Русская линия
Русское обозрение Сергей Пахмутов14.01.2004 

Ядерный меч России

Вся вторая половина 20 века прошла под знаком ядерного противостояния двух мировых держав — СССР и США.
Советский Союз, ведя тяжелую и кровопролитную войну с Германией, был вынужден, помимо разработок и исследований в области расщепления атомного ядра, заниматься еще и разработкой обычных вооружений для достижения быстрейшей победы над врагом — в отличие от США, которые практически не участвовали в активных боевых действиях и могли все силы и средства бросить на разработку «дубинки против этих плохих русских парней».
Но исследования в СССР и в США шли практически «ноздря в ноздрю».
К лету 1945 года американцы собрали две бомбы — «Малыш» с начинкой из обогащенного урана-235 и «Толстяк» с начинкой из плутония-239. Первый заряд весил 2722 килограмма, второй — 3175 килограммов. Каждая из этих бомб имела мощность около 20 килотонн.
Первые боевые (не полигонные) испытания ядерного оружия прошли 6 августа 1945 года, когда экипаж американского бомбардировщика В-29 «Энола Гэй» под командованием Пола Тиббетса сбросил «Малыша» на Хиросиму. Девятого же августа В-29 с собственным именем «Грейт Артист» уничтожил другой японский город — Нагасаки, сбросив на него «Толстяка». Таким образом США продемонстрировали всему миру, и, в первую очередь, Советскому Союзу, что они обладают оружием огромной разрушительной силы и готовы применить его против любого государства, несогласного с их видением послевоенного устройства мира.
Но к тому времени запас готовых ядерных зарядов у США был исчерпан, а на производство достаточного для уничтожения СССР количества новых требовалось существенное время. И это позволило Советскому Союзу форсировать создание собственного ядерного оружия. Так началась гонка ядерных вооружений, длившаяся почти полвека.
С самого начала США стремились не допустить обладания ядерным оружием другими странами, но администрация США понимала, что Америка рано или поздно перестанет быть монопольным обладателем ядерного оружия. И этот момент настал 29 августа 1949 года. Именно в этот день была испытана первая советская атомная бомба. Этот факт стал полной неожиданностью для американской администрации, наивно считавшей, что СССР разработает ядерную бомбу не ранее 1953 года. А в 1953 году Советский Союз первым в мире испытал оружие еще более страшной разрушительной силы — водородной бомбы.
Вместе с разработкой ядерных бомб продолжалась разработка средств их доставки. Поначалу и СССР, и США делали ставку на тяжелые бомбардировщики (в СССР — Ту-4, в США — В-29). Но развитие реактивной истребительной авиации свела на нет использование бомбардировщиков с поршневыми двигателями. К тому же, радиус их действия был недостаточным для того, чтобы поразить непосредственно территорию противника. К середине 1950-х годов ему на смену пришел Ту-16 — хорошо вооруженный и защищенный стратегический бомбардировщик, способный нести ядерный заряд на расстояние 2500 километров. Эксплуатировался он (в разных модификациях) вплоть до 1994 года, когда был окончательно снят с вооружения.
Но этого тоже было недостаточно. Параллельно с разработкой новых бомбардировщиков (в 1956 году был принят на вооружение наш знаменитый Ту-95, претерпевший несколько модернизаций, серийно выпускавшийся до начала 1990-х годов и способный эксплуатироваться до середины 2010-х годов), шло развитие и советских межконтинентальных баллистических ракет, способных достичь территории «вероятного противника». «Первой ласточкой» была баллистическая ракета Р-1, оснащенная обычной боеголовкой. В 1946 году была создана бригада особого назначения Резерва Верховного Главнокомандования, вооруженная этой ракетой. Усиленными темпами под руководством конструкторов С.П.Королева, В.Н. Челомея и других шли дальнейшие разработки советской ракетной техники.
Впервые ядерная боеголовка была установлена на баллистическую ракету средней дальности Р-5М, разработанную С.П.Королевым, В.Н.Глушко, Н.А.Пилюгиным и другими.
Одноступенчатая ракета Р-5М была принята на вооружение летом 1956 года. Она снабжалась боеголовкой мощностью 300 килотонн. Отклонение от цели у этой ракеты составляло 3,7 километра (максимально допустимое отклонение — на 6 Двигатель ее, как и все ракетные двигатели, выпущенные до середины 1970-х годов, был жидкостным, в качестве топлива использовался этиловый спирт и жидкий кислород в качестве окислителя. Использование топлива на основе этих компонентов обуславливало и основной недостаток данной ракетной системы. Так как жидкий кислород очень быстро испаряется, то ракету нельзя было хранить долгое время в заправленном состоянии, поэтому ее заправляли непосредственно перед применением. Соответственно, подготовка ракеты к боевому запуску занимала несколько часов. На вооружении эта ракетная система состояла вплоть до 1967 года.
В то же время продолжались работы по созданию ракеты с увеличенным радиусом действия и с возможностью устанавливать более мощные ядерные боеголовки. Под руководством корифея ракетостроительной отрасли — М.К.Янгеля — была разработана баллистическая ракета среднего радиуса действия Р-12 (не путать с РС -12 «Тополь»), способная доставить термоядерный заряд мощностью 1 мегатонна на расстояние 2000 километров. Головная часть на конечном участке траектории полета отделялась с помощью пневмотолкателя. Ракета предназначалась для поражения обширных площадей. Основными компонентами ракетного топлива были азотная кислота и керосин, топливо воспламенялось с помощью специального стартового оружия. Абсолютно такой же состав топлива применялся и на американских ракетах того времени. Приведение комплекса в полную боевую готовность занимало три часа.
В конце 1950-х годов эти ракетные комплексы заступили на боевое дежурство в западных приграничных районах СССР (в Белоруссии, Латвии, Литве). К этому времени остро встал вопрос о повышении защищенности ракетных установок при ядерном ударе. Ранее практически все ракеты запускались с так называемого пускового стола, который устанавливался на любой ровной площадке. Теперь же решено было устанавливать ракеты в шахтные пусковые установки. Первые такие установки были построены на знаменитом полигоне Капустин Яр, что под Астраханью. Модернизированная ракета (были доработаны системы электропитания и т. д.) получила обозначение Р-12У. Постепенно все ракеты Р-12 были заменены на Р-12У, но пусковые установки были размещены и в других местах — на границе с Китаем, на Северном Кавказе (в частности, около чеченского Бамута). В 1962 года, во время знаменитого Карибского кризиса эти комплексы были развернуты и на Кубе.
Но, несмотря на все модернизации, боеготовность комплекса все равно оставалась низкой, поэтому в конце 1970-х годов началось массовое снятие с вооружения комплексов Р-12 и Р-12У в связи с тем, что был разработан новый мощный и защищенный мобильный комплекс РСД-10 «Пионер», (по штатовской терминологии — СС-20).
Ракета была двуступенчатой, головная часть была разделяющейся, могла нести три боевых блока мощностью по 150 килотонн или одну боевую часть мощностью до мегатонны. Первый полк, оснащенный этими новейшими комплексами, встал на боевое дежурство в августе 1976 года. Одной из областей боевого патрулирования этого комплекса была Марийская АССР.
Система управления ракеты, разработанная под руководством академика Н.А. Пилюгина, с бортовой вычислительной машиной, позволяла ракете в ходе несения боевого дежурства находиться в горизонтальном положении, обеспечивала точность попадания (КВО) не хуже 500 м во всем диапазоне дальностей и азимутов без разворота пусковой установки, полную автоматизацию предстартовой подготовки и проведение пуска, а также автоматическое проведение регламентных проверок. Все основные блоки имели резервирование, что обеспечивало высокую надежность функционирования, и располагались в герметичном приборном отсеке.
Ракета, помещенная в транспортно-пусковой контейнер, размещалась на самоходной пусковой установке, выполненной на базе шестиосного МАЗ-547. Эта СПУ, несмотря на свой вес (свыше 80 тонн) легко преодолевала подъемы до 15 градусов крутизной, с ходу брала броды до метра глубиной и разворачивалась на пятаке радиусом 20 метров.
Ракета приводилась в боевое положение в течение нескольких минут, в отличие от устаревших к тому времени комплексов Р-12 и Р-14. Старт ракеты производился с помощью порохового аккумулятора давления, выбрасывавшего ее из контейнера. После достижения безопасной высоты, включался маршевый двигатель первой ступени.
Также пуск ракеты мог быть произведен либо из специального укрытия гаражного типа на основной позиции, либо с одной из подготовленных полевых позиций. Перед этим пусковая установка вывешивалась на домкратах и горизонтировалась.
Но помимо баллистических ракет средней дальности нужны были и межконтинентальные баллистические ракеты, способные достигнуть территории США. «Первой ласточкой» в этом направлении стала ракет Р-7, разработанная под руководством гения ракетной техники Сергея Павловича Королева. В апреле 1957 года она была готова к испытаниям, которые прошли 15 мая этого же года на полигоне Тюра-Там (Байконур).
Но первая серия испытаний была немного неудачной. Буквально через несколько десятков секунд после старта ракета взрывалась. Выявленные в процессе этих испытаний недостатки устранялись в авральном режиме, ведь нужно было создать достойный ответ на американскую ракетно-ядерную угрозу.
Долгожданный успех пришел в августе 1957 года. 21 августа во время испытаний ракета Р-7 выполнила полную программу полета., а 27 августа во всех советских газетах появилось сообщение о создании в СССР сверхдальней многоступенчатой баллистической ракеты.

Двухступенчатая ракета Р-7 могла нести моноблочную головную часть мощностью до 3 мегатонн. В качестве топлива для разгонного и маршевого двигателей использовалось двухкомпонентное топливо, состоящее из переохлажденного жидкого кислорода и технического керосина.
Маршевые ЖРД ракеты имели высокие энергетические и массовые характеристики, а также высокую надежность. Для своего времени они были выдающимся достижением в области ракетного двигателестроения.
Для запуска этих ракет в 1958 году было начато строительство специальной стартовой площадки в Архангельской области. Перед стартом ракету доставляли с технической позиции на железнодорожном транспортно-установочном лафете и устанавливали на массивное пусковое устройство. Весь процесс предстартовой подготовки длился более двух часов.
Комплекс получился довольно громоздким и легко уязвимыми. К тому же ракета в заправленном состоянии могла храниться не более 30 суток из-за применяемых компонентов топлива. В силу этих причин ракеты Р-7 никогда не составляли основу стратегических ядерных сил страны, выполняя лишь вспомогательную роль. К началу Карибского кризиса (октябрь 1962 года) на боевом дежурстве стояло всего несколько десятков ракет, а в 1968 году этот комплекс был окончательно снят с вооружения.

Но на смену ему уже шли ракеты нового поколения. В 1967 году была принята на вооружение ракета РС-10 (по НАТОвской терминологии — СС-11). Свой ядерный заряд мощностью 1 мегатонна (или три «головы» по 200 килотонн каждая) она могла нести на расстояние свыше 12 тысяч километров. Хоть она и устарела в настоящее время, но до сих пор у врага нет от нее защиты. Она заходит на цель (территорию США) с юга, обогнув Землю через Южный полюс. А все системы ПВО и ПРО США ориентированы на север и на Восток. Или ракета с жидкостным двигателем РС-18. Разработанная на «Южмаше» под руководством В.Н.Челомея, она была поставлена на боевое дежурство в 1975 году. Свой заряд мощностью свыше трех с половиной мегатонн она могла нести на расстояние 10−12 тысяч километров. Коэффициент вероятного отклонения от цели — 400 метров. Практически «в яблочко», учитывая мощность взрыва.
Но основное достоинство этой ракеты в том, что она могла годами хранится заправленной в специальном транспортно-пусковом контейнере. В случае обострения ситуации ее достаточно было просто опустить в шахту и подключить провода телеметрии. Просто, как ввести патрон в патронник винтовки.
Сегодня же на вооружении России состоят (пока еще) такие страшные для американцев системы, как РС-22 («Скальпель») шахтного и мобильного базирования (на основе железнодорожного состава). Трехступенчатая твердотопливная ракета несет разделяющуюся головную часть с 10 боевыми блоками по пол-мегатонны каждый. Максимальное отклонение от цели составляет не более 200 метров при стрельбе на расстояние свыше 10 тысяч километров. Запуск ракеты можно производить с любой пригодной для этого точки маршрута боевого патрулирования.
Боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) включал в свой состав три вагона с ракетами, «упакованными» в транспортно-боевые контейнеры, вагоны жизнеобеспечения личного состава и вагоны с аппаратурой наведения и управления. В связи с тем, что вышедший на боевое патрулирование БЖРК было практически невозможно не только поразить, но даже и вычислить в общей массе железнодорожных составов. Поэтому американцы как огня боялись «Скальпель».Первый БЖРК встал на боевое дежурство осенью 1987 года в Костромской дивизии РВСН. Впоследствии на боевое дежурство было поставлено еще несколько комплексов (под Красноярском и под Пермью). Вплоть до 1991 года эти БЖРК непрерывно курсировали по запутанной и обширной железнодорожной сети Советского Союза. Но в связи с развалом страны и подписанием перманентно неадекватным президентом России договора СНВ-2 с американцами «Скальпеля» сначала вообще встали на прикол (чтобы вывести их на боевое патрулирование, согласно условиям этого договора, нужно было предупредить американцев за пол-часа! Видимо, чтобы успеть переместить спутники-шпионы в нужный район), а потом и вовсе должны быть уничтожены! Вопиющая несправедливость! Горбачев также поспешил объявить об отказе от дальнейшего развертывания и модернизации МБР РС-22 В. Этим он ограничил период пребывания ракет этого типа на боевом дежурстве гарантийным сроком эксплуатации. Вскоре предприятия производящие эту ракету оказались за пределами России, чем окончательно подписали приговор РС-22 как железнодорожного, так и шахтного базирования. Сейчас в России последние дни доживают три БЖРК, стоящие на вечном приколе в Костроме, Красноярске и Перми. Надо отметить, что в США тоже были попытки создать боевой железнодорожный ракетный комплекс, оснащенный мощными твердотопливными ракетами МХ («Пискипер»), но дальше теоретических изысканий и макетов дело не пошло.
Был также и шахтный вариант РС-22 (который официально назывался РС-22А), который был создан взамен устаревшей к тому времени жидкостной УР-100. Но на территории России после развала Союза осталось всего 10 ШПУ, а на территории бывших республик (Украина, Казахстан) — 46 штук. Все они были ликвидированы. Практическая потеря комплекса РС-22 нанесла значительный ущерб российским стратегическим ядерным силам и обороноспособности страны.

Но самой страшной для американцев была и остается система РС-20 или Р-36М, названная ими неблагозвучным именем «Сатана». Ракета разрабатывалась специально для нанесения ответного массированного ядерного удара, поэтому защищена от электромагнитного излучения и других неблагоприятных факторов ядерного взрыва. Ее шахтная установка выдерживает прямое попадание 25-килотонного заряда. Сама же РС-20 способна нести на себе 8 боеголовок мощностью по пол-мегатонны. Также был и второй вариант головной части — моноблочный, который предусматривал оснащение 25-мегатонной термоядерной «головой».Ракета устанавливалась в транспортно-пусковой контейнер, который помещался в шахтную пусковую установку повышенной защищенности. Подготовка к старту занимала очень мало времени. На вооружении эта ракета (впервые заступившая на боевое дежурство в 1975 году) простояла до середины 1980-х годов, когда была заменена усовершенствованной ракетой Р-36МУ. Усовершенствованию подверглись в основном агрегатно-приборный блок, и система управления. Также была повышена защищенность ШПУ. Количество боевых блоков возросло до 10. В процессе доработки ракета получила возможность преодолевать практически любую американскую систему ПРО. Десятки и сотни ложных целей сводили с ума американские радары.
Ракеты Р-36МУ являются самыми мощными и самыми надежными межконтинентальными баллистическими ракетами в мире (к примеру, в 1997 году с полигона ан Байконуре была запущена ракета, 19 лет простоявшая на боевом дежурстве. Запуск прошел успешно). Именно по этой причине американские представители на переговорах по сокращению стратегических наступательных вооружений добивались запрета на модернизацию «тяжелых» ракет и их полного сокращения. В ходе подготовки Договора СНВ-1 Советский Союз согласился на 50% сократить число своих развернутых ракет «тяжелого» класса. Еще дальше пошло руководство России.
В 1992 году, стремясь сделать приятное американскому президенту Дж. Бушу, в спешном порядке был разработан и в начале января 1993 года подписан Договор СНВ-2 о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений. В соответствии с его положениями российские «тяжелые» ракеты должны быть полностью ликвидированы к 2001 году, но в связи с изменившейся геополитической ситуацией в мире они оставлены на боевом дежурстве до 2016 года, правда, в моноблочном варианте. Примерно в одно время с Р-36М на вооружение была принята ракетная система УР-100Н. Она оснащалась разделяющейся головной частью с 6 боевыми блоками мощностью по 550 килотонн каждая. Как и все ракеты третьего поколения, она помещалась в транспортно-пусковой контейнер, спроектированный таким образом, что регламентные технические мероприятия могли проводиться на ракете после ее установки в шахту. Ракета могла поражать точечные цели, защищенные системами ПРО. При этом коэффициент максимального отклонения от цели составлял не более 380 метров. В 1977 году на космодроме «Байконур» начались испытания ракеты УР-100Н с улучшенными тактико-техническими характеристиками (УР-100Н УТТХ). В результате модернизации увеличились дальность полета ракеты, упростилось ее техническое обслуживание. На вооружение эта система была принята уже в 1979 году. Всего на боевой дежурство было поставлено 300 комплексов, 130 из которых после распада СССР остались в новых независимых государствах и были уничтожены. Но оставшиеся комплексы до сих пор стоят на боевом дежурстве.
Кстати, недавно, говоря о возможности применения Россией ядерного оружия, президент Путин сказал, что «у России есть грозное и мощное современное оружие — ракеты УР-100 УТТХ», которые будут находиться на боевом дежурстве по крайней мере до 2020-х годов.
Но основой ударной группировки российских стратегических ядерных сил, по замыслу составителей российской военной доктрины, должны стать ракеты РС-12М — знаменитые «Тополя», базирующиеся на мобильных пусковых установках. Существенный недостаток этих ракет — их моноблочность. Одна ракета способна нести всего одну боеголовку мощностью 550 килотонн. Правда, по заявлению некоторых политиков и военных, сейчас разрабатывается и вариант «Тополя» с РГЧ. Но у «Тополя-М» есть и плюс: он может свободно маневрировать по любым дорогам, находящимся в районе его боевого патрулирования, поэтому по нему невозможно нанести прицельный ядерный удар. А сам «Тополь-М» приводится в состояние полной боевой готовности в течение нескольких минут. Американцы также пытались создать мобильный грунтовый ракетный комплекс, но не преуспели в этом. Несмотря на тяжкие финансовые условия, «Тополя» все-таки производятся, правда, не в тех количествах, которые нужны для поддержания обороноспособности страны и нанесения превентивного ядерного удара, как-то предусмотрено основами военной доктрины РФ.

Итак, с каким же ядерным мечом мы вошли в 21-й век? Надо признать, что «меч» этот сильно поржавел и притупился. К тому же, три из четырех «кузниц», ковавших наш ядерный меч, после распада Союза остались за рубежом. Флагман ядерного ракетостроения — днепропетровский завод «Южмаш» остался в «нэзалежной» Украине и практически прекратил свое существование. Полигон «Байконур» остался в «суверенном» Казахстане. Ракетные дивизии, дислоцировавшиеся в бывших союзных республиках, были сокращены, а их ракеты — уничтожены. Сейчас в РВСН основными районами развертывания шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет являются шесть районов: Козельск, Татищево, Домбаровский, Ужур, Карталы, Алейск, в которых на боевом дежурстве состоят ракеты РС-20, РС-18, УР-100УТТХ и некоорые другие, а также девять районов патрулирования мобильных БРК «Тополь-М»: Йошкар-Ола, Тейково, Новосибирск, Канск, Иркутск, Барнаул, Нижний Тагил, Выползово, Дровяная. 12 пусковых установок РС-22 «Скальпель» на железнодорожном комплексе стоят в пунктах постоянной дислокации в Костроме, Красноярске и Перми (а, точнее, ожидают своей очереди пойти «под нож»).
Этого явно недостаточно. Ведь сейчас всего в РВСН насчитывается 762 пусковых установки и 3000−3700 зарядов к ним. О ядерных боезарядах на стратегических бомбардировщиках и подводных лодках не приходится говорить, так как из стратегических бомбардировщиков у нас осталось только 12 Ту-160 и 45 Ту-95 разных модификаций с 362 зарядами. А стратегические подводные лодки уже давно не выходили в Мировой океан на боевое патрулирование. Но возможности по модернизации старых и по производству новых ракет у России сильно ограничены: из «ракетостроительных» заводов на территории остался только один, производящий «Тополя», но и он в любое время может попасть в грязные загребущие руки приватизаторов. А ракеты, поставленные на боевое дежурство еще в середине 1980-х годов, практически все выработали свой гарантийный срок (который у ракет разных «марок» колеблется от 12 до 15 лет). Если же так пойдет и дальше, то, по данным разных военных экспертов, к 2005−2007 году у России останется только несколько десятков «Тополей». Другие же ракеты будет просто небезопасно эксплуатировать. Один же тип МБР просто не в состоянии будет обеспечить безопасности государства, тем более, что районы патрулирования этих МБР должны быть (в идеале) должны быть плотно прикрыты «колпаком» ПВО и ПРО, а также охраняться мобильными группами спецназа. Сейчас этого практически нет. Что же делать? В рамках нынешней ситуации, положение, к сожалению, не исправить. Система, во главе которой стоят люди, заинтересованные не повышении обороноспособности страны, а в набивании, грубо говоря, своего кармана, никогда не пойдет на изменение этой порочной ситуации. Им выгодно до конца уничтожить оставшиеся еще российские ядерные силы в угоду своим заокеанским «партнерам» и получить за это сумму в валюте. Да и оставшиеся еще в России инженеры-ядерщики и инженеры-ракетостроители получают намного меньше, чем торгаши-ларечники и поэтому озабочены не разработкой новых систем, а прокормом своей семьи. Чтобы вновь навострить наш ядерный меч, счистить с него въевшуюся за годы смуты ржавчину, построить новые ядерные кузницы, стране нужно сбросить с себя эту порочную систему, ведущую страну к гибели.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru