Русская линия
Огонёк, журналКатоликос-Патриарх всея Грузии Илия II (Шиолашвили)12.02.2004 

Патриарх всея Грузии Илия II: Я думаю по-грузински и поступаю по-грузински
Главной опорой новой власти в Грузии становится Грузинская церковь. Об отношениях с властью и Русской православной церковью специальный корреспондент «Огонька» беседует с патриархом Грузии

Католикос-патриарх Илия II (Шиолашвили) родился 20 декабря 1933 г. в г. Орджоникидзе (ныне Владикавказ). Окончил Московскую духовную академию. 25 августа 1963 г. рукоположен в епископа Шемокмедского, в 1966 г. стал митрополитом Сухумским и Абхазским.

Избран предстоятелем Грузинской православной церкви 23 декабря 1977 г., чин интронизации совершен 25 декабря того же года. В конце 1970-х — начале 1980-х гг. был президентом Всемирного совета церквей. Официальный титул — Святейший и блаженнейший католикос-патриарх всея Грузии, архиепископ Мцхетский и Тбилисский.


— Ваше Святейшество, каковы ваши впечатления от недавно прошедшей инаугурации нового грузинского президента и от самого Михаила Саакашвили?

— Еще до инаугурации была церемония благословения нашего президента в Гелатском монастыре, около Кутаиси, где погребен наш великий царь Давид Строитель. Фактически оттуда началась его инаугурация.

Наш новый президент — очень умный человек, эмоциональный, решительный и справедливый. И я думаю, что те проблемы, которые стоят перед Грузией, будут при нем решены. С такой надеждой смотрит наш народ на него и на наше будущее.

— Правда ли, что в вашем рождественском послании вы упомянули первого президента независимой Грузии Звиада Гамсахурдиа? Имеет ли это какое-то отношение к тем надеждам, которые вы связываете с Михаилом Саакашвили?

— Да, я упомянул имя Звиада Гамсахурдиа, считая, что народом избранный президент должен довести свой срок до конца. Как раз этого не было сделано, поэтому я считаю, что такие преждевременные смены власти не приводят к доброму результату. Поэтому, если президент действительно избран народом, то надо его как-то поддерживать и постараться, чтобы он закончил свой срок.

— Является ли, с вашей точки зрения, Михаил Саакашвили церковным православным человеком? Есть ли, например, у него духовник?

— Я не могу сказать, кто у него духовник, но по крайней мере Михаил Саакашвили считает себя православным человеком, равно как и вся его семья. Его супруга — иностранка, голландка, и она тоже православная, и сын крещеный.

— Вы известны в России как большой почитатель русской культуры, говорят даже, что вы думаете по-русски. Не опасаетесь ли вы усиления прозападного курса Грузии?

— Действительно, я очень почитаю русскую культуру и историю. Но я грузин все же, и я думаю по-грузински и поступаю по-грузински.

Вы знаете, новый президент действительно стремится к сближению с Западом, но это не значит, что он хочет удалиться от России. Он хочет иметь дружественные, добрые, мирные отношения с Россией.

Наш посол в Москве Зураб Абашидзе как-то заявил на подобный вопрос: настолько, насколько Россия отталкивает Грузию, настолько мы приближаемся к Западу.

— Мы знаем, что помимо политического, существует и церковный сепаратизм на территории вашей страны. Объясните, пожалуйста, в какой церковной юрисдикции сейчас реально находится Абхазия и действительно ли там создаются параллельные структуры Московского патриархата?

— Абхазия — это действительно болезненный вопрос и для государства, и для церкви, и лично для меня, потому что 11 лет я был абхазским митрополитом и очень хорошо знаю отношения между грузинами и абхазами. Я считаю, что абхазская проблема была как-то искусственно создана при участии России. Это нужно обязательно исправить.

Я думаю, что абхазская трагедия подтолкнула, вызвала чеченскую трагедию. Если можно допустить сепаратизм в Абхазии, как считали некоторые, то почему нельзя допустить сепаратизм в Чечне? Эта проблема обязательно должна быть урегулирована при участии России, чтобы иметь платформу будущих наших межгосударственных отношений.

Что касается церковной стороны вопроса, то там была создана такая обстановка, что духовенство и архиепископ (ныне митрополит) Даниил не могли там оставаться, потому что некоторые священнослужители были расстреляны. Отсутствие митрополита в епархии привело к какому-то неправильному толкованию. Там появились священнослужители, которые обратились к патриарху Московскому и всея Руси Алексию, чтобы он их принял под свою юрисдикцию, они обратились также и к Вселенскому патриарху. Но все это было неканоническим шагом. Неоднократно патриарх Алексий II заявлял, что Абхазия является территорией Грузии, а Сухумо-Абхазская епархия является канонической епархией Грузинского патриархата. Недавно даже было постановление Священного синода Русской православной церкви об этом.

Я думаю, что при возвращении беженцев первым долгом туда должны возвратиться священнослужители, чтобы проповедовать взаимное доверие и дружбу между нашими народами.

— А какова церковная ситуация в Южной Осетии? Правда ли, что все храмы на ее территории находятся в юрисдикции Русской зарубежной церкви?

— Нет, не все. Там у нас есть епархия, которую возглавляет архиепископ. Но там присутствуют представители Русской зарубежной церкви, что нас очень удивляет, откровенно говоря. Я думаю, что когда будет урегулирован статус Цхинвали, то церковный вопрос там тоже будет легко решить.


— На протяжении ряда лет вы были президентом Всемирного совета церквей, а в 1997 году Грузинская церковь в одностороннем порядке вышла из этой организации. Можно ли сейчас спустя семь лет говорить о каком-то частичном пересмотре этого решения?

— Я считаю, что Всемирный совет церквей в основном был создан протестантскими церквями и те цели и идеи, которые там рассматриваются, это в основном цели протестантских церквей. Критическое отношение к Совету православных церквей было — и является сейчас — очень справедливым. Разногласия по поводу экуменизма и в Русской православной церкви есть.

В последнее время встает вопрос о том, чтобы участниками заседаний Всемирного совета церквей были не только его члены, но и все желающие. Например, Римско-католическая церковь не является членом Всемирного совета церквей, но она часто посылает своих наблюдателей и находится в курсе работы совета.

— Лично у вас как у бывшего президента ВСЦ нет ностальгии по этой организации?

— Нет, я и сейчас встречаюсь с лидерами экуменического движения. Они приезжают к нам, и наши делегации посещают различные церкви.

К сожалению, иногда в протестантском мире допускаются такие шаги, которые, наоборот, удаляют нас друг от друга. Вот хотя бы рукоположение женщин…

— Что послужило причиной того, что Грузинская церковь покинула экуменическое движение?

— Наверное, настроения верующих и настроения духовенства. Я думаю, что мы должны учитывать эти настроения…

Беседовал Александр Солдатов.

11 февраля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru