Русская линия
Русское обозрение Норман Илумс21.01.2004 

Там слово «рус» означает «брат»

Балканы… Православная держава Сербия на юге Европы… Память о братьях-славянах, воевавших с мусульманами на Косовом поле тогда же, когда наши русские воины бились с ними на Куликовом поле… Земля, облагороженная подвигами мучеников и нетленными мощами святителей, — все это мы, русские, постигли верой и возлюбили заочно. Попасть же туда самому, прикоснуться к святыням и проверить чужие рассказы собственными глазами казалось невозможным делом. Но вдруг повеял какой-то новый, благополучный для русского человека ветер, и недостижимая еще недавно Югославия стала ближе. И мы, небольшая группа паломников из Москвы, отправились в путь.
Накануне Благовещения мы прибыли в монастырь Челие в западной части Сербии. Дорога долго петляла по лесистым горам, открывая взору на каждом повороте чарующие красотой виды. Монастырь приютился на самом дне долины, скрываясь от любопытных глаз за цветущими яблонями и сливами. Маленькая средневековая церковь освящена во имя Архангела Михаила. Челие — монастырь женский, сестры пишут иконы, а кроме того издают книги, ибо монастырь во второй половине ХХ века стал подлинным духовным центром Сербии благодаря тому, что с 1948 года и до конца дней своих духовником монастыря был преподобный Иустин (Попович). Благовещение здесь двойной праздник, потому что это день памяти аввы Иустина, чтимого святым в Сербии и на Афоне. Здесь он жил, писал свои богословские труды и ежедневно служил Святую литургию, молясь Иисусу Сладчайшему о спасении рода людского.
Уже на рассвете верующие устремились в храм, стремясь занять место в небольшой церкви. Ожидалось, что народу будет много. И действительно, с самого утра к монастырю одна за другой подъезжали машины, автобусы, многие шли пешком, хотя от ближайшего города Валево до монастыря 8 км по горной дороге. Задолго до начала службы церковь была полна, и люди стояли плечом к плечу у храма, заполнив весь монастырский двор.
Погода накануне испортилась, утром сильно похолодало и пошел снег. Вскоре на могиле преп. Иустина началась исповедь. Слова священника, молитвенно призывающего к исповеди, транслировались по радио и были слышны всем, кто не смог уместиться в церкви. Присутствующих охватило поистине мистическое чувство: казалось, что смешалось прошлое с настоящим, весна с зимой, личное с общим. Только представьте себе, как в полной тишине на цветущие яблони падает снег, а с небес раздается голос, подобный вопиющему гласу Иоанна Предтечи: «Покайтесь! Придите и покайтесь в своих грехах! Женщины Сербии, бросающие своих детей в канализацию времени и вечности, покайтесь! Мужчины Сербии, ненавидящие своих братьев, покайтесь, примиритесь и придите к согласию. Сербы, не предавайте Родины, крепите семьи и молитесь Богу…»
Потом началась литургия. Служил Владыка Артемий, епископ рашко-призренский, в сослужении многочисленных священников и монахов. Было много духовенства со всех концов Сербии, множество монашествующих и гостей из Косова, Черногории, сербов из рассеяния. После службы нам, русским паломникам, была оказана честь принять участие в трапезе вместе в духовенством и почетными гостями. А затем прямо под открытым небом была «Академия», то есть то, что у нас назвали бы «Торжественное заседание, посвященное памяти преп. Иустина». Было сказано много добрых и умных слов о великом сыне сербского народа, исполнялись духовные гимны и песни героического эпоса о Косовской битве.
Поблагодарив за гостеприимство игумению монастыря мать Гликерию и сестер, мы отправились в дальнейший путь. Неподалеку от монастыря Челие находится село Лелич, где родился и жил другой великий серб — святитель Николай (Велимирович). В 30-е годы стараниями владыки Николая и его земляков в селе была построена церковь Николая Чудотворца «Богу во славу, а всему народу на пользу». Теперь приходской храм претворен в монастырь, и там покоятся нетленные мощи святителя Николая Сербского, перенесенные на Родину десять лет назад из Америки. На поклонение к святым мощам стояла длинная очередь, и люди, вторя церковному хору, пели духовные песни, написанные владыкой Николаем. Песни эти очень популярны среди сербов, их знает и стар, и млад, и даже исполняют рок-музыканты. Рядом с монастырем находится небольшой музей св. Николая Сербского, а на другом конце села — дом, где он родился и жил.
Мы видели, что владыку Николая (Велимировича) почитают в Сербии повсеместно. Повсюду: в каждой церкви, в каждом книжном магазине есть его книги. Но все же мы были удивлены и обрадованы, когда увидели, что вдоль дороги стоят щиты с его портретами и его высказываниями. Дорога эта вела на вершину горы, где заканчивались работы по строительству нового монастыря Успение. Небольшая церковь, келейный корпус, трапезная, служебные постройки и даже смотровая площадка, откуда открывались потрясающей красоты виды, были воздвигнуты по специальному проекту на средства некоего господина Велимировича (может быть, дальнего родственника владыки Николая) в дар своему народу. Говорили, что сюда ожидают четверых монахов из России.
Вообще, возводить храмы или посильно жертвовать церкви на помин души — это национальная особенность сербов. Сербская пословица гласит: «Где серб, там и задужбина» (задужбина — от слов «за душу»). Она берет свое начало еще в 12 веке. Тогда сербские цари из правящей династии Неманичей начали воздвигать свои задужбины — православные храмы во славу Божию и угодников Божиих, украшать их фресками и богатой утварью. В средние века в Сербии «на душу населения» приходилось (да и сейчас приходится) храмов больше, чем в любой другой православной стране. Вечно живые лики защитников православных и сегодня смотрят на нас со стен намоленных за сотни лет храмов. Мироточивые мощи сербских святых являют чудеса исцеления и помощи Божией. В монастыре Студеница мраморный пол под киотом святого короля Стефана Первовенчанного отполирован до зеркального блеска телами паломников, потому что нужно не только с горячей молитвой взывать к святому королю, но и проползти под его киотом три раза по-пластунски. Проверено — помогает!
Следуя национальной традиции, сербы с радостью жертвуют на храмы. В каждой церкви есть книга пожертвований, куда каждый желающий может записаться. Пожертвованные деньги кладут прямо у иконы или на аналой, который одновременно играет роль церковной кружки. Имена благотворителей увековечиваются на мраморных досках при входе в храмы или подписываются на фресках. Завернув по пути в новую церковь монастыря св. Параскевы, мы застали там иконописцев, которые расписывали стены. Заметив, что южная стена храма еще не расписана, один из наших паломников заказал им фрески двухметровой высоты русских святых: преп. Серафима Саровского и князя Александра Невского, пожертвовал игумении на это 200 долларов, став, таким образом, русским «ктитором» сербской церкви.
Разумеется, это не единственный «русский след» в сербской истории. Наши страны со времен крещения идут рука об руку, помогая друг другу в тяжкие минуты. В монастыре Свети Роман нам показали могилу князя Раевского — того самого Раевского, что был прототипом Вронского в «Анне Карениной». Помните, когда Анна бросилась по поезд, Вронский ушел на войну. Вронский-Раевский действительно участвовал в Русско-турецких войнах и геройски погиб здесь, на земле Сербии. На месте его гибели стоит большой храм, построенный его матерью.
В Сербии очень почитают русских святых, особенно преп. Серафима Саровского. Помнится, мы долго плутали по проселкам, пытаясь найти дорогу в монастырь Гргетег, в одном месте даже пришлось всем выйти и толкать застрявшую машину. Но зато когда мы все-таки нашли этот монастырь, то были поражены его красотой и ухоженностью. Игумения потом призналась нам, что они специально не ремонтируют дорогу, чтобы сестрам не досаждали любопытствующие туристы. В монастыре нам показали прекрасную, расписанную в голубых тонах часовню преп. Серафима Саровского, а в трапезной монастыря, куда нас пригласили на традиционный кофе, мы увидели очень редкую икону Печерского святого — преп. Ефросина с яблоневой веткой в руке, покровителя поваров. Сестры этого монастыря занимаются пошивом церковных облачений.
Во многих монастырях мы видели старинные русские иконы, попавшие туда в годы революции и гражданской войны. В городе Новый Сад нам разрешили посетить епархиальную домовую церковь, освященную во имя Василия Великого, в которой находится икона святых покровителей Царской семьи.
За время нашего паломничества мы посетили более 30 монастырей, и повсюду радушно и гостеприимно встречали нас, русских, откладывая на время свои дела. Сербские монахи и монахини — большие труженики. Почти при каждом монастыре имеется небольшое хозяйство, где каждый несет свое послушание. Сестра Мария из монастыря Николье рассказала нам историю монастыря, показала храм, ризницу, чудотворную сосну на мощах убиенных турками сербов и угостила монастырскими лепешками, а потом, извинившись, сказала, что не может больше уделять нам свое внимание, так как должна дошить облачение, а для нее это тяжкий труд, потому что у нее болят глаза после бомбежек, которым подвергли страны НАТО Югославию в 1999 году.
С особой теплотой вспоминается, как нас встречали в монастыре Беочин. В храме этого монастыря есть чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Хотя икона древняя и насчитывает более 500 лет, только в последние два десятилетия она стала являть чудеса исцеления и помощи так обильно, что поток притекающих к ней паломников не прекращается. После того, как мы поклонились святыне и оставили записки, нас пригласили в трапезную, где состоялся дружеский разговор вообще «за жизнь». Сербы, которые участвовали в военных событиях в Косово, рассказали нам, с каким воодушевлением они встречали в Приштине русские войска, совершившие стремительный марш-бросок из Боснии. А мы вспоминали рассказы наших отцов, освобождавших Югославию от немцев во Вторую мировую. Провожали «братушек-русов» колокольным звоном, как чествуют только архиереев.

20 января 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru