Русская линия
Трибуна Константин Благодаров02.02.2004 

Суетна жизнь…

Нет темы более деликатной, чем вера человека в Бога, как бы Он ни именовался в той или иной части света. Но это только в том случае, если речь идет о религиозных чувствах в чистом виде. Совсем иное дело — официальная Церковь и отношение к ней людей.
С одной стороны, Бог и Церковь едины — это основополагающий принцип, аксиома, без которой само существование института религии теряет свой смысл. А с другой стороны — ниша, которую занимают в сознании (а еще более в душе) человека золоченые купола храмов, зависит от внешней политики, проводимой церковными иерархами. Иными словами, от степени и характера вмешательства религиозных институтов в светскую жизнь. В то самое бренное существование, о ничтожности которого идет речь в доброй половине проповедей.
Судя по всему, в деле экономико-политического слияния с государством Русская Православная церковь (РПЦ) здорово перестаралась. В итоге традиционная неприязнь русского человека к властям частично проецируется и на официальную религию. Доказательство — ряд социологических опросов, проведенных агентствами «Росбизнесконсалтинг» и «РОМИР Monitoring» в Москве и Московской области, то есть в регионах, где светская активность РПЦ проявляется особенно наглядно. Итоги: по сравнению с 2000 годом количество верующих увеличилось на 14,9 процента. Однако навстречу густеющему потоку христиан движется толпа разуверившихся в роли официальной Церкви: дисциплинированных прихожан и тех, кто регулярно исповедуется, стало на 8,1 процента меньше. Показательно, что мониторинг проводился среди горожан от 20 до 50 лет (в сумме было опрошено более 100 тысяч человек), то есть социально-экономического ядра общества. Этим людям еще рано думать о царствии небесном — биологическая смерть далека; в то же время их сознание сформировалось еще до массированной информационной атаки клерикалов через СМИ, которая стала возможна только в первой половине 90-х.
Оставим в покое Господа, не будем рассуждать, как часто Он наведывается в храмы. В конце концов декларируется, что постоянное местожительство Бога — сердце верующего. Просто проведем анализ информации, получаемой средним гражданином в связи с РПЦ.
Чаще всего мы видим Алексия II и членов Синода в компании высших чиновников, преимущественно верхушки правительства вплоть до президента. Появления эти совсем не обязательно связаны с религиозными праздниками вроде
Рождества. Скажем, странным и неестественным показалось мне присутствие Алексия II и его украинского собрата на встрече Владимира Путина и Леонида Кучмы, прошедшей на прошлой неделе. Речь тогда шла о закрытии акции «Год России на Украине».
Горькая ирония заключается в том, что на протяжении нескольких лет православная Москва конфликтует с православным же Киевом -яблоком раздора является простое административное превосходство. В любом коммерческом банке это называлось бы борьбой за контрольный пакет акций… Между прочим, что-то я не припомню, чтобы Джордж Буш вел переговоры с Тони Блэром в присутствии католических архиепископов -ставленников Ватикана. Хотя религиозные традиции в США и Великобритании гораздо основательнее, чем в России и на Украине, и не прерывались на 80 с лишним лет борьбой с «опиумом для народа». А 80 лет — это три с лишним поколения, более чем достаточно для потери каких бы то ни было религиозных ориентиров в рамках отдельно взятой семьи.
Причины внезапной вспышки любви между российским правительством и РПЦ совершенно прозрачны. После 1991 года кошмарная экономическая ситуация и приступ дикой демократии привел к тому, что россиянин проникся небывалой по силе ненавистью и презрением к властям. Высшие государственные чиновники вовремя поняли, что власть в стране шатается, как пьяный одноногий инвалид. Идеальным поддерживаемым «костылем» представлялась Церковь. Во-первых, из-за строгой, почти военной клерикальной дисциплины. Во-вторых, общеизвестно, что при советской власти КГБ так наводнило ряды священников своими осведомителями, что мобилизовать Церковь на поддержку государственной власти было не так уж сложно.
Психологически же сильная, но абсолютно лояльная Церковь неоценима в годы голодухи и бескрайнего гражданского нигилизма -Бога особо-то не упрекнешь в нищете и тотальном воровстве. В качестве стимула РПЦ получила беспрецедентные налоговые льготы и совсем уж уникальное эксклюзивное право на беспошлинный импорт алкоголя и табачных изделий. Само по себе, конечно, дико, но не более дико, если помнить о том факте, что до РПЦ эти льготы принадлежали Госкомспорту.
Но вернемся к нашим дням. На набережной Москва-реки стоит колосс — Храм Христа Спасителя. Многомиллиардный проект был реализован частично на добровольные пожертвования верующих, но в основном -на деньги частных и государственных спонсоров. Однако понятие «частный спонсор» тоже в данном случае нуждается в расшифровке. При таких налоговых льготах, которые государство обеспечило бизнесменам на условии финансирования проекта, только полный идиот на месте топ-менеджера крупной компании мог упустить столь шикарный шанс облегчить себе жизнь.
А после окончательного завершения работ в Храме Христа Спасителя сооружение стало бесперебойным источником доходов, не имеющих к религии ни малейшего отношения. Конференц-залы исправно сдаются внаем для заседаний Московской ассоциации риэлторских компаний, а сравнительно недавно в одном из помещений Храма вообще прошел показ элитных драгоценностей — манекенщицы дефилировали по подиуму топлес.
В 1998 году кортеж Алексия II сбил на Кутузовском проспекте женщину и даже не остановился проверить, что с ней стало.
Вошло в моду повальное освящение всех и вся — от зданий до автомобилей, причем нормальной практикой стал бартер, когда освящаемая фирма делится с приходом каким-либо имуществом.
В одном из подмосковных монастырей дверь в церковный притвор — уникальная громадная икона XVI века -обзавелась двумя стальными замками. Если кто еще не понял — батюшка просто распорядился просверлить икону и врезать сейфовые запоры.
Позорнейший эпизод с визитом одного из католических епископов в Тулу, который был вынужден служить летом 2003 года мессу в гараже закрытого костела (личный приказ Василия Стародубцева), не был прокомментирован Синодом никак. Совсем.
Все чаще солдат в армии строем водят на церковные службы, если есть куда. Если нет — священник сам приезжает в часть по договоренности с командованием. Красочнее всего этот процесс описан Ярославом Гашеком в «Приключениях бравого солдата Швейка». Там неистовый и вечно нетрезвый фельдкурат (военный священник) Отто Кац самостоятельно изобретал псалмы и постоянно носил с собой удивительный триптих религиозного содержания, в котором самые внимательные наблюдатели не могли угадать ничего, кроме пейзажа Великопоповецкого края пополам со сценой въезда поезда в крытый железнодорожный вокзал…
Мелкие факты вроде инцидента в Тверской области, когда местный священник построил церковную ограду так, что единственный в деревне колодец оказался на территории храма (ворота открыты далеко не всегда, приходится ходить на поклон к батюшке из-за каждого ведра воды), вообще редко доходят до людей.
Можно еще долго продолжать этот список, но суть, думается, понятна. В сознании людей РПЦ ассоциируется скорее не с Господом Богом, а с Министерством по налогам и сборам. С той только разницей, что налоговики вынуждены проводить свои решения через Госдуму, а Церковь прекрасно обходится без какого-либо контроля.
Само собой, при таком раскладе у самого что ни на есть религиозного человека автоматически появляется отторжение столь настырного ведомства, даже если министром в нем числится лично Бог.
А что думаете вы?
Борис ГРЕБЕНЩИКОВ, поэт, музыкант, кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени:
— Всю жизнь верил (и верю) в Бога, но ни одного дня не верил в Церковь. Есть, конечно, есть отдельные священники, которые действительно помогают понять Бога — например, сельский батюшка в той местности под Питером, где я недавно купил дом. Но знаете, что? Странно, но вот эти единичные настоящие слуги Господа в последнее время стали стыдиться принадлежности к официальной Церкви, по крайней мере очень не любят об этом упоминать. Люди же не могут этого не чувствовать, поэтому и отходят от Церкви. В общем, есть у меня песня с такими словами: «Назолотили крестов, навтыкали где ни попадя…»
Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, вице-спикер Госдумы РФ, в передаче «К барьеру!» от 24 августа 2003 года:
— Нет, нет, и тут говорить вообще не о чем. Русский человек всегда верил в Бога и всегда больше всех верил священнику. Я сам всегда хожу на исповедь и считаю, что тут нам надо потеснее работать с Церковью, и в этом смысле большие перспективы. Вот «Православие, самодержавие, народность». Все правильно. Ну, может, «самодержавие» лишнее, но тут неважно, можно «демократия» поставить — все равно будет правильно. Ни одно слово из этих трех само по себе, без двух других, не имеет смысла.
Отец Александр (СМИТИН), приходской священник в Серпуховском районе Московской области:
— Конечно, нет иконы лучше, чем небо. Но храм — это не просто помещение, это как раз то место, откуда до неба ближе всего. Только очень сильные духом люди могут обходиться без традиционных предметов культа — крестов, алтарей, свеч и образов. А человек по природе своей слаб, и без храма вера его слабеет. Если было бы иначе, то и при советской власти вера в Бога была бы такой же сильной, как и сейчас, а ведь этого не было. И сейчас жизнь такая, что храм необходим совершенно, а то человек совсем превратится в животное. Я не знаю, по-моему, прихожан не стало меньше, но даже если и стало, то тут дело, думаю, не в отходе от Церкви, а в нехватке времени. Суетная жизнь…

29 января 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru