Русская линия
Русское Воскресение Владимир Греков27.01.2004 

Ирак, январь 2004 года. Что дальше?

Ирак. Имя этой ближневосточной страны продолжает фигурировать на первых страницах международной печати, неизменно присутствует в заголовках сообщений электронных СМИ о сенсационных событиях, случившихся в мире. И не мудрено — ситуация в этой стране, «освобожденной» в апреле 2003 г. от диктатуры партии Баас во главе с С. Хусейном в результате скоротечной и не вполне ясной для большинства наблюдателей военной операции, предстает все менее стабильной и во многих смыслах — взрывоопасной, не только для данного региона, но и для всех прилегающих к нему районов.

Каждый день приносит новые сообщения о нападениях на иностранных солдат в Ираке, которые происходят ежедневно. То поступит информация об обстреле колонны украинских миротворцев и ранении нескольких солдат с Украины. То погибает английский военнослужащий, а сразу вслед за ним — польский офицер. То в городе Насирия на юге Ирака в результате только одного теракта одним махом взрывают 19 итальянских военнослужащих — впервые в таком количестве после мировой войны (и это — Италия, к которой в иракском обществе традиционно относились значительно лучше, чем к многим другим странам). Вот становится известно о расстреле на дорогах страны японских дипломатов, испанских представителей, южнокорейских граждан, болгар, таиландцев и т. д. География жертв иракского сопротивления неуклонно ширится, скоро будет легче назвать те государства, из числа направивших своих людей в Ирак — в соответствии с требованием американцев — в состав коалиционных войск, которые еще не понесли там потери. Похоже, что для большинства иракцев отныне — все иностранцы, будь они в военной форме или гражданской одежде, — суть оккупанты, под какими флагами или лозунгами они ни выступали.

К сожалению, с некоторых пор это относится и к людям, представляющим в этой стране ООН и другие международные организации и, следовательно, не имеющим отношения к иностранному вмешательству и фактической оккупации страны. Стремясь держаться в стороне от происходивших в Ираке и вокруг него политических событий, хотя иракские власти в прошлом неоднократно, порой — небезосновательно, обвиняли иностранцев в шпионаже в пользу США, представители международных организаций выполняли там в течение последнего десятилетия большую и важную, порой — уникальную работу, помогая восстанавливать инфраструктуру страны, разрушенную в результате «первой иракской войны» 1991 г. и жесточайшей международной блокады. Безжалостный и бессмысленный террористический акт, совершенный в августе 2003 г. против комплекса зданий ООН в Багдаде, когда погибло 22 человека, атака на штаб-квартиру Международного Комитета Красного Креста — вот наиболее заметные вехи в этом скорбном списке. В результате сегодня во всем Ираке остается около десятка сотрудников международных организаций, а вся их будущая деятельность в этой стране — под большим вопросом.

В незавидном положении оказались в Ираке американские «освободители и миротворцы». После окончания военных действий только по официальным данным они уже потеряли в этой стране больше, чем за все дни войны в марте-апреле 2003 г. Нападения иракских повстанцев на американцев носят все более демонстративный, а в чем-то — даже изощренный характер. Чего стоит, например, обстрел среди бела дня в центре Багдада штаб-квартиры американских сил в Ираке, удар шестью ракетами по гостинице Рашид, в тот самый момент, когда в ней находился прибывший с инспекцией в Ирак первый заместитель министра обороны США Дж. Вульфовитц — главный вдохновитель и творец «иракской» политики Вашингтона. В этот же период в Ираке был убит полковник вооруженных сил США, а чуть позже американцы чуть не потеряли в авиакатастрофе офицера в чине генерал-майора.

Если совсем недавно американские представители заявляли вслух об «ограниченном и дезорганизованном характере» иракского сопротивления, которое якобы ограничивалось пределами «суннитского треугольника» (расположенные в центральной части страны районы, населены в основном иракцами-суннитами), то в последний период сообщения о нападениях на оккупантов поступают с запада и севера страны, шиитского юга, даже из Иракского Курдистана, где американцы в течение последних 13 лет рассматривались местными властями как друзья и ближайшие союзники. Промелькнули же кое-где сообщения о стычках американских патрулей с представителями курдских формирований, а буквально на днях — об обысках в зданиях некоторых курдских организаций.

Не так давно официальные представители США признавали, что в день в Ираке случалось до 30−35 нападений на иностранные войска. Потом американцы стали делать акцент на том, что число атак, дескать, непрерывно уменьшается и ситуация, по выражению руководителя Временной коалиционной власти (ВКВ) П. Бремера «развивается в правильном направлении». Подобное утверждение, на наш (и не только на наш) взгляд, все-таки больше напоминает желаемое, нежели действительное. Даже не вооруженным глазом можно заметить, что акции сопротивления меняются качественно, принимают иной характер. Иракские повстанцы все чаще и шире используют тяжелое вооружение, минометы, гранатометы, противотанковые и зенитные ракеты, постановку мин, что влечет за собой все большие людские потери. Только за первые дни после начала месяца «рамадан» в Ираке было сбито 5 боевых американских вертолетов, при этом погибло более 40 человек. В начале января 2004 г. прошла информация о массированном минометном обстреле и ранении 35 американских солдат. А за две первые недели 2004 г. американские силы потеряли в Ираке еще три вертолета типа «Апач». Такое трудно списать на технические проблемы, тем более, что американцы воюют на новых образцах техники. Суммарное число американских потерь, таким образом, неуклонно приближается к 500, тогда как в ходе военных действий было убито чуть более 130 солдат США. Наряду с географией, расширяется и список атакуемых объектов. Теперь среди них все чаще фигурируют вновь создаваемые оккупационными силами структуры — прежде всего полицейские и военные центры. Одновременно прицельным нападениям подвергаются те иракцы, которые особенно рьяно сотрудничают с оккупационными властями. Получил большую известность факт расстрела члена Высшего управляющего Совета (ВУС) А. Хашими, показательна цепочка убийств нескольких местных судей в различных районах страны (видимо, по этой причине в Ираке сегодня действует полный запрет на информацию о деятельности судов). Конечно, нельзя исключать, что в некоторых случаях речь может идти о банальном сведении личных счетов, накопившихся у многих иракских семей за годы правления С. Хусейна, однако в целом картина предстает безотрадной.

Все упомянутое выше, повторим еще раз, — официальные данные, а как обстоит ситуация на деле? Есть информация из различных, в том числе неплохо информированных «незападных» источников, что реальные потери США и их союзников (как и в ходе военных действий в Ираке) — значительно серьезнее. Они тщательно скрываются, репатриация погибших осуществляется постепенно, эшелонируется по времени с тем, чтобы не афишировать их количество, не нервировать американскую общественность, не давать лишних поводов для критики администрации Дж. Буша.

Происходящие в Ираке события снимают сомнения в спонтанности и неорганизованности сопротивления. Становится все более очевидным, что атаки повстанцев координируются и направляются из нескольких центров, не исключено, из одного, который совершенно не обязательно напрямую подчинялся недавно (недавно ли?) захваченному в плен Саддаму Хусейну. Вообще-то, сложно представить, что индивидуум, которого, буквально захлебываясь от восторга, демонстрировали американские и другие телеканалы, мог эффективно и на постоянной основе руководить деятельностью иракского подполья. Как сообщалось, у прятавшегося в какой-то яме Саддама Хусейна при себе не оказалось никаких средств связи, и это в наше-то время. Видно, по этой причине американцы продолжают обещать крупное денежное вознаграждение в 10 млн долл. США за голову бывшего ближайшего помощника иракского руководителя, его заместителя по Совету Революционного командования И. Ибрагима Дури, который, по их мнению, и стоит у руля сопротивления. Возможно, что это так. Однако хорошо знающие Ирак и иракцев специалисты не исключают, что главной фигурой противостояния оккупации, как бы парадоксально это сегодня ни звучало, является все-таки младший сын С. Хусейна Кусей, бывший официальным преемником своего отца и убитый, по заявлениям американцев, несколько недель тому назад в г. Мосул на севере Ирака. Здесь уместно напомнить, что самого Саддама американцы только за дни войны 2003 г. уничтожали несколько раз, кроме того, схваченный руководитель вполне может оказаться одним из многочисленных его двойников. Иракцы — большие мастера на мистификации разного рода и многому научились за десятилетия войн, конфликтов и блокады. В этой стране — ничего нельзя исключать, тем более, в нынешних условиях. Что касается средств на нужды сопротивления, то они есть. Еще накануне «первой иракской войны» 1991 г. режим С. Хусейна создал запасы наличной валюты на сумму в 7 млрд долл. США. Этот опыт был использован и в 2003 г., еще до начала англосаксами активных военных действий иракцы готовились к партизанской войне и делали это вполне организованно.

Можно с изрядной долей уверенности говорить, что американцам сегодня, как и в начале 2003 года, противостоит бывшая иракская армия, прежде всего, в лице ее республиканской и специальной гвардии, которая была распущена с оборонительных позиций в апреле 2003 года горсткой генералов, купленных спецслужбами США на американские деньги. Умения и личной храбрости этим людям — не занимать, а воюют они на своей земле. Американские вояки познакомились с этими их качествами в начале апреля 2003 г. во время боев в районе международного аэропорта Багдада, потеряв за считанные минуты несколько боевых машин и танков. Здесь уместно отметить, что сделано это было при помощи произведенного в СССР оружия, которое, несмотря на возраст, подтвердило свою эффективность даже в борьбе с новейшими образцами американской военной техники.

«Горючего материала» в сегодняшнем Ираке — хоть отбавляй, желающих пострелять по американцам и другим иностранцам — и того больше. А что еще делать сотням тысяч простых иракцев (о бывшей иракской армии мы уже говорили), пытающихся выжить в условиях нищеты, безработицы, дороговизны, передела собственности, отсутствия пользующейся доверием власти, наконец, вмешательства во все дела со стороны оккупантов. Да и сами они, что ни день, то дают новые поводы для возмущения. Не понимают закованные в современные доспехи иноземные вояки-роботы происходящего в этой стране, иракского народа, его обычаев и традиций, не знают, да и не хотят знать элементарных вещей. То они примут стрельбу местных жителей в воздух (выражение в Ираке высшей степени восторга — обычное дело для этой, да и многих других арабских стран) и начинают с испугу палить по мирной толпе, убивая и калеча простых людей. То, не разобравшись, подстрелят местных полицейских, своих же союзников, то откроют огонь по кучке играющих на мостовой иракских подростков. Вряд ли способствуют стабилизации обстановки мероприятия типа массовых «зачисток», разнообразных проверок, в ходе которых с иракских женщин демонстративно срывают покрывало-паранджу (даже в такой светской стране, как Ирак, это — вещь абсолютно недопустимая), арестовывают всех подряд молодых мужчин, не допускают людей в мечети, пытаются проводить в них обыски.

Неуютно, крайне неуютно чувствуют себя в сегодняшнем Ираке американцы. Одержав военную победу, победители стараются появляться на улицах иракских городов как можно реже. Изредка, как правило, в светлое время суток, промелькнет на большой скорости по дороге вооруженный иностранный патруль, и все. Ночами же в Ираке безраздельно хозяйничают сами иракцы. Впрочем, есть сегодня в стране города, например, расположенная недалеко от Багдада Фаллуджа, где бравые американские вояки не рискуют появляться даже днем, до такой степени часто и точно там по ним там стреляют. Вспомним хотя бы уничтожение ракетой боевой винтокрылой машины США 8 января 2004 г.

Горечь иронии сегодняшнего дня в Ираке состоит в том, что иракский народ, до смерти уставший за последние десятилетия от войн, конфликтов и социально-экономических экспериментов над ним, теперь вспоминает о временах правления С. Хусейна со смешенными чувствами. Нередко это — ностальгия о днях стабильности и относительного экономического благоденствия. Буквально за несколько недель американцам удалось сделать то, чего у иракских баасистов не получилось за многие годы пребывания у власти.

Американцы же, под сурдинку песнопений о «развитии ситуации в правильном направлении», втягиваются в спираль ответных мер. Для борьбы с сопротивлением применяется авиация, наносящая бомбовые удары по Тикриту, Баакубе, Фаллудже, в «замиренной» стране проводятся масштабные войсковые операции с использованием танков и артиллерии. Еще немного, и мы станем свидетелями ковровых бомбежек. Читатель со стажем, верно, уже воскликнул: «Черт побери, да это же второй Вьетнам». Такая мысль уже высказывалась и, полагаем, она не так уж далека от истины. Многое происходящее сегодня в Ираке, вокруг него, а также в США, даже в деталях напоминает времена бесславной вьетнамской авантюры. Действительно, американцы поддерживают численность своих войск в Ираке на уровне 130 тыс. чел., их потери там непрерывно растут, расходы на войну против местного сопротивления уже приблизились к уровню вьетнамского периода, в самих США — крепнет протестное движение, налицо серьезный раскол в сообществе западных стран. Вспомним, какими лозунгами (порой — просто оскорбительными), какими массовыми демонстрациями протеста встречали Дж. Буша в Великобритании, ближайшей стране-союзнице США по иракской авантюре, премьер-министр которой ради поддержки политики Дж. Буша в Ираке «поставил на карту» свое политическое будущее, и думается, проиграет эту ставку. А реакция в Германии и Франции, ряде других европейских странах, не говоря уже об азиатских, африканских и латиноамериканских, на односторонние действия США в отношении Ирака, безапелляционные заявления официальных американских представителей о том, что выделенные на восстановление Ирака конгрессом США поистине гигантские средства (87 млрд долл. США) будут осваиваться американскими компаниями?! Не менее символичен рост антивоенных демонстраций в самих США — у ограды Белого дома в Вашингтоне, в центре Нью-Йорка, даже в курортном, плевавшем на всех и вся вечнозеленом Лос-Анджелесе. А попытки соперников Дж. Буша из числа демократов сыграть на иракской теме во внутриполитическом плане, использовать ее в предвыборной борьбе за президентское кресло?!

Нет сомнений в том, что масштабы нападений и диверсий в Ираке не сократятся даже после свершившегося «захвата С. Хусейна». Как уже говорилось, одними силовыми методами — облавами и арестами проявившиеся мощные тенденции — не переломить, а официально заявленные американцами первоочередные задачи, вроде восстановления инфраструктуры страны, энерго- и водоснабжения, словом, нормальных условий жизни, так же далеки от разрешения, как и полгода назад. Уже упоминавшиеся заявления П. Бремера об улучшении обстановки, растущем сотрудничестве иракцев с оккупационными властями, успехах в формировании будущих полицейских и армейских частей не убеждают, да и не могут убедить никого, кроме, пожалуй, американской общественности. Может быть, они на это и рассчитаны? Состоявшаяся в конце октября 2003 г. в Мадриде международная донорская конференция, во время которой были заявлены намерения выделить на реконструкцию Ирака 33 млрд долл. США, получила значительный резонанс на международной арене, однако от намерений до их осуществления, тем более, в условиях нестабильной обстановки в Ираке, как говорится, — дистанция огромного размера.

Эйфория первых дней после свержения режима Саддама Хусейна давно улетучилась, даже если и имела место. Кадры, обошедшие в апреле 2003 г. все телеканалы мира, когда несколько десятков людей срывают портреты бывшего иракского лидера, расстреливают и свергают его памятники, остались в прошлом, да и изначально выглядели не слишком убедительно. Сегодня в иракском обществе отношение к иностранцам, в особенности, американцам, как говорится, «неоднозначное». Про антиамериканские настроения «иракской улицы» было сказано. Однако уже в кабинетах иракских руководителей не только среднего, но и высшего звена почти открыто говорят, что все больше тяготятся своими союзниками, от которых с течением времени видят не столько пользы, сколько вреда. Похоже, что новые руководители страны хотели бы как можно скорее взять дела в свои руки. А брать есть что, ведь Ирак остается богатейшей страной региона. К примеру, нефтяные промыслы — главное богатство страны и первопричина американского вторжения — после военных действий остались почти не тронутыми. Поступала лишь информация о диверсиях на нефтепроводах и нефтеперерабатывающих заводах, в основном, расположенных в центре и на севере страны. Что касается южных, богатейших и наиболее перспективных нефтяных месторождений страны, то они работали и работают без перебоев, наращивают добычу и экспорт иракской нефти. Только за последний месяц 2003 г. добыча этого сырья в Ираке возросла на 0,8 млн. барр. в день, составив 2,3 млн. барр. в день. Неплохой результат, особенно, учитывая общее состояние иракской экономики, крайнюю изношенность оборудования и постоянный дефицит запчастей. Танкеры в Мина аль-Бакр — главном нефтеналивном порту на юге Ирака — грузятся исправно, непрерывным потоком, как и былые дни, идут по направлению к иорданской границе автомобильные цистерны. Многие наблюдатели задаются вопросом, куда движется этот нефтяной поток и кто получает доходы. Ответ — точно не иракский народ, именем и в интересах которого все это делается. Интересный и многозначительный факт — американские военные корабли, дислоцированные в Персидском заливе, в последние недели ужесточили меры по борьбе с контрабандой нефти. И по иронии судьбы одними из первых контрабандистов, попавших под американский каток и осужденных иракским судом, стали граждане Украины Мыкола Назаренко и Иван Зощенко, пытавшиеся под панамским флагом вывезти 3400 т иракской нефти на судне «Наустар».

В свете всех этих событий многозначительной выглядит информация из Вашингтона о том, что вновь созданной под руководством советника президента США по национальной безопасности К. Райс группе по стабилизации ситуации в Ираке были переданы полномочия по координации вопросов, связанных с контртерроризмом, экономическими и политическими институтами, коммуникационной деятельностью. Вот где и зарыта та самая пресловутая собака! Ведь нужно же госпоже К. Райс как-то реабилитировать себя в глазах своего начальства, которое она на этапе подготовки к войне в Ираке серьезно «подставила» перед американскими парламентариями с «шитым белыми нитками» докладом относительно реальности угрозы обладания режимом С. Хусейна оружием массового уничтожения. Кроме того, эта леди неплохо разбирается в нефтяных делах — сказывается техасское происхождение и многолетняя работа в соответствующих американских структурах. По всей видимости, в этих руках и находятся рычаги организации бесперебойных поставок дешевой иракской нефти на американский рынок. Надо же окупать расходы по «освобождению Ирака», к тому же неплохо было бы и заработать что-нибудь для своих компаний, как это было сделано «на первой иракской войне» в 1991 г. Разве случайно первыми среди компаний из США в очереди за получением весьма выгодных контрактов на восстановление Ирака стоят, как правило, фирмы, близкие к ведущим деятелям администрации Дж. Буша (в лице Д. Чейни, той же К. Райс, Д. Рамсфельда и т. д.). Кстати, по некоторым таким контрактам в США уже начаты официальные расследования.

Логично предположить, что сегодня нефть Ирака для американцев — главное, отсюда и результативность на данном направлении. Все остальное, в том числе мало кого убеждающие, по существу, дежурные заклинания в пользу демократии, свободы прав человека, борьбы с всемирным террористическим злом и ОМУ, делается в пропагандистских целях, адресовано скорее даже не международному общественному мнению, а американской общественности.

Сложно обстоят дела у американцев в Ираке и в области политики. Форсируя процесс передачи полномочий вновь сформированным иракским властным структурам, главный американский наместник в Ираке П. Бремер подписал с руководившим в тот момент Временным управляющим советом Ирака (ВУС) Дж. Талабани (лидер Патриотического союза Курдистана) «Соглашение о политическом процессе», которое предусматривает организацию в первой половине 2004 г. многоступенчатых выборов во временный парламент, а затем — формирование нового временного правительства с целью передачи ему полномочий по управлению страной. Все это — не дожидаясь принятия постоянной Конституции и всеобщих выборов, которые ранее выдвигались непременными условиями перехода власти от оккупационных сил иракцам. Очевидно, что объявленное американцами «улучшение» ситуации в Ираке вынуждает их менять планы на ходу, форсировать создание новой администрации, тем самым, подготавливая условия для вывода или хотя бы существенного сокращения своих войск. Нельзя исключить, что американцы и их союзники могут в спешном порядке начать поиск «иракского Х. Карзая», хотя в сложившихся в Ираке реальных обстоятельствах, вести об этом речь в настоящее время сложно. Вместе с тем, вряд ли случайно в ряде арабских столиц, близких к Вашингтону, пошли разговоры о возможном восстановлении монархии в Ираке, вариантах возвращения на престол представителей Хашимитской монархии, низвергнутой иракскими революционерами в 1958 г.

Вышеупомянутое соглашение, подписанное курдом Дж. Талабани, возглавлявшим в тот момент ВУС, буквально через несколько дней, после его заключения было подвергнуто сомнению представителями других религиозно-этнических сообществ страны, также представленных в ВУС, прежде всего — шиитов, которые претендуют на ведущую роль в постсаддамовском Ираке. Еще одна яркая иллюстрация разноголосицы в подходах союзников к проблемам устройства нового Ирака: руководитель ВУС А. Хаким 31 декабря 2003 г. направил Генеральному секретарю ООН К. Аннану послание с конкретными предложениями задействовать возможности ООН в политическом процессе обустройства Ирака, однако они были отвергнуты США как «несогласованные предварительно с П. Бремером и другими членами ВУС».

В целом, происходящее сегодня в Ираке навевает самые тревожные мысли. Ирак, отличающийся весьма хрупкой этно-конфессиональной системой, под воздействием нарастающих экономических проблем, вооруженного вмешательства извне может в одночасье рухнуть, похоронив под обломками уникальное государственное образование, которое было создано англичанами и французами в 20-е годы прошлого столетия на обломках Османской империи. И в самом деле, сегодня страну лихорадит, как никогда. Сунниты, бывшие якобы в фаворе при режиме С. Хусейне, противостоят шиитам. Шииты, составляющие 60−65% населения страны, все четче осознавая себя ее ведущей силой, пока выжидают, рассчитывая укрепить свое влияние в результате выборов за счет численного превосходства. В то же время иракские шииты не являются однородной массой, в этой среде существует несколько мощных, противоборствующих между собой течений — вплоть до самых агрессивных, антиамериканских, нередко — связанных с известными экстремистскими исламскими группировками. Арабы (сунниты и шииты) совместно выступают против усиления курдов (и поддерживающих их туркоманов), их попыток расширить границы курдской автономии, включив в нее богатые нефтью районы Киркука. Добавим для полноты картины, что иракские христиане, которых немало в крупных городах (Багдад, Мосул и др.) и на севере страны, находясь в непростом положении в период правления С. Хусейна (характерный пример — одно время им запрещалось давать христианские имена своим младенцам), с известным беспокойством взирают на эти процессы и, обладая серьезными экономическими позициями в стране, вряд ли останутся в стороне от событий. Внутренние противоречия в Ираке продолжают обостряться, в том числе, под мощным внешним воздействием. Еще немного — и мы можем стать свидетелями драки всех со всеми, бессмысленной гражданской войны, развалом иракской государственности с непредсказуемыми для всего этого региона, и не только него, последствиями.

Резюмируя, можно признать, что американцам удалось решить две проблемы. Во-первых, нефть Ирака, в частности, ее богатейшие южные месторождения, как уже отмечалось, находятся под их контролем и приносят столь нужный доход. Во-вторых, Ирак — в качестве одного из ведущих игроков на ближневосточной арене, как минимум, надолго выведен из игры. Есть и третье, не менее важное «достижение». Усилиями американцев эта страна за считанные недели превратилась во второй Афганистан — рассадник терроризма. Отныне в Ираке представлены практически все уважающие себя исламистские экстремистские группировки. Обвинив без предъявления доказательств режим С. Хусейна в сотрудничестве с «Аль-Каидой», движением талибанов, исламскими террористами, американцы добились того, что теперь их боевики, которыми и не пахло в саддамовском Ираке, по утверждениям самих же США, атакуют их там. С этим феноменом связан еще один парадокс: по сути дела, из-за непросчитанных действий американцев масштабы деятельности исламских террористов существенно расширились, они получили новое поле для деятельности, приобретают себе новых союзников, потенциальных и реальных сторонников среди жителей 23-миллионного Ирака. Сдается только, что издержки такой политики придется в первую очередь оплачивать арабам и европейцам, а раньше других — нашей стране и ее народу.

Что же будет с Ираком дальше? Попробуем предсказать, хотя прогнозы, как известно, — дело неблагодарное. Мало сомнений в том, что американцы будут все глубже и глубже увязать в иракском «болоте». Отступать администрации Дж. Буша сегодня некуда, впереди — президентские выборы, которые необходимо выигрывать. А перед глазами маячит пример Дж. Буша-старшего, который, победоносно завершив в 1991 г. войну в Ираке, год спустя вчистую проиграл соревнование с Б. Клинтоном. Возможный выход из этой ситуации для США — затягивать в иракскую мышеловку союзников, друзей и даже недоброжелателей, словом, всех кого только можно, сокращать свое военное присутствие там, всячески делить ответственность, прикрываться международными решениями и символами, сохраняя в то же время в своих руках реальные рычаги управления, в первую очередь, контроль над иракскими нефтяными скважинами. Многое указывает на то, что подобная линия и проводится в жизнь. В Ирак прибывают новые иностранные воинские контингенты, пока, впрочем, не столь многочисленные. Характерная деталь — Япония, совсем недавно потерявшая в Ираке двух своих дипломатов, тем не менее, принимает решение послать людей из своих сил самообороны за границу — впервые после второй мировой войны. Конечно же, американцам очень хотелось бы, чтобы в Ираке присутствовало побольше мусульман — из Пакистана, Турции, Саудовской Аравии, Малайзии, Индонезии и т. д., но эти страны по вполне понятным причинам не торопятся разделить с Вашингтоном ответственность. К тому же вряд ли замена американских военнослужащих войсками других стран приведет к качественному изменению ситуации, да и смогут ли в этом случае новые руководители Ирака удержать ситуацию под контролем — еще один большой вопрос.

Согласно официальным заявлениям американцев, они готовы согласиться с более широким присутствием ООН в этой стране. Последние резолюции Совета Безопасности ООН по Ираку указывают в целом на эту тенденцию, разумеется, при сохранении «командных высот» у США. Здесь, однако, возникает очередной вопрос. Если Вашингтон сумеет под различными предлогами заставить своих партнеров, прежде всего, по СБ ООН подстроиться под свою линию (а это вполне реально), то получится ли это у него с ооновскими чиновниками? Воспримет ли американские аргументы международное чиновничество, давно уже представляющее собой специфическую, спаянную касту, особенно в свете непрекращающихся в Ираке терактов, ухудшающейся во всех смыслах ситуации там. Характерная деталь: генеральный секретарь К. Аннан неоднократно, в несвойственной ему резкой манере отвергал заходы американцев на это счет. Видимо, и здесь американцам предстоит сделать многое.

К сожалению, происходящее сегодня в Ираке — это начало, самое неожиданное и драматичное — впереди. Напомним одну малоизвестную особенность Ирака, называвшегося в былые времена Месопотамией, Междуречьем и Двуречьем. Эта земля во все времена была жесткой, жестокой и негостеприимной для непрошеных гостей. Там, в стенах древнего Вавилона завершил свой земной путь великий завоеватель Александр Македонский. Там, в этих же краях бесславно закончили свои дни три римских императора. Один из них, известный в истории как Юлиан-Вероотступник, был смертельно ранен совсем недалеко от современного Багдада. Это следовало бы знать тем, кто пытается покорить эту страну и ее народ, хотел бы переделать весь мир на свой манер с помощью силы.

И последнее. Горько осознавать, что прошло всего несколько месяцев после ковбойского налета американцев на Ирак, а сегодня почти не вспоминают о том, что при этом были нарушены все общепринятые нормы, положения международного права, нормы общечеловеческой морали. Возникает закономерный большой вопрос, кто может стать следующим?

25 января 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru