Русская линия
Еженедельный журналАрхиепископ Берлинско-Германский и Великобританский Марк (Арндт)29.01.2004 

Надо считаться с реальностью
Архиепископ РПЦЗ Марк признает, что время взаимных упреков прошло

Архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский Марк (Арндт) вошел в состав первой в истории официальной делегации РПЦЗ в Россию, визит которой состоялся в ноябре прошлого года. Теперь он возглавляет комиссию Зарубежной церкви по вопросам воссоединения с Московским патриархатом. С архипастырем беседовал Даниил Щипков.

— Ваше высокопреосвященство, в своем послании Архиерейскому собору РПЦЗ патриарх Алексий II говорит о «необходимости восстановления единства». В то же время в послании Собора к пастве сказано, что на повестке дня стоит «вопрос не слияния или соединения Церквей, а установления нормальных церковных взаимоотношений между двумя частями некогда единой Русской церкви». Получается, что цели, которые ставит перед собой РПЦЗ, не соответствуют целям Московского патриархата? Чего же все-таки ждет от диалога с РПЦ Зарубежная церковь?

— Прежде всего мы ожидаем взаимного признания друг друга как частей единой Русской церкви. Только когда мы этого достигнем, можно будет перейти к кропотливой работе над созиданием единства как в молитвенно-евхаристической жизни, так и в выстраивании управленческой структуры наших Церквей. Речь идет о признании фактически существующей автономии Зарубежной церкви на основе канонических норм РПЦ.

— Каким, на ваш взгляд, должен быть сценарий сближения?

— Оно должно строиться строго на соборной основе. Эти вопросы должны решить церковные соборы РПЦ и РПЦЗ. А конкретные предложения, которые будут вынесены на соборы, должны выработать созданные с обеих сторон специальные комиссии. Я бы не стал предвосхищать предложения этих комиссий, а посоветовал бы всем сохранять творческую свободу до тех пор, пока эти комиссии не приступили к делу.

— Какие конкретно вопросы планируется решить во время визита в Россию митрополита Лавра?

— Предстоящий визит митрополита Лавра в Россию должен служить официальным началом предсоборного процесса.

— В одном из ваших интервью вы сказали, что российское государство требует переписать имущество РПЦЗ в собственность РФ. Действительно ли об этом шла речь во время собеседований с РПЦ? Каким вы видите разрешение имущественного вопроса?

— Во время наших собеседований с РПЦ в ноябре прошлого года имущественный вопрос не поднимался. На мой взгляд, церковное имущество Зарубежной церкви, где бы оно ни находилось, должно оставаться епархиальным имуществом, как того и требует каноническое право.

— Установление любого единства с Московским патриархатом невозможно без решения проблемы клириков РПЦЗ в России, которые с точки зрения РПЦ МП рукоположены незаконно. Есть ли шанс, что Москва пересмотрит эту позицию?

— Я считаю, что и в этой области надо считаться с реальностями. Нельзя допустить, чтобы мы и впредь делали друг другу упреки. Иначе может также возникнуть вопрос о статусе клириков Московского патриархата на Западе. Чем он отличается от статуса клириков Зарубежной церкви в России?

— Главное обвинение РПЦЗ в адрес Московского патриархата — сотрудничество с безбожной властью. Как вы оцениваете российскую власть сегодня?

— Поскольку я не живу в России и, к сожалению, нечасто там бываю, мне трудно судить о новой российской власти. Но, глядя со стороны, кажется, что в отношении Церкви она достаточно нейтральна.

— Может ли Церковь принимать финансовую и политическую поддержку от нынешних властей? Может ли современное российское государство регулировать церковно-государственные отношения или содействовать улучшению межцерковных отношений?

— На мой взгляд, российское государство в долгу у Церкви. Оно обкрадывало Церковь в течение десятилетий и теперь обязано поддерживать Церковь и содействовать ее возрождению и свободному развитию. В межцерковных отношениях государство может лишь давать толчки и содействовать разрешению трудно разрешимых вопросов.

— Как сегодня вы представляете себе канонический статус Московского патриархата? Ведь еще в 1990 году РПЦЗ считала невозможным признать назначение патриархом Алексия II соборным волеизъявлением Русской церкви.

— Русский народ сделал свой выбор. Он признал нынешнюю РПЦ и ее священноначалие. Мы должны с этим считаться, несмотря на возможные возражения некоторых членов Зарубежной церкви. В начале 90-х мы еще не могли воспринимать происходящие в России процессы так, как их воспринимали здешние люди. Жизнь в России пошла иным путем, чем представляли эмигранты.

— Приняли ли вы покаяние Святейшего Патриарха Алексия II и считаете ли вопрос обоюдного покаяния Церквей исчерпанным?

— Патриарх принес покаяние лично, и мы воспринимаем это как его личный подвиг. Однако нам представляется, что покаяние Русской православной церкви должно быть общецерковным, то есть должно быть зафиксировано в каком-то соборном документе. Мы говорим об этом не ради удовлетворения каких-то своих чувств и обид, а исключительно ради того, чтобы отрицательные явления не повторялись в будущем.

Беседовал Даниил Щипков.

26 января 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru