Русская линия
Эстония Борис Тух16.02.2004 

Поля, колокола и славянские лица

Директор Русского дома в Эстонии Марина Теэ побывала на VIII Всемирном русском народном Соборе, который прошел в Сергиевом Посаде и был посвящен теме «Россия и православный мир».

Марина была приглашена организаторами конгресса, в частности, и за подготовленную ею книгу «Обитель Божией Матери» — о Пюхтицком монастыре.

Своими впечатлениями она делится с нашими читателями. — В делегации Эстонии, — рассказывает Марина Теэ, — были разные люди. Был депутат Рийгикогу Михаил Стальнухин. Была Роза Андреевна Иванова, возглавляющая Русский лицей в Кохтла-Ярве.

Был еще Роман Лягу, который руководит православной молодежной организацией при учебном заведении «Рутения».

Потом приезжали и другие люди, может, по своей инициативе. Не знаю, может, я и не права, но мне хотелось бы, чтобы от Эстонии на Соборе присутствовали бы и представители православного священства. Был только отец Дионисий, настоятель Йыхвиского храма.

Событие мирового значения

Меня поразило внимание к Собору. Я насчитала в зале 14 телевизионных камер — все российские федеральные каналы, а кроме того украинские, белорусские, словацкие телевизионщики. Глядя на это, я вспоминала, как дозированно выдавали российские каналы информацию о визите Патриарха Алексия II на родину, в Эстонию.

В зале было огромное количество политиков. В Интернете и прессе их участие постоянно подчеркивалось. Но я вам скажу, что ни Зюганов, ни Глазьев, ни Рогозин, ни другие лица, чьи имена на слуху не выступали. И думаю, что не всякому политику там вообще дали бы слово.

Мне чрезвычайно интересно было выступление Святейщего Патриарха Алексия II. Мудрое, взвешенное, расставившее все точки над i.

Он сказал, что в то время, когда в Европе происходит массовая интеграция, в то время, когда в мусульманском мире происходит мощная консолидация сил, православный мир находится в несколько разрозненном состоянии. И поэтому Собор должен сыграть роль некоего моста для диалога.

— Для диалога кого с кем?

— Во-первых, с представителями Православной Церкви во всем мире. А во-вторых, с другими конфессиями.

Эстония звучит как отдельная тема

Святейший Патриарх родом из Эстонии. В выступлении митрополита Кирилла эстонской теме тоже уделялось внимание. Затем выступил министр иностранных дел РФ Игорь Иванов, который сказал, что достижением российской дипломатии стало позитивное решение в Эстонии вопроса об Эстонской Апостольской Православной Церкви Московской Патриархии.

Я бы сказала, что здесь как минимум столь же важную роль сыграла и сама паства. Паства, которая твердо и недвусмысленно выразила свою позицию. Думаю, что ЭАПЦМП может гордиться своей паствой.

Во-первых, число прихожан за последние 10 лет сильно возросло. Люди сами приходят к Богу, к православию как к способу обозначить свою национально-культурную идентичность. Именно об этом мне хотелось сказать на Соборе.

— Вот и сказали бы!

— Я хотела. Я даже написала записку в президиум. Но мне сказали, что список уже закрыт.

— Кто же от Эстонии выступил? — Стальнухин. Но об этом позже.

Партии хотят дружить с церковью

Владыко Кирилл сказал в своем выступлении, что решение вопроса о Православной Церкви в Эстонии — пример разумного мирного подхода. Хотя вопрос был сложный.

И еще один тезис его выступления хочу отметить. Он сказал, что на недавних парламентских выборах в России каждая вторая партия стремилась обозначить свою дружбу с православием. Но люди проголосовали не за тех, кто одержим православием, а за тех, кто выражал свою заботу о развитии государства.

— То есть, не бия себя в грудь и не осеняя размашистым крестным знамением, вели себя по-христиански.

— Вот-вот!

— Хотя надо сказать, что именно «Родина» Глазьева и Рогозина очень упирала на свою близость к церкви — не знаю уж, реальную или мнимую. И получила более 8 процентов. Многовато…

— Я бы сказала: всего 8%. И знаете, со временем все станет на свои места.

Не давление, а взаимное примирение

— Собор поставил себе цель, которая была обозначена в слове Владыки Кирилла. Не давление, а взаимное примирение.

— С кем?

— Со своими же православными! В первую очередь с православными церквами мира. Это нужно для того, чтобы потом на равных вести диалог со светскими властителями.

— Владыко Кирилл вообще мудрый человек!

— О да! Православная церковь во всем мире испытывает одинаковые трудности. Только масштабы разные. И глобализация, ведущая к утрате национально-культурной самобытности, давит, и те же сектанты, уловляющие души и ведущие их по ложному пути. И поэтому самое главное для Православной Церкви — разговаривать с обществом и с миром.

Я впервые узнала, что Православная Церковь представлена и в Совете Европы. Сейчас, с принятием новых стран в ЕС, в него войдет и почти миллион православных стран Балтии.

— Насколько точна эта цифра? Ведь получается, что все русские — да и шире, все восточные славяне — автоматически причисляются к православным. А ведь среди них немало и атеистов, и агностиков…

— Примерно такой же вопрос был задан и на пресс-конференции. Почему Православная Церковь считает своими прихожанами 80% населения России? Ответ был таков: согласно статистике, 80% населения крестят своих детей.

Балтия — под одну гребенку

— На Соборе выступали люди разных взглядов.

— Вышел на трибуну некий г-н Волков, который начал бить себя в грудь и посыпать голову пеплом, винить себя и каяться…

— За что каяться? За большевизм?

— И за большевизм, и за расправы с духовенством, и за все прочее. Но этим он не ограничился. Он выдвинул потрясающую идею. Надо обратиться к зарубежным диаспорам, чтобы они выступили в СМИ против того, что происходит в Латвии и Эстонии. Общественность не должна молчать!

— А что происходит в Латвии и Эстонии?

— А он всю Балтию стрижет под одну гребенку. Ответ г-ну Волкову дал г-н Стальнухин. Правда, для начала он приписал заслугу решения вопроса о ЭАПЦ МП своей партии.

— Что ж, у победы, как известно, много отцов…

— Но мне в выступлении Стальнухина понравилось другое. Он обратил внимание на то, что несправедливо стричь все страны Балтии под одну гребенку, и переносить то, что творится в Латвии, на Эстонию. Эстония в этом смысле благополучная страна. Храмы строятся, паства не ущемляется. Образование на русском языке сохраняется. И где еще православный священник получает гражданство за особые заслуги перед государством?

А еще запомнилось сказанное одним зарубежным участником Собора. «Россия, Православная Церковь — сказал он, — для всего мира — это просторные поля, величественный колокольный перезвон и светлые славянские лица».

Прекрасный и благородный образ!

Мне показалось, что Собор в целом выразил идею, к которой пришла Православная Церковь. Невозможно подчинять себе все. Где подчинение — там уничтожение. Это звучало в выступлениях очень многих священников. И никакого сращения церкви с государственной властью. Только диалог.

14 февраля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru