Русская линия
НГ-Религии Даниил Щипков04.02.2004 

Задачи поставлены, цели определены
Православная культура, духовная цензура и никаких католиков

Прошедшие в последнюю неделю января Международные рождественские образовательные чтения Русской Православной Церкви (РПЦ) еще раз подтвердили свой статус одного из самых представительных церковно-общественных форумов, на котором озвучиваются ключевые позиции Церкви по многим социальным и политическим проблемам. Выделим четыре наиболее важные, на наш взгляд, темы, прозвучавшие в нынешнем году.

Первая — православие и образование. Патриарх Алексий II предложил возродить традицию изучения житий православных святых и «включить их в содержание учебных предметов гуманитарного цикла» в общеобразовательных школах. Реакция, присутствовавшего на заседании министра образования Владимира Филиппова на это конкретное предложение осталась непонятной, однако министр, как и прежде, не преминул объявить о своей поддержке предмета «Основы православной культуры» (ОПК).

Как сама идея введения ОПК в школы, так и все доводы за и против, хорошо известны. Позиция РПЦ по этому поводу еще раз была озвучена на отдельной конференции, прошедшей в рамках чтений в Министерстве образования. В ее итоговом документе предлагается, с одной стороны, вкрапить в образовательные стандарты и программы (литература, русский язык, история, обществознание, искусство, музыка, художественная культура) знания о «ценностях и традициях отечественной духовной культуры», а с другой — ввести добровольное изучение отдельного предмета по православной культуре.

Миссионерские стремления Православной Церкви понятны и с позиции верующего вполне оправданны. Непонятно другое: что такое «православная культура» и о чем будет идти речь во время занятий по ее изучению? Объяснения в терминах дьякона Андрея Кураева того, что «основы православной культуры — это предмет культурологический, а не религиозный», могут служить лишь лукавым и ненужным прикрытием для осуществления естественной задачи христианской Церкви, а именно — проповеди. В этой связи для православного сознания гораздо логичней говорить не об аморфном и неопределенном предмете «православная культура», а о реальном катехизаторском курсе для детей — о «Законе Божьем».

Этот курс вполне мог бы быть введен на добровольной основе в школы в качестве предмета по выбору. Тем более Министерство образования, вынужденное считаться с принципом светскости нашего государства, не устает подчеркивать факультативный характер какого бы то ни было православного предмета в школе. Поэтому предложение Патриарха об изучении житий святых в школе может быть воспринято как заявка о качественно новом подходе к преподаванию православия. Ведь речь идет уже не об абстрактной культурологии православия, а об изучении конкретных «свидетельств веры», выраженных в жизни того или иного святого. С точки зрения Церкви — это проповедь. С позиций государства она имеет право на существование в школе, но факультативно.

Вторая тема Рождественских чтений была поднята главой Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) митрополитом Кириллом (Гундяевым), обратившимся к католикам со словами «Не нужно лезть в Россию!». Незадолго до приезда в Москву главы Папского совета по содействию христианскому единству кардинала Вальтера Каспера, намеченного на 16 февраля, митрополит Кирилл дал понять, что переговоры будут сложными и католикам не стоит надеяться на какие бы то ни было уступки со стороны РПЦ. Пока что все попытки католиков «привезти» Папу в Россию оканчивались неудачей, поскольку встречали жесткое сопротивление РПЦ, оберегающей свою каноническую территорию от католического прозелитизма.

Однако в столь резкой форме, как у митрополита Кирилла, официальные слова православных иерархов еще не звучали: «Проповедуйте своей пастве, но не вы Поместная Церковь в России. Мы — Поместная Церковь. Мы несем ответственность перед Богом за наш народ, как вы несете ответственность в Италии, Испании и других странах». Таким образом, глава ОВЦС в борьбе за влияние в Церкви еще раз продемонстрировал свой «консерватизм» и отход от имиджа церковного «либерала», который сохранялся за ним в течение многих лет.

Третья тема — цензура СМИ с точки зрения морали. Она также была поднята Алексием II и получила развитие в выступлении лидера думской фракции «Родина» Сергея Глазьева. Отвечая на вопрос одного из участников форума, пожаловавшегося на то, что в прошлом году один из телеканалов демонстрировал на Пасху эротический фильм, Патриарх выразил надежду, что Министерство по делам печати впредь будет более остро реагировать на факты оскорбления религиозных чувств людей, а также на пропаганду насилия и безнравственности. Ему вослед Сергей Глазьев предложил ввести на телевидении общественные советы по контролю за нравственностью. По его словам, «мы вправе добиваться того, чтобы на федеральных каналах был введен нравственный контроль».

Если в заявлении Глазьева речь действительно шла о цензуре, а иначе контроль за деятельностью СМИ не назовешь, то возникает вопрос о том, кто предложит критерии нравственности на телевидении и в других СМИ. Если они будут определяться исходя из православных норм, то четкую грань между цензурой нравственной и цензурой церковной будет провести достаточно сложно.

Четвертое событие Рождественских чтений — присутствие на них самого Глазьева. Сергей Юрьевич в раскрутке своего политического ресурса придает большое значение имиджу православного политика и проявляет огромное внимание к сотрудничеству с РПЦ. Так, например, Глазьев числится сопредседателем консервативного общественного движения «Союз православных граждан», а также заявляет, что будет добиваться в Думе принятия благоприятных для Церкви законопроектов, в частности законопроекта «О социальном партнерстве Церкви и государства». 21 января на открытии выставки «Православная Русь», он говорил о необходимости продвижения традиционных, читай православных, ценностей, а также подчеркнул «неразрывную связь блока „Родина“ с православным мировоззрением».

Выступая на Рождественских чтениях, Глазьев открыто назвал себя православным и даже указал имя своего духовника — протоиерея Владислава Свешникова. До сих пор «конфессиональный фактор» Глазьев использовал крайне осторожно и потому успешно. Как показали недавние думские выборы, российский избиратель не слишком восприимчив к откровенно клерикальным лозунгам. А вот мягкая и ненавязчивая апелляция к православной традиции может стать эффективной в привлечении широких кругов патриотически настроенных избирателей. Впрочем, в последнее время наблюдается все большее усиление православной составляющей в политическом имидже Глазьева.

4 февраля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru