Русская линия
Росбалт Денис Яцутко18.02.2004 

Педагогика подельничества

Ещё в конце восьмидесятых годов недавно минувшего века далеко не каждая школа могла в конце учебного года похвастаться золотыми или даже серебряными медалями своих новоиспеченных выпускников. А вот о педагогике сотрудничества, о гуманизации и демократизации образования начали много говорить как раз тогда. И сейчас мы живём в эпоху победившей гуманизации и сплошной педагогики сотрудничества. Теперь почти в каждом классе каждый год есть медалисты. Но задайте этим медалистам элементарные вопросы… Если вы сами закончили школу до тотальной «гуманизации», вы наверняка будете неприятно поражены их ответами.

Сама по себе идея педагогики сотрудничества, конечно, прекрасна, но реальное её воплощение требует, если не гениального, то уж, во всяком случае, талантливого учителя, который смог бы осуществлять это самое сотрудничество без ущерба для собственно педагогики, для воспитательного и образовательного процесса. А без этого получается не сотрудничество, а подельничество, суть которого в том, что учителя сами не готовятся к урокам, не повышают собственного уровня, напротив, забывая постепенно даже то немногое, чему научились в пединститутах, и детям позволяют подобным же образом филонить. Прежняя, советская, идеологическая ситуация требовала нетерпимости ко всем врагам светлого будущего, и все лентяи, бездельники и халтурщики как раз такими врагами и считались. Многие учителя, может быть, и тогда рады были бы попустительствовать, но тогда и их могли начать считать врагами со всеми вытекающими последствиями. Не слишком человечная система, не слишком, может быть, способствует раскрытию личности, но, по крайней мере, какие-то базовые вещи заставляет выучить.

Сегодня у нас во главе угла гуманность, терпимость и раскрытие личности. Чем это оборачивается в школах? А вот чем. Гуманность, человечность принято понимать как потакание человеческим слабостям и порокам. Т. е. школьник или студент ленив, глуп, бездарен, не хочет ничего знать, кроме, допустим, хип-хопа и футбола, а мы это терпим и потакаем этому, потому что мы, дескать, гуманные и раскрываем то, к чему стремится личность ребёнка. Чушь это всё и преступление. Это не человечность, а лицемерная маскировка собственного непрофессионализма и собственной же лени. Это боязнь возникновения конфликтных (а точнее, собственно педагогических) ситуаций, потому что, грубо говоря, указкой ударить, как бывало во многих советских школах, или даже на комсомольское собрание вызвать нельзя, а достойно решать их самостоятельно и ненасильственно большинство нынешних педагогов не умеют и не хотят.

Потакание же личной лени, в лучшем случае сопровождаемое советом заниматься тем, чем ученик и без того занимается (филателией какой-нибудь или тем же футболом), это не раскрытие личности, а всего лишь неумелый закос под таковое. Вяло кивать на то, что и без того на поверхности — какое же это раскрытие? В значение слова вдумайтесь. Раскрыть личность ученика — это, значит, пробиться сквозь все слои его скорлупы, найти все его способности и помочь ему самому их осознать и развить. И именно для этого надо как следует преподавать и изучать и математику, и литературу, и биологию, и всё, что входит в школьную программу.

Нынешние учителя в большинстве своём чрезвычайно редко ставят «двойки». На вопросы, почему так, отвечают, что, мол, «жалко детей». Подобно лекарю, неспособному вылечить болезнь, но боящемуся показаться некомпетентным, а потому убеждающему больного в том, что тот абсолютно здоров, нынешние педагоги, которых самих в своё время, на волне начинавшейся «гуманизации», «пожалели» и, вместо того, чтобы выгнать из вуза после первой же сессии, одарили дипломами о высшем образовании, педагоги, не умеющие научить, но понимающие, что к ним возникнет много вопросов, если у их учеников будут сплошь одни двойки, «жалеют» теперь своих питомцев, в результате чего каждое следующее поколение выглядит ещё более жалким, чем предыдущее. Они говорят: «Ну, зачем я буду ставить ему двойку и ломать тем самым жизнь, когда знаю, что алгебра эта ему в жизни никогда не пригодится…» Простите, но если алгебра ему не пригодится, на кой чёрт ему иметь по этой самой алгебре пятёрку в аттестате?

Не пора ли прервать эту эстафету жалости и выпустить из школ и вузов одно (думаю, одного будет достаточно) честное поколение? То есть поставить всем именно те оценки, которых они на самом деле заслуживают. Да, в результате этого большая часть молодых людей этого выпуска не сможет поступить в вузы, но это же прекрасно! Высшее образование — на то и высшее, что его не должно давать каждому встречному-поперечному. Ведь и сегодня все эти миллионы тех, кого пожалели и продолжают жалеть, никакого образования на самом деле не получают. Корочка диплома — это не образование, так, картонка. Но это не мешает им потом устраиваться на работу и даже делать карьеру. Так, может быть, хватит врать? Пусть будет одно честное поколение, которое сделает всё то же самое, но без липовых оценок в аттестате, липовых медалей и лживых дипломов. Поколение, которое фактом своего существования покажет, что можно и так, что весь этот мыльный пузырь никому, по большому счёту, не нужен и раздувает сам себя.

Подлинная гуманность должна включать в себя определённый компонент если не жестокости, то жёсткости и уж во всяком случае — честности. И именно такое её понимание следует сделать официальным и внедрять в школьные программы и в умы учителей посредством приказов Минобразования и публичных высказываний Президента (самые действенные на сегодня способы). А иначе мы просто выродимся в результате дальнейшей эволюции жалости.

11 февраля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru