Русская линия
Русский вестник А. Василенко26.02.2004 

Архитектор Высочайшего двора

На русском кладбище в Белграде неподалеку от памятника Государю Николаю Александровичу находится могила. На православном кресте, возвигнутом на ней, выбита надпись «Николай Петрович Краснов. Академик архитектуры». Так судьба соединила посмертно Высочайшего заказчика и строителя Ливадийского дворца в Крыму, со дня рождения которого в этом году исполняется 140 лет.

Взаимоотношения Н.П.Краснова и Императора Николая 2 дополняют и под новым углом зрения раскрывают уже известные черты личности и деловые качества Государя Великой Державы. При строительстве Ливадийского дворца проявились и бытовые привычки Государя, и его подход к государственным делам, и, наконец, его эстетические вкусы.

Как известно, Николай Александрович мечтал возродить в стране ту гармонию сословий, которая существовала в Святой Руси в 17-м веке, когда имело место прямое общение Самодержца с народом. Дело в том, что в условиях конца 19 — начала 20 века между Императором и простыми людьми возникло «средостение» — так называли тогда собирательно чиновников государственного аппарата. И Государь постоянно искал возможности опереться в своей работе на людей из гущи народной.

Его отец — Александр III — избрал для строительства дворца в Крыму петербургского архитектора. Николай Александрович поручил столь ответственное дело провинциальному — ялтинскому зодчему, выходцу из крестьян.

Николай Петрович родился в селе Хонятино Коломенского уезда Московской губернии. Как крестьянский мальчик сумел получить образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, учиться в котором было, по словам современников, «неслыханной честью для молодежи 70−80 гг» 19 века? Об этом мало известно. Высказываются предположения, что этому могли способствовать либо Сергей Михайлович Третьяков, который в то время являлся попечителем всех учебных заведений Коломенского уезда, либо известный уроженец Коломенского уезда, тоже выходец из крестьян, ставший миллионером, — Петр Ионович Губонин.

Как бы то ни было, Петру Николаевичу пришлось доказывать свое право стать «зодчим-счастливцем», а именно, строить дворцы, храмы, крупные общественные сооружения, неутомимым трудом, начиная с самых скромных сооружений.

12 лет он занимал хлопотную должность городского архитектора небольшого по тем временам городка — Ялты. Правда, Ялта расстраивалась очень быстро, и кто-то называл ее даже «русским Чикаго». Но это только подчеркивало контраст в работе зодчего — при видимой скромности, «провинциальности» должности, ее меньшего права на ошибку.

Надо сказать, что тогда исподволь уже нарастал конфликт между столичными и провинциальными архитекторами, который явно проявился в начале ХХ века и нашел отражение на Всероссийских съездах зодчих. Петербург терял свою монополию на всероссийское строительство. Богатела страна, богатела провинция, местные архитекторы получали не худшее образование по сравнению со столичными, и у них уравнивались шансы в деле получения строительных материалов, связи с европейскими фирмами, наконец, оплаты труда. Провинциальные архитекторы немедленно улавливали новейшие тенденции развития строительства в России и за рубежом. В частности, как свидетельствуют все постройки Н.П.Краснова, архитектор шел в ногу с передовыми тенденциями своего времени. Они были четко сформулированы на 2-м съезде русских зодчих в 1895 году представителем «московской школы» — известным русским архитектором К.М.Быковым: «Задачи архитектуры нашего века сводятся к тому, чтобы на основании современного развития научных знаний и усвоения прошлого строительного опыта идти на помощь насущным духовным и материальным запросам современной жизни. Побольше света, больше тепла, больше здоровых условий жизни, больше духовного и гармонического единения».

При этом собственно художественная задача ставилась так, чтобы избежать двух крайностей — или мелочного копирования исторических форм или строительства чисто функционального.

Н.П.Краснов создавал сооружения изумительные по своей целесообразности, творчески используя элементы исторических культур, бытовавших в Крыму: русской, итальянской, крымско-татарской.

Государь оценил Н.П.Краснова как специалиста, посетив владение великого князя Георгия Михайловича в Хараксе. Запись в дневнике Его Величества об этом посещении выявляет эстетические вкусы Николая Александровича, которые, как видно, совпадают с принципами архитектора: «…поехали в имение Георгия и Минни. Осматривал их дом, сад, маленькую церковь, помещение для свиты. Все красиво, просто, устроено со вкусом». Более развернуто Его Величество раскрывает свои взгляды в письме к матери после завершения строительства Ливадийского дворца: «Мы не находим слов, чтобы выразить нашу радость и удовольствие иметь такой дом, выстроенный именно так, как хотели. Архитектор Краснов удивительный молодец — подумай, в 16 месяцев он построил дворец, большой Свитский дом и новую кухню. Кроме того, он прелестно устроил и украсил сад со всех сторон новых построек вместе с нашим отличным садовником, так что эта часть Ливадии очень выиграла. Виды отовсюду такие красивые, особенно на Ялту и на море. В помещениях столько света, а ты помнишь, как было темно в старом доме…Что редко бывает — Краснов сумел угодить всем: дамы, свита и даже femmes de chambre (горничные — фр. — ред.) и люди довольны своими помещениями. Все приезжающие, после осмотра дома, в один голос хвалят то, что видели, и, конечно, самого виновника — архитектора».

Как видно, во вкусах императора важное место занимает демократическое требование того времени, которое представитель московской городской управы С.В.Челноков на 5-м Всероссийском съезде зодчих сформулировал в виде краткого лозунга: «больше света и воздуха!»

Строя виллы, дворцы, охотничьи домики для аристократов и великих князей, Н.П.Петров, не ведая того, создал в Ялте и ее окрестностях идеальную культурную и гигиеническую среду для нескольких поколений советских граждан, которые пользовались ей, предав забвению имя ее творца.

Поэтому крымская фирма «Бизнес-Информ» сделала благородное дело, издав к 140-летию русского зодчего монографию «Архитектор Высочайшего Двора». Написана она международным коллективом — покойным Н.Н.Калининым, М.А. Земляниченко и сербом А.Кадиевичем. Профессор истории архитектуры Белградского Университета Александр Кадиевич осветил архитектурную деятельность Н.П.Краснова в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев в период между двумя мировыми войнами.

В издании монографии большую помощь оказали заместитель Председателя Совета Министров АР Крым В.А.Дзоэ, Министерство архитектуры и строительства АР Крым и заместитель директора Ливадийского дворца-музея А.Н.Кутищева.

24 февраля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru