Русская линия
Вечерняя Москва Николай Ерофеев02.02.2004 

Не мир, но меч принесет в страну преподавание основ православия в российских школах

Дискуссия об изучении в школах православия вспыхнула на днях с новой силой. На первый взгляд, речь идет всего лишь о новом учебном предмете. Но те, кто хочет внедрить его в нашу школу, не ведают, что творят.

Патриарх сказал: «Надо» — министр ответил: «Есть!»

Открывая на днях в Кремлевском дворце XII Рождественские чтения, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II сделал почти сенсационное заявление. Он предложил возродить дореволюционную традицию знакомства школьников с житиями святых, которые (цитирую по сообщениям СМИ) «всегда были излюбленным чтением, полагались в основу образования и воспитания» и составили основу для создания «великой страны и великой культуры». По мнению Патриарха, детей и юношество следует назидать «представлениями о святости и реальными примерами нравственного совершенства, достигнутого в борьбе с грехом».

Оставим пока в стороне весьма спорный постулат о том, насколько жития святых с их аскезой, затворничеством, уходом от суетного мира и т. п. могут стать нравственным образцом (делать жизнь с кого) для современной молодежи. Возможно, они и были когда-то «излюбленным чтением» в церковно-приходских школах, но очень сомневаюсь, что сегодня они смогут конкурировать с классикой мировой детской литературы, куда уже в наше время вошли и веселые книги Эдуарда Успенского, и столь ненавистный нашим церковникам «Гарри Поттер».

Но это, повторяю, не столь важно. В конце концов и жития святых — совсем невредное чтение и прекрасно может дополнить русские сказки и былины.

Опасность в другом. В упорном стремлении церкви, государственных чиновников от образования и некоторых представителей так называемой патриотической (а по сути — русофильской) интеллигенции искусственно, а значит, насильственно, насадить православие в такой многоконфессиональной и многонациональной стране, как Россия.

В том, что об этом печется Русская православная церковь, ничего удивительного нет. Напротив, было бы странно, если бы она к этому не стремилась. Но когда ее сугубо церковные интересы начинают разделять руководители светского государства, становится как-то не по себе.

Особенно настораживает то, что высокопоставленные государственные чиновники готовы, как всегда, бежать впереди паровоза.

Если кто забыл маршрут этого «паровоза», напомню. Разговоры о сотрудничестве Патриархии и Минобразования ведутся с конца 90-х годов. Но по крайней мере до 2003 года министр образования РФ Владимир Филиппов к идее преподавания «Основ православной культуры» (ОПК) в школах относился отрицательно. Видимо, у него были для этого серьезные основания. Но все эти основания рассеялись как сон, как утренний туман, стоило лишь Владимиру Владимировичу Путину сказать «э-э». Побывав в августе 2002 года в Казани, президент РФ неожиданно высказался за преподавание ОПК в школах. Правда, на факультативных началах (т.е. по желанию родителей и учеников, с оплатой из внебюджетных источников). И что же наш принципиальный министр? Он тут же рассылает за своей подписью в регионы информационное письмо с программой курса.

Известно, что делают некоторые не очень далекие люди, когда их заставляют молиться. По сообщениям прессы, руководители двух десятков регионов, получив министерское послание, немедленно продемонстрировали административный раж и внедрили факультатив в свои школы.

Надо отдать должное Москве. Руководитель столичного образования Любовь Кезина не взяла под козырек: «Нельзя, — сказала она, — вводить православие в школах и будоражить людей, исповедующих другую религию». Не поддержали министра и в ряде других регионов.

Спохватившись, Минобразования в августе 2003 года издало «компромиссный» приказ: предоставить школам право факультативно (вне рамок образовательной программы) «изучать не только православие, но и любую другую религию».

Но, как говорится, недолго мучилась старушка в злодея опытных руках! Стоило Патриарху огласить пожелание знакомить школьников с житиями святых, как Владимир Филиппов немедленно выразил готовность включить в школьную программу «Основы православной культуры», даже (цитирую) «несмотря на преграды некоторых чиновников». Обратите внимание — включить в программу (!), т. е. ОПК — уже не факультатив, а обязательный учебный предмет? Приехали!

По заветам Политпроса

Лет 15 назад в сентябрьском номере американского журнала «Лайф» была опубликована карикатура: толпу людей причесывают одной большой гребенкой. Подпись под карикатурой гласила: «В СССР начался новый учебный год в сети партийного просвещения». Они над нами смеялись. Между тем, с точки зрения марксизма — «единственно верного учения», — все было правильно: господствующая в обществе идеология внедрялась в обязательном порядке, идеями коммунистической партии необходимо было «облучить» каждого советского человека — «от финских хладных скал до пламенной Колхиды». Это не было изобретением коммунистов.

Так было, кстати, и в дореволюционной России, где господствовала триада обер-прокурора Синода Победоносцева — православие, самодержавие, народность. Что, впрочем, революцию не остановило, как не остановила распад СССР идеологическая гребенка КПСС.

Это я к тому, что принудительное идеологическое образование никогда и ничего не гарантировало на века. Эпоху Победоносцева я, к счастью, не застал, но хорошо помню, как тошнило всех от обязательного изучения решений очередного съезда «родной коммунистической партии». Не ждет ли такая судьба школьные уроки православия? Если верить классикам русской и советской литературы (а почему бы им не верить — тому же Паустовскому, например?), уроки Закона Божьего навевали на школяров отчаянную скуку. И это, заметьте, в условиях практически поголовной религиозности населения и поточной подготовки, как сказали бы сейчас, «квалифицированных преподавательских кадров» для обучения Закону Божьему. Даже в самом кошмарном сне не могу представить, как встретит нынешнее «продвинутое» юношество длиннополого батюшку. Ох, не хотел бы я оказаться на его месте! Но это все частности. В конце концов и кадры можно наготовить, и батюшек усовершенствовать (есть же у Минобразования институты усовершенствования учителей). Вопрос в другом: кому и зачем все это понадобилось? Послушаем, что говорит зам. министра образования Леонид Гребнев.

«Современное светское образование, — говорит он, — может быть качественным только в том случае, если оно включает в себя религиозные ценности, культовые основы той национальной культуры, в рамках которой ведется это образование». И еще — он же: «Чтобы хорошо знать русский язык, надо хоть что-то понимать в русской культуре, а для этого, в свою очередь, необходимо знать основы православия».

Спасибо Гребневу — яснее не скажешь. Национальная культура у нас русская, государственный язык — русский, значит, будьте любезны изучать основы православия. И не имеют никакого значения ни атеистические убеждения обучаемых, ни то, какому богу молятся в той или иной семье. Под гребенку! Ну, ладно, возможно, я преувеличиваю. Возможно, детям из мусульманских, буддистских, католических и прочих неправославных семей разрешат не посещать уроки ОПК. И что? А то, что русские дети — Ваня, Маша и Коля — только утвердятся во мнении, что Ахмет, Земфира и Абрам «верят неправильно», что они — не как все, они — другие, они — не наши. Вы этого хотите, господа из министерства? Или вам мало рыночных погромов? Или история «черной сотни» вас ничему не научила? Сегодня мы введем в школы «Основы православия», завтра объявим православие государственной религией, а послезавтра проснемся в тоталитарной стране, где один президент, один народ, одна религия. Вам это ничего не напоминает? Перспектива не столь гипотетическая, как может показаться на первый взгляд. Пока еще по Конституции наша церковь отделена от государства, а значит, и от школы.

Пока! Но не далее как в декабре, правительственная комиссия уже дала поручение Минобразования собрать «мнения регионов», чтобы внести соответствующие поправки в законодательство. А это, извините, касается уже не только сферы образования.

Нужно ли изучать религоведение в светской школе? Конечно, нужно, спору нет. История религий — это история мировой культуры. Но именно религий, а не исключительно православия. Нелепо «назидать юношество» представлениями о мировой культуре и морали, основываясь только на житиях православных святых. И без того наша православная церковь стоит особняком — и довольно агрессивным — к остальному христианскому миру (даже христианскому!). Теперь она желает стать наставником и учителем всей молодой России — без каких-либо национальных и религиозных различий.

А ведь мы хотим принести мир в наше больное общество. Мир, а не меч!

29 января 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru