Русская линия
Двина-Информ Владимир Шамарин16.01.2004 

Три века спустя

Три сотни лет назад русские разделились на тех, кто принял реформы Никона и тех, что отвергли нововведения и ушли в раскол. Были гонения, костры, ссылки, разорения монастырей. Европейский Север стал приютом изгнанникам, а для кого-то он превратился в голгофу, место страшных мучений и смерти. Что же стало с раскольниками три века спустя?…

На эти вопросы корреспонденту «Едэй вада» («Новое слово») Марине Мамаевой отвечает Владимир Шамарин, духовный наставник российского Совета древлеправославной Поморской церкви, который посетил Нарьян-Мар, чтобы поздравить общину староверов с пятилетним юбилеем.

В настоящее время в старообрядчестве нашего направления, беспоповцев, существует один монастырь в Восточном Казахстане, — говорит отец Владимир, — количество приходов в России чуть более ста, причем, к сожалению, не все официально перерегистрированы. Сложился целый ряд обстоятельств. Многие общины не желают получать ИНН, потому что воспринимают индивидуальный номер налогоплательщика, как «печать антихриста». Вся южная Россия сознательно отказалась от ИНН. Я лично не разделяю этих опасений, но такова реальность.

Старообрядческие общины есть по всему миру. Основная волна эмиграции. восемнадцатое столетие. Наиболее организованы наши общины в Польше, их немного, но уровень организации очень хороший. Верующие не оторвались от своих корней, отлично знают Писание, строго соблюдают каноны.

К сожалению, за границей общины подвержены угрозе ассимиляции, особенно в США. Хоть и сложилось впечатление у журналистов, что русские традиции в старообрядчестве хорошо сохраняются, на самом деле это поверхностный взгляд, ассимиляция идет. Может быть, не такими быстрыми темпами, потому что есть общины, которые всего лет двадцать-двадцать пять как эмигрировали, еще поколение не сменилось. Но эти процессы будут ускоряться.

Сегодня много говорят о вырождении русских, как нации, обвиняя западный образ жизни. Порой русскими мы чувствуем себя только за границей и то лишь потому, что говорим на русском. На ваш взгляд проблема самобытности России связана с сохранением исконной веры?

Безусловно, религия и национальное самосознание взаимосвязано, но не впрямую, поскольку во Христе нет ни эллина, ни иудея. Человек любой национальности может быть христианином. Но русское православие и древлеправославие, конечно, несут в себе наши национальные черты. К ним относится искренность в вере, может быть, и приверженность обряду. Еще можно назвать последовательность. У нас в староверии больше все-таки присутствуют крайности: человек или серьезно предается церковной жизни, либо совершенно от нее отходит. промежуточного состояния нет. Русскому сознанию вообще не свойственно жить по принципу «и нашим, и вашим». Что касается ориентации на ценности Запада… Вы знаете, у нас в Петербурге, гражданин Соединенных Штатов готовится к принятию крещения. Он никак не связан корнями со старообрядчеством, вырос в Америке. Но говорит, что не понимает, почему в России такое идеализированное представление о США. Он беседовал со студентами в университете. Так вот, эти молодые люди мечтают под любым предлогом уехать в Штаты на работу. На его взгляд, коренного американца, в стране не осталось того, что может составить какой-то интерес к жизни для серьезного человека и в плане веры в том числе.

Как сегодня у староверов складываются отношения с властями?

Понятно что, власть делает ставку на официальное православие Московского патриархата. Эта линия продолжается и на местах. Правда, в Ненецком округе ситуация иная, возможно, из-за того, что старообрядцы исторически жили, что здесь недалеко был казнен Аввакум. Тут отношение очень хорошее, я бы сказал, редкое для старообрядчества. Допустим, в Петербурге нас воспринимают как коммерческую, рыночную организацию. Вообще, глядя на питерское чиновничество, иногда складывается ощущение, что со времен императора ничего не изменилось. Стоит чуть отъехать от северной столицы, во Псков, Самару. там совершенно иное отношение к старообрядчеству, благожелательное, хорошее, внимательное. А вот в Белгороде, который относится к «красному поясу», коммунисты, что называется, учудили: без визы местного епископа не территории области не может зарегистрировать ни одна религиозная община. В результате несколько лет не могли зарегистрировать там нашу общину. Впрямую не отказывали, разводили бумажную волокиту.

Беседовала Марина Мамаева

15 января 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Продает спортивное питание интернет магазин со складов и доставляет по адресам клиентам.