Русская линия
Литературная газета Владлен Сироткин,
Степан Семёнов
02.02.2004 

Русофония и франкофония
Что французам здорово, то и русским может быть впрок

Русофония — мир русского языка, культуры, русскоязычных СМИ, образования на русском языке — оказалась в последние годы в центре процессов, связанных с правами человека в Европе.

Президент Путин, выступая на Конгрессе соотечественников, проживающих за рубежом, впервые попытался сформулировать основные принципы руссофонии в XXI веке. Он подчеркнул, что русский мир «испокон веку выходил за географические границы России и даже далеко за границы существования русского этноса».

Президент говорил и о необходимости организации русского мира. Мир этот — «категория внеполитическая, не нуждающаяся в территориальной интерпретации, но невозможная без создания сети социальных, экономических, культурных, информационных и иных связей, позволяющих добиться самодостаточности».

Проблема организации русского мира весьма «озадачила» МИД России. Там довольно оперативно сочинили программный документ — «Основные направления работы МИД РФ по развитию культурных связей России с зарубежными странами».

Оперативно откликнулось на призыв и правительство Москвы. В столице были проведены две международные встречи — «круглый стол» «Зарубежная диаспора — экономический потенциал России» и форум «Зарубежная диаспора — интеллектуальный ресурс России». Мэрия Москвы взяла на себя проведение в 2005 г. очередного Конгресса соотечественников.

Отметим Международную ассоциацию преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ), созданную в 1967 году и объединяющую 180 юридических членов из 70 стран дальнего и ближнего зарубежья. При непосредственном участии Людмилы Путиной ассоциация проводит международные школьные олимпиады русского языка, конгрессы русистов и славистов.

Конечно, лучше поздно, чем никогда. Но нельзя не сказать, что проблема русского мира давно требовала особого внимания, а уж после распада СССР и вовсе превратилась в вопиющую. Шутка ли, 25 миллионов этнических русских, оказавшихся за пределами Российской Федерации, — это население Болгарии, Сербии, Хорватии, Словении и Македонии, вместе взятых.

Проблему «красноногих» — так в печати Франции почему-то прозвали этнических русских, проживающих за пределами РФ в СНГ и Балтии, — на думских выборах блок «Родина» сделал одной из ключевых, и это во многом определило его успех.

Не у одних русских разваливаются империи. Французы более полувека назад пережили нечто похожее. Сначала они воевали за империю в Индокитае и Алжире. А параллельно придумывали для неё новые вывески — то «Французский союз», то «Французское Сообщество». Ничего не помогало. Но пришёл генерал де Голль…

Поначалу он тоже сочинил нечто вроде «французского СНГ». Но племенные вожди французской Западной и Экваториальной Африки вкупе с полевыми командирами Африки Северной сразу завопили о «самостийности», «негритюде» — чисто «чёрной», в отличие от белой, культуре… И де Голль решился в 1960 году на крутой поворот. Хотите суверенитета, сколько проглотите? Нате вам. Но потом на себя и на меня не пеняйте.

Подлинной экономической независимости ни одна из колоний за полвека так и не достигла, и все довольно скоро снова направились во «французский мир». А у французов ещё с конца XIX века был заранее припасён мощный инструмент новой интеграции — франкофония — та самая «сеть социальных, экономических, культурных, информационных и иных связей», о которой только в 2001 году заговорил российский президент.

Франкофония конца XIX века начиналась так же, как и наша нынешняя русофония, — с языка и культуры, с олимпиад и форумов, благо в XIX — начале ХХ века более половины дворянства и интеллигенции Европы говорили и писали по-французски.

После Первой мировой войны ситуация стала меняться — американцы обрушили на Европу не только чарльстон с виски и короткие женские причёски, юбки, но и английский язык.

Положение ещё более ухудшилось после Второй мировой войны. Для защиты французского языка и культуры одних олимпиад и форумов было уже недостаточно. Тогда-то и наступило время серьёзной организации франкофонии. То есть создания той самой международной сети, о которой сегодня говорит наш президент.

Ныне сеть франкофонии выглядит следующим образом.

Высший Совет. Глава — президент Французской республики (по должности).

Генеральный секретариат Совета.

Постоянные представительства в ООН, Женеве, Брюсселе — при Евросоюзе, в Аддис-Абебе — при Организации африканского единства.

Высшие форумы. Саммиты глав государств и правительств франкофонных стран с 1986 г. (последний в октябре 2002 г. в Ливане).

Штаб-квартира — Париж.

Действует Хартия Франкофонии, есть гимн, герб, орден «За заслуги». 18 марта — международный день Франкофонии. Раз в четыре года проводятся Олимпийские игры Франкофонии.

Охват — более 500 млн. человек, 10 процентов населения и 11 процентов богатств планеты.

Бюджет — 200 млн евро. 75 процентов выделяет Франция.

Инструменты государственные и общественные:

— Межправительственное агентство Франкофонии (годовой бюджет 30 млн евро);

— Международная ассоциация мэров франкофонных городов;

— Представительства Агентства (бюро) в Африке и в Азии;

— Университетское агентство Франкофонии;

— Министр Франции по делам Франкофонии;

— «Альянс франсез» — Международная организация по обучению французскому языку (с отделениями по всему миру);

— Телевизионный спутниковый канал Франкофонии (ТВ-5);

— Группа франкофонных послов;

— Франкофонный бизнес-форум;

— Спортивно-оздоровительные летние лагеря-школы;

— 31 неправительственное представительство по всему миру.

Велосипед нам изобретать не надо — проверенная десятилетиями, успешно функционирующая технологическая сеть уже создана. Причём с тем же делением: ближнее зарубежье — бывшие французские колонии в Африке и Азии, и дальнее — Румыния, Египет, Польша, Литва, Македония, Болгария, Словения.

Показательно и другое: те же крики справа и слева о «культурном империализме», о «культурной реколонизации» и т. п. Но даже заграничные русоведы и франковеды понимают глубинные причины таких явлений, как франкофония и руссофония.

Патриарх советологии, директор Национальной библиотеки Конгресса США Джеймс Биллингтон в своём огромном труде о русской культуре «Икона и топор» писал, что за поисками самоидентификации в «постсоветской России стоит психологически-культурный кризис людей, внезапно потерявших значительную часть территории и сколько-нибудь ясное представление о своём прошлом и своих общих целях».

Нечто подобное было и во Франции в момент распада французской колониальной империи. Но в создании франкофонии голлистская и постголлистская элита нашла цивилизованный выход, а вот Россия всё ещё его ищет.

Россияне по-прежнему мало способны даже к бытовому самоконтролю, они и далее будут по-прежнему идти на красный свет светофора и перебегать улицу в неположенном месте — вещь, совершенно невозможная в Германии при любом режиме.

Создать сеть русофонии — вещь вполне реальная. И прежде всего на уровне общественных организаций. Президент еще в 2001 году заявил: «Я абсолютно уверен в том, что какие бы проблемы перед нами не стояли — ничто не помешает нам чувствовать и стать по-настоящему единым народом».

После сокрушительного поражения на думских выборах 2003 г. российских псевдозападников, определявших долгие годы российскую политику, этот вопрос снова встал на повестку дня.

Русофония — тот архимедов рычаг, который позволит сделать это эффективно и цивилизованно.

28 января 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru