Русская линия
Десница (Брянск) Светлана Михайлова26.12.2003 

Старец Антоний, врачеватель души

Какие-то хулиганы едва не устроили пожар в часовенке на могиле старца Антония. Бросили внутрь, хохмы ради, какую-то пылающую ветошь. Случилось это в ноябре, на большой праздник — родительскую субботу.

Закопченные внутри стены, потрескавшиеся стекла… Могилу старца легко отыскать — издалека видна крашенная синей краской маковка с крестом, венчающая аккуратно побеленную кирпичную часовню. Она давно уже стала местом паломничества. Люди приходят сюда и в праздники, и в будни, зажигают свечи, молятся и просят у старца помощи, избавления от недугов тела и от боли в душе.

— Вам, журналистам, только чудеса подавай, — качает головой Юрий Владимирович Захаренков, замдиректора комбината ритуальных услуг. — Ходите на кладбище как на экскурсию. Нет у нас никаких чудес, есть серьезная работа. А старец… что старец? Это легенда…

Легенд вокруг старца Антония действительно предостаточно. Говорят, он и при жизни творил чудеса, и теперь молитва, обращенная к нему, обладает чудодейственной силой. Подтвердил это и «местный кладбищенский житель», а по-простому бомж, Виталий. Вот уже три года ходит он на могилу Антония каждый день, а если есть копеечка, то и свечку ставит. Помогает ли ему старец? Еще как!

— Как помолишься, так, смотришь — к вечеру и на хлеб есть, и на сигареты. А главное — на душе как-то легче.

И «коллега» его, Петрович-покойник — умер старик год назад, по зиме — в чудной силе старца не сомневался. Сам ходил к нему каждый день и другим наказывал, даже словам молитвы «Отче наш» обучил.

Похоже, у «местных кладбищенских жителей» отношение к старцу особое — ведь при жизни он тоже, говорят, был бессребреником.

Что еще рассказывают о старце? Разное. Что был он паломником, странствовал по городам и весям, врачевал, помогал людям: где советом, где молитвой, а где и копеечкой. А родители у него были богатые, но выгнали они сына из дома, деньги же свои немалые закатали в бочку и бросили в реку, чтобы никому не достались. Да только всплыла бочка, и все свое богатство до копеечки раздал Антоний сирым и нищим. Как-то зашел старец к очень бедным людям. Те, увидев его убогое одеянье, грешным делом подумали: «Ну вот, сейчас этот нищий будет хлеба просить, а тут самим есть нечего». Антоний же сел за стол, улыбнулся и говорит: «Не волнуйтесь, всем хватит». Достал из своей котомочки снедь да всех и накормил.

Услышала я эти истории от Валентины Владимировны Присеко. А она — от других людей. И что здесь правда, а что выдумка — поди разберись. Валентина Владимировна работает на кладбище уже девять лет и все это время, впрочем, как и ее коллеги, почти каждый день тоже ходит на могилу Антония: в порядок привести, когда нужно — побелить-покрасить. Да и помолиться: светлее и теплее от этого становится на душе. От нее же я узнала, что земля с могилы старца обладает лечебной силой. Стоит лишь приложить горсточку на больное место. Так, по крайней мере, люди говорят.

Андрей Николаевич Макухин, заведующий Центральным кладбищем, честно признался, что о чудесных исцелениях ничего не слышал и не знает, но тем не менее и сам не раз старцу свечи ставил. Зачем?

— Для души. Надо же во что-то верить.

Что касается вандализма, то посетовал: да, это проблема. Кладбище огромное, почти 50 гектаров, нет ни ограды, ни сторожей — мало желающих работать за полторы тысячи. Недавно еще четыре памятника перевернули. И заверил: стекла в часовенке в ближайшее время вставят. Ну, а виновные, кто ж их теперь найдет…

Вот так мы всегда: к Антонию за помощью идем, а спроси про него подробнее, так ведь толком ничего и не знаем. Спасибо Валентине Присеко, подсказала: есть же о нем книга.

Книга об удивительном старце действительно есть, и, судя по всему, достаточно редкая. Называется она «Благодатный старец Антоний на Брянской земле», и была издана обществом «Благовест» Тихвинской церкви к 130-летию старца Антония. Разыскать ее удалось чудом, из нее и взяты факты биографии старца. Его жизнь, возможно, и не изобиловала событиями внешними, но была, как отмечают все те, кто его знал, богатой и насыщенной духовно.

Известно, что родился Антоний, он же Анатолий Лукич Дудич — в миру, в 1868 году. По национальности белорус, монах из Почаевской лавры. Откуда он родом, кто были его родители — трудно теперь установить. Не исключено, что рассказы об их богатстве — тоже всего лишь легенда. Наверняка, не был он и странником, хотя своего жилья никогда не имел. Приехал в наш город в начале 20-х годов прошлого века, какое-то время жил в часовне на кладбище при Петропавловской церкви. Затем в сторожке по улице Вали Сафроновой и в домике, переделанном из амбара, по улице Луначарского. А последние годы — во времяночке в Володарском районе. Скудно было обставлено его жилье. Иконы, святые мощи, священные книги, верстак, на котором он днем работал, а ночью спал, да долбленый гроб — вот и все богатство. Золотые руки были у Антония: мастерил и сани, и бочки, и коляски, даже ремонтировал скрипки. И уже тогда шли к прозорливому старцу за помощью и советом. Был у него особый дар — видеть будущее и лечить молитвой. Казалось, видел он людей насквозь.

…Как-то пришли к нему две женщины. Одна с бедой — у нее корова болела, а вторая просто так, да еще и говорила по дороге: «Мне кажется, что ничего он не знает и не поможет». Первой старец сказал: «Зачем ты на продажу разбавляла молоко водой? Кайся». Второй же ответил: «Ничего я не знаю и помочь не могу».

…Принесла женщина Антонию яйца, а он их не взял, сказал: «Отнеси туда, где курочка плачет». Знал, что своровала она яйца у соседки.

И подобных случаев, говорится в книге, в жизни старца было великое множество. Перед его молитвой отступали самые грозные недуги: и слепота, и рак. Страшными грехами считал он скупость и осуждение. Любил угощать приходящих к нему и порой отдавал последнее. Незадолго до смерти Антония спрашивали у него люди: «Что ж мы будем делать без вас?». «Приходите ко мне на могилку, расскажите свою беду, и я буду Бога молить за вас, — отвечал старец. И еще он говорил: «Я не умру, я всегда буду с вами"…

Умер Антоний 14 января 1956 года, в возрасте 88 лет. Рассказывают, что похоронная процессия растянулась более чем на километр. День был хмурым и морозным, но когда гроб опускали в могилу, тучи вдруг рассеялись и ярко засветило солнце…

— Ну, а тех, кто пытался поджечь часовенку старца, не спешите осуждать, их жалеть надо, — сказала мне одна мудрая женщина. — Несчастные это люди. Нет у них мира и света в душе, с собой не ладят, отсюда и страсть к разрушению. А разрушают ведь прежде всего самих себя, душу свою…

24 декабря 2003 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru