Русская линия
Накануне.ru26.02.2004 

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи о хадже, терроризме, религии и выборах

Председатель регионального духовного Управления мусульман Свердловской области и Екатеринбурга муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи накануне дал эксклюзивное интервью телекомпании «Ермак». Мы не знаем сколько среди наших читателей верующих людей, не знаем сколько верующих мусульман -интернет, увы, не предполагает возможности соицопонимания этого, но нам показалось важным ознакомить своих читателей с точкой зрения на некоторые злободневные вопросы представителя мусульманского российского духовенства. Ниже мы публикуем печатную версию интервью муфтия-хазрата Сибагатуллы Хаджи.

Вопрос: Закончился хадж. Это одно из самых великих событий у мусульман. Расскажите, что он в себя включает, и как хадж прошел в этом году?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: Закончился один из священных месяцев, который называется зульхиджя. Именно в этом месяце мусульмане мира и всей России совершают паломничество к святым местам в города Мекку и Медину. Паломничество является одним из пяти столпов ислама наряду с такими, как единобожие, молитвы, пост, помощь неимущим и бедным. И пророк Мухамад, да будет мир с ним, паломничество определил как пятый столп ислама. Поэтому каждый, у кого есть здоровье, возможность и желание совершает паломничество к святым местам ислама. Ежегодно собирается несколько миллионов паломников в том числе и из России. В последние годы это были в основном наши братья и сестры из Кавказа. То есть большая часть паломников из России как раз из этой части страны. Было более 100 человек из Татарстана, Приволжья, около 100 из Башкирии. Надо сказать, что единицы были из Урала и Сибири.

Вопрос: А почему из Урала и Сибири так мало паломников?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: Причин здесь много и субъективных и объективных. Надо ведь и здоровье иметь, и средства. Каждый мусульманин или мусульманка определенное количество лет готовятся к этому и материально и духовно в первую очередь, а затем отправляются путешествовать. Путешествие сложное, непростое. Там другой климат, другие люди. Это требует внимания, терпения. Те же люди, которые отправились в путь, рассчитывают на милость Всевышнего. Посетив эти места, человек становится если не святым, то очень богобоязненным и ту милость, которая находится на этой земле, он приносит в свой дом, родным, близким. И этот человек пользуется большим уважением.

Вопрос: Вы упомянули о материальной стороне хаджа. Получается, что все материальное бремя ложится на паломника или общины помогают тем мусульманам, которые хотят совершить хадж, но не имеют средств?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: Здесь все зависит от места и времени. В первую очередь, человек просит помощи у своих родных и близких. И община, если у нее есть такая возможность, должна помочь человеку, в том числе и материально. Но основная часть бремени падает на паломника.

Вопрос: А много ли было молодежи среди паломников?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: Если говорить об Урале и Сибири, то большую часть все-таки составляют люди среднего и пожилого возраста. Хадж — это венец религии, веры человека. Человек подходит к такому возрасту, когда он становится мудрым, осознает каждый свой поступок, каждое слово. Молодые мусульмане посещают, как правило, другие страны Аравийского полуострова. Тот, кто совершает хадж должен быть все-таки человеком зрелым, мудрым. Это, как правило те, кому 40−50 лет.

Вопрос: А изменилось ли отношение подрастающего поколения к мусульманским традициям? Молодые их так же чтят, как их бабушки, дедушки?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: Если посмотреть по нашей Екатеринбургской мечети, то социальный состав людей изменился, как и само гражданское общество. Например, стало больше выходцев из независимых государств, из Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана. Эти верующие составляют костяк нашей общины, и в пятничную молитву приходят именно они. Среди них много молодых. Сейчас непростое время, и человек, чтобы выжить, кроме обращения к своему разуму, просит милости, рассчитывает на благоденствие Аллаха. Что его труды, его молитвы будут подкреплены на общественных богослужениях. Поэтому молодые и посещают мечеть.

Вопрос: Существует ли перед мусульманскими общинами проблема религиозного образования и подготовки кадров?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: За последние 10 лет здесь положение изменилось к лучшему. Человек, который отправляется в духовный путь, сначала заканчивает духовную школу при мечети, затем поступает в среднее заведение. В Уфе находится Всероссийский мусульманский университет, где верующие получают высшее богословское образование. Больших преград нет. Но в то же время есть проблема нехватки кадров. Но и эти вопросы мы постепенно решаем.

Вопрос: Как вы относитесь к идее Минобразования ввести в средних школах обязательный предмет по основам православия? Многие считают, что это ущемление других религий?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: Речь идет о получении молодым человеком духовности, не религиозного образования, а именно духовно-правовых начал. Чтобы человек лучше разбирался, где добро, где зло, где он должен сделать что-то от себя, от души, а где-то поставить заслон от некоторых понятий, чужих убеждений. Чтобы человек легче разбирался в житейском мире, где много понятий, убеждений. Думаю, духовно-нравственные уроки пойдут только на пользу. Человек должен знать свой духовный стержень, знать историю своих предков, религии, веры. Если эти уроки будут вести специалисты, подготовленные к этому, я считаю, что эти уроки будут вести людей только к хорошему и правильному.

Вопрос: То есть Вас не смущает, что это именно уроки православия, и что это обязательный предмет?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: Речь идет об истории веры, религии нашего государства. Глава государства Владимир Путин заявлял, что наше государство уникальное в том смысле, что две мировые религии христианство и ислам столетиями живут друг с другом в мире. Думаю, что на этих уроках найдется доброе слово и для христиан, и для мусульман.

Вопрос: Ваше отношение к террору? Имеет ли он религиозную окраску?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: По словам нашего духовного настоятеля России Талгата Таджуддина, у террора нет будущего. Раз у него нет будущего, значит, нет корней. Такие понятия, как вера, религия и насилие над человеком, они не совместимы. Поэтому те люди, который пытаются придать террористическим движениям религиозную окраску, обречены на поражение. Наша задача, задача любого верующего сделать так, чтобы этого зла не было в нашем доме, на наших улицах, в наших городах. Мы независимо от вероисповедания должны выступать против религиозного шовинизма, и не давать проникнуть ему в умы молодых людей.

Вопрос:Не секрет, что среди мусульман России нет пока единства. Есть сторонники Верховного муфтия Талгата Таджуддина, есть его противники. В чем причина этого раскола?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: Такое положение существует уже более 10 лет. На последнем пленуме, который проходил месяц назад в Москве, Верховный муфтий Талгат Таджуддин заявил, что никакого раскола нет. Где-то это искусственно разжигается, в том числе и в некоторых СМИ. Муфтий говорит, что мы — мусульмане одной страны, у нас одна родина, мы соотечественники. В России существует три официальных центра. Это Совет муфтиев России, который возглавляет Гайнутдин, это Совет при Центральном духовном Управлении мусульман, который возглавляет Талгат Таджуддин. И это Координационный центр мусульман Северного Кавказа. Эти организации должны уважать друг друга, помогать друг другу. Они не должны вносить раздор в общий ум России. Существование этих центров говорит о том, что процесс на сближение идет и рано или поздно приведет к миру и согласию. Мы, конечно, как религия от государства отделены, но органы власти могут нас за один стол посадить, поставить перед нами общие задачи. Например, оказывать помощь малоимущим, бедным, наркозависимым. Мы здесь просто обязаны вместе работать. Однако, что касается распространения радикального ислама, ваххабистской литературы, здесь нашим духовным оппонентам необходимо повернуться лицом к соотечественникам. Мы готовы ради мира в гражданском обществе вместе работать, сотрудничать, молиться.

Вопрос: Как мусульмане относятся к выполнению своего гражданского долга, в частности к участию в различных выборах? Призываете ли вы в проповедях прийти и проголосовать?

Муфтий-хазрат Сибагатулла Хаджи: Каждый верующий человек, прежде всего, гражданин того или иного государства. Раз мы родились в этой стране, здесь живем, работаем, нельзя оставаться в стороне от важных процессов. Например, каждый глубоко верующий человек должен совершать пятикратную молитву, и в то же время он обязан прийти на избирательный участок, как гражданин. Отдать свой голос за того, за кого он считает нужным. Неужто, когда все люди будут идти к избирательным урнам, кто-то из верующих будет лежать в постели и смотреть телевизор. По словам нашего пророка Мохаммеда, да будет мир с ним, когда люди собираются в хадж, миллионы мусульман идут по этой дороге, даже те, кто не участвует в хадже, должны помогать этим людям, следить за ними, молиться. И поэтому, когда будут выборы Президента, каждый верующий, будучи гражданином своей страны, должен участвовать в этом, не оставаться в стороне. Некоторые, может быть, в суете могут забыть про выборы. Мы за недели две-три напоминаем об этом: «Пожалуйста, придите на выборы, окажите поддержку добрым людям, хорошим людям, от которых зависит будущее и нашей религии».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru