Русская линия
Аргументы и факты Дмитрий Поцелуев14.01.2004 

Жизнь после смерти: огонь или земля

СЕГОДНЯ в столице и области насчитывается 69 кладбищ. Для нужд мегаполиса этого явно недостаточно. Согласятся ли горожане изменить многовековой традиции погребения и принять кремацию как основной способ захоронения? Но несомненно одно: цена «привычных» похорон, составляющая сегодня 1,5−2,5 тыс. руб. (кремация обходится не дороже 1 тыс. руб.), будет расти, как растет стоимость остальной городской земли.

ИМЕННО цена земли во многих странах повлияла на то, что кремация стала основным способом захоронения. Например, в Южной Корее сжигают 99% от общего числа умерших. Могила обходится близким усопшего в 15 тыс. долл., в то время как кремация не стоит ни цента. Расходы за эту процедуру полностью берут на себя государства. В Японии кремируется 98%, в Швейцарии — 97%, в Англии — 75%. Родственники и близкие усопших москвичей прибегают к кремации в 48% случаев. Иначе поступить не позволяют религиозные убеждения. Но в последнее время многие церковнослужители (в том числе Патриарх Московский и всея Руси Алексий II) соглашаются, что сжигание тел умерших — наиболее предпочтительный способ захоронения для города.

Виктор ВОЛКОВ, депутат МГД:

— ИЗ НЫНЕ существующих 69 кладбищ лишь 4 предусмотрены для всех видов захоронения. Для такого многомиллионного города, как Москва, этого слишком мало. Мне вообще кажется, что у нас к похоронам относятся не должным образом. Закопали, извините за грубость, по-быстрому — и все. А ведь, например, в Австрии есть целый музей похоронного дела, во Львове по кладбищам экскурсии проводят. Что касается кремирования, то у нас городская земля дорожает, а с ней все дороже становится и погребение. Так что рано или поздно мы вынуждены будем отказаться от этого способа. Не могу не сказать и об отношении к нынешним кладбищам — сплошной вандализм. Кто-то считает, что кремировать — аморально. Но, по-моему, ходить по клумбам на кладбищах, воровать кресты и ломать могильные плиты — вот это действительно аморально. Как хочешь, чтобы после смерти относились к тебе, так и ты должен соответствующим образом относиться к местам захоронения.

Дмитрий СЕРГЕЕВ, директор фирмы ритуальных услуг:

— НАМ нужен компромиссный вариант, например, как в Европе. Там любая земля продается и покупается, но за очень большие деньги. За все этапы — аренду земли для захоронения, эксгумацию и последующую кремацию — люди платят. В Москве же процесс построен неправильно. По-моему, не стоит выделять землю бесплатно, а за сами услуги по захоронению нужно брать примерно по 2 тыс. руб. Так мы когда-нибудь придем к дефициту. Можно было бы сдерживать этот процесс хотя бы ценой. То есть имеешь возможность — хорони, не имеешь — арендуй землю, но через определенный промежуток времени будь добр оплати эксгумацию, оплати кремацию. Если же вера не позволяет кремировать, то бери участок в аренду, а потом выкупай.

Геннадий ХОЛМАНСКИХ, архитектор:

— ЕСТЕСТВЕННО, что верующая русская семья никогда не позволит похоронить своего родственника любым другим способом, кроме погребения. Другое дело, что многие умершие были при жизни одинокими, и некому позаботиться о похоронах. Люди гибнут в автокатастрофах, и опознать некоторых порой невозможно. Таких в Москве хоронят в недорогих гробах в специально вырытых тракторами траншеях. Но при этом кресты на могилах не устанавливаются: неизвестно, какую религию исповедовал погибший. Тем не менее я считаю, что жестких рамок в этом вопросе быть не должно, ведь в любом случае душа сожженного тела восстанавливается и все равно окажется там, где ей предназначено быть. Необходимо предлагать различные методы, дабы культура погребения у нас достигла достойного уровня. А в кремации не вижу ничего криминального.

Владимир ПИРОГОВ, зам. гендиректора Центра археологических исследований ГУОП г. Москвы:

— ДЛЯ НАС приемлемы оба способа в равной степени, хотя для христианства более привычно погребение. Но Москва слишком большой мегаполис, где население растет с каждым годом, а земли становится все меньше. Так что сжигание должно стать предпочтительнее, хоть и не стыкуется с православными традициями.

Анатолий ПРИСТАВКИН, советник Президента РФ:

— НАША жизнь внесла определенные коррективы, и теперь хоронят не так, как раньше. Если помните, то еще Булгаков писал о торжественных похоронах, когда по центру Москвы проходили люди с венками, играл оркестр, медленно проезжали повозки. Сейчас все как-то ускорилось. Машины с темными стеклами мчатся к кладбищу на большой скорости. Мне кажется, что к похоронам стоит относиться более уважительно, независимо от того, будут ли хоронить тело умершего традиционным способом или кремировать. Все-таки от нас ушел человек, а не груду железа на свалку выбрасывают. Для нас более привычно приходить к усопшему на могилу. Что касается земли… Приведу пример Болгарии, где земли очень мало и похоронить очень нелегко. Тем не менее болгары по-прежнему не отказываются от традиционного метода похорон и продолжают закапывать тела усопших. Правда, строго через определенное время останки переносят в часовню, а могилу освобождают для новых похорон. Таким образом земля экономится и хоронят должным образом.

Василий ЯСТРЕБОВ, зам. председателя Российского общества психиатров:

— МОЕ личное мнение как истинного россиянина — придерживаться только православной традиции. Все-таки предание тела человека земле нам более понятно. И за этим стоит не только культура. Не менее важна эмоциональная и душевная сторона. Обсуждать же вынужденную необходимость в ущерб своим традициям и говорить об альтернативе мне бы не хотелось. Я, конечно, за прогресс, но не в таких вопросах.

Диакон Андрей КУРАЕВ, профессор богословия:

— ПРАВОСЛАВНАЯ церковь считает, что для посмертной судьбы человека образ погребения не имеет значения (не путать погребение с отпеванием). Многие христиане были растерзаны зверьми, растворены в серной кислоте или сожжены. Для Бога это не является препятствием для воссоздания нового человека. Ведь самой кремацией нельзя оказать влияние на человеческую душу. Более важно знать, что за мотив, по которому кремация была совершена. Если человек сознательно избрал такой путь своему телу после смерти — это значит, что он заранее не желал погребения по христианской традиции. Но и в том случае, если кремация была навязана после кончины, в том нет греха умершего. И хотя сожжение не грех, это не значит, что церковь приветствует данный ритуал. Дело в том, что при сожжении исчезает столь значимая для христианства символика зерна: тело опускают в землю подобно зерну, которое может воскреснуть в новой космической весне. Заключение пепла в колумбарий оставляет человека в каком-то вечном коммунизме. К родственнику нельзя потом прийти один на один, подобно тому как это можно сделать за обычной кладбищенской оградкой.

АиФ МОСКВА


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru