Русская линия
Смена14.01.2004 

Грешил на Святки — полезай в прорубь!
Святки, святые вечера, начинаются с Рождества Христова и длятся 12 дней — до самого праздника Крещения Господня, который приходится на 19 января по новому стилю

А ночь-то рождественская какая дивная была нынче! Теплая, тихая, снегом чистым, пушистым выбеленная! На Москве, говорят, звон колокольный стоял, у нас — тихо. И все наполнено ощущением какого-то безвременья. Выйти мыслями из XXI века, из большого современного города и окунуться в святочную Русь. Какой она была?

Снег скрипит под валенками, смех и шепот слышны в темени, под окнами изб. Домашние детские, девичьи обычаи и радости этих дней тесно связаны с забытыми обрядами древних, дохристианских праздников. В это время короче уже становятся глухие зимние ночи, длиннее дни: солнце повернуло на лето. В древности, тысячу с лишним лет назад, в честь зимнего солнцеворота жгли славяне костры в снегах по берегам рек. А еще прежде древние египтяне, римляне, скандинавы-викинги праздновали в это время победу солнца над тьмой и холодом.

В канун зимнего солнцеворота гадали о будущем. То, что было в глубокой древности торжественным обрядом языческих жрецов, стало на Руси святочным девичьим обычаем.

Само собой, обычай это не церковный, а домашний, народный. Церковь осуждает суеверия, не признает гадания. Да и сами гадальщицы относились к святочным обычаям, как к игре. Игра эта не открывала будущего, но сколько в ней было замечательного!
Главное святочное гадание — подблюдное — немыслимо было без песен, которые все девочки знали чуть ли не с пеленок.
А само гадание было наполнено таинственностью. На стол, застеленный белой скатертью, ставили большое блюдо с водой, рядом клали уголек из печи, кусок ржаного хлеба, сыпали крупную серую соль. Каждая девушка опускала в чашу перстень, снятый с руки. Чистым, тонким полотном накрывали блюдо. А потом начинали петь подблюдные песни, приписывая каждой особое гадательное значение. Под пение вынимали из блюда, не глядя, по одному девичьи кольца.

Хлопали двери, снежный вихрь врывался в сени, толпа ряженых с хохотом, с криками, с плошками, с бубенцами и дудками вваливалась в горницу. Трясла рогами коза, рычал медведь, топали сапогами плясуны, бренчали колокольцами скоморохи, щурилась Баба Яга, важно выступал Бука.

«Бука наряжался всех забавнее: лицо его было обмазано сажей, голова обставлена рогами, уши обернуты лохмотьями, руки из соломы, ноги толстые и кривые, тело обвивалось чем-нибудь косматым с привешенными бубенчиками. Во рту он держал раскаленные уголья, и из оного выпускал он дым…» — сообщает старинная книга.

Костюмы и маски (хари) ряженых готовились заранее, хотя особых премудростей в их изготовлении не было. Вывернутая наружу мехом шуба — вот и костюм медведя. Та же шуба, но со вставленной в рукав кочергой, изображала журавля. Парни одевались бабами, девушки — мужиками. Ряженые заходили в избы и веселились как могли: кувыркались, дурачились, орали не своим голосом, а иногда разыгрывали целые представления.

Обычай разрешал женихам приходить на посиделки в толпе ряженых. Но одеваться им должно было особенным образом — не стрельцом, не купцом, не скоморохом, не медведем, не королевичем, а странником, нищим Лазарем, бездомным и бесприютным приходил жених к невесте.

— Что просишь у меня, бедный Лазарь?

— Судьбы своей прошу, девица…

Существует много-много всяких гаданий: по упавшему башмаку, по шуму мельницы, по следам на снегу, по скрипу ворот, по сосновой лучине, по замерзшему во льду кольцу, по пущенным на воду ореховым скорлупкам, по плеску воды в проруби, по цоканью копыт на проезжей дороге, по тени, при свече отброшенной на стену горящим листом бумаги, по очертаниям воска, расплавленного и вылитого на воду. Те, кто на воске гадал, назывались восколеями. А в самых богатых теремах старой Руси были и златолеи — эти гадали, плавя золото.

Именно от девичьих старорусских святочных посиделок современным девчонкам и мальчишкам досталась игра «в колечко». Только теперь, пряча-передавая друг другу в сложенные ладошки колечко, мы молчим. А прапрабабушки наши пели длинную песню, в которой перебирались женские судьбы, счастливые и горестные.

Ни один русский праздник не проходил без вездесущей ребятни. На Святках детвора собиралась ватагами и ходила по домам колядовать. Остановившись под окнами чьей-либо избы, ребятишки пели особые песенки — колядки. Содержание их было традиционным — славление хозяина, пожелание его семье, дому благополучия и процветания. За коляду полагалось вознаграждение — какой-нибудь гостинчик. Среди колядовщиков имелся даже специальный носитель мешка для подарков — мехоноша.

В рождественские дни дети занимались также славлением: ходили по избам с вертепом и Вифлеемской звездой и распевали рождественские песни. За славление, как и за колядки, дети получали вкусные подарки, а иногда — мелкие монетки.

Церковь никогда не приветствовала буйных игрищ с переодеваниями и гаданий на Святки и учила святые вечера проводить с тихой, светлой рождественской радостью — свято. Но многовековые запреты так и не изжили в народе традицию веселиться в эти дни от души. А от «запрещенного веселья» ряженых да гадальщиц «отмывали», окуная их в Иордань — крестообразную прорубь, которую вырубали в реке или озере под праздник Крещения Господня. Сильна была в народе вера в то, что, окунувшись в освященные Богоявлением воды, отмываешься от всякой скверны.

10 января 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru