хруль: Вы знаете, я не слежу отсюда за тем, что пишет Католическая Церковь в Америке, и мне действительно трудно объяснить, чем вызвано такое охлаждение отношений. Здесь, конечно, многое зависит о местных условий, но сейчас Папский Совет по содействию христианскому единству гораздо более активно работает с Поместными Церквами, чтобы прояснить свою позицию и сгладить недоразумения, которые есть на местном уровне. Комиссия, скажем, московская — первая ласточка в возникновении официальных инструментов в интенсификации этого диалога. Я могу только выразить сожаление по этому поводу, но своих оценок я высказать не могу.

Иеромонах Иосиф: Спасибо, Виктор. Мы только что выслушали точку зрения представителя римско-католической церкви, а теперь мы попросим прокомментировать эти же события протоиерея Максима Козлова, кандидата богословия, настоятеля храма св. мученицы Татианы при Московском Университете. Отец Максим, что вы можете сказать по поводу того, что мы только что услышали?

Протоиерей Максим Козлов: С одной стороны, приезд кардинала Каспера, состоявшиеся переговоры с митрополитом Кириллом и намечающаяся назавтра встреча со Святейшим Патриархом Алексием говорят о том, что в руководстве Римско-Католической Церкви есть стремление к нормализации отношений с православными. Другое дело, насколько эта тенденция является определяющей в нынешней администрации ватиканской Церкви, насколько те по большей части позитивные декларации, которые мы услышали из уст кардинала Каспера, будут подтверждены последующими делами. Проблема в том, что после всех заявлений, которые мы слышали, непонятно, каким образом будет решаться проблема открытия унитского патриархата в Киеве. Кардинал Каспер сказал, что однозначно выраженное согласие всех поместных православных церквей в ответ на письмо святейшего патриарха по поводу этой проблемы, будет серьезно рассмотрено в Риме. Но слова о том, что оно будет серьезно рассмотрено, на мой взгляд, слишком мягкие. Только однозначное указание на то, что позиция православных церквей является необходимым условием для решения этого вопроса, могло бы нас удовлетворить. Собственно, только такой подход и соответствовал бы декларациям второго ватиканского собора, к которым неоднократно отсылал в своих выступлениях пастор в эти дни — декларациям, к которым и восходит нынешняя терминология церквей-сестер, употреблявшаяся на протяжении последних сорока лет, и употребление которой в последние годы после известного выступления кардинала Ратцингера и после «Доминус Иезус» оказалось под некоторым сомнением. Если Католическая Церковь признает вполне благодатность Вселенского Православия, если канонические структуры на исторической территории Московского Патриархата, там, где распространение католиков незначительно, и на большей части Украины — прежде всего, центральной и восточной — рассматриваются как структуры Церкви-Сестры, то с какой целью, во-первых, создается в Киеве параллельный греко-католический патриархат, во-вторых, резиденция его первоиерарха переносится из Львова — где действительно в Голиции есть большое число католиков восточно-католического обрадя — в Киев. Никакого внятного окончательного заявления по этой проблеме мы еще не слышали.

Позитивно, что будет создана совместная комиссия для рассмотрения случаев непониманий существующих и, на мой взгляд, вполне справедливых претензий нашей церкви в отношении прозелитизма, который ведется на нашей территории, но с другой стороны опыт создавания предыдущих комиссий не дает оснований для чрезвычайного оптимизма. Мы уже проходили опыт, когда велись диалоги, создавалась комиссия по проблеме католиков на Украине, как, с одной стороны, комиссией принимались достаточно согласованные и позитивные решения, а с другой стороны, продолжалось то, что мы по праву можем назвать разгромом православных епархий на западной Украине. Так что насколько это повлияет на восстановление братских отношений — покажет только будущее. По поводу еще одного тезиса, мы не должны ни преувеличивать, ни преуменьшать значение наших межконфессиональных различий. Действительно, в нынешнем секулярном мире, когда представители исторического христианства призваны к совместному противостоянию нарастающей секуляризации и тем тенденциям, которые ведут полному попранию основ евангельской этики в современном мире, естественное сотрудничество православных, католиков, и протестантов, очень желательно. Мы так надеялись, что после падения советского строя реализуются те позитивные декларации западных христиан о помощи в восстановлении христианства в России, однако ситуация оказалась куда сложнее. Безусловно, к этому сотрудничеству мы всегда были открыты, и если говорить о межхристианских контактах, или даже экуменических отношениях, то в последнем важном документе нашей церкви на эту тему, в постановлении архиерейского юбилейного собора 2000 г «О принципах отношения Русской Православной Церкви к инославию» применительно к Католической Церкви говорится, что мы признаем ее Церковью с апостольским преемством, Церковью имеющим подлинный епископат, но с другой стороны, подтверждаем, что характер наших различий связан с вероучением, и этосом, то есть совокупным обликом Римско-Цатолической Церкви, во многом отличающимися от веры и этоса древней неразделенной Церкви. Прежде всего, это касается проблем экклезиологии, потому что понимание веры в папскую непогрешимость, папского примата — это то, что нас принципиально разделяет. И чем честнее мы будем признавать эти разделения, и формулировать область как согласия, так и несогласия, тем на самом деле большего взаимопонимания мы можем достигнуть. Нельзя сказать, что и иные доктринальные различия вполне решены даже в эпоху после второго ватиканского собора. Та же проблема филиокве, которая мельком прозвучала в рассуждения уважаемого Виктора Хруля, эта проблема, безусловно, смягчена и вторым ватиканским собором, и современным католическим катехизисом, который утверждает равночестность учений о Троице, которые признают Духа Святого как исходящего от Отца, или исходящего от Отца и Сына. Это лучше, чем постановления, впрочем, неотмененные, предыдущих соборов Католической Церкви, которые нас анафематствовали за непризнание филиокве. Но даже с этой мягкой позицией мы не можем согласиться как с позицией, уже вполне снявшей эту проблему, потому что богословская честность побуждает нас сказать, что речь идет о различных учениях о Троице.

Радиопередача Представительства Московского Патриархата в США выходит в эфир каждую субботу, с 3 pm до 4 pm EST на волне 1380 AM крупнейшей русскоязычной радиостанции США «Народная Волна». Слушатели других стран могут слушать передачу в сети Интернет по адресу www.nrs.com

Патриаршие Приходы РПЦ в США

4 марта 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru