Русская линия
Российская газета Алексей Комеч24.12.2003 

Обручение в монастыре
Музеи и церковь — вместе или вместо?

Обстоятельства вынуждают обращаться к теме, обсужденной не единожды и не доставившей удовольствия ни одному из собеседников. Речь идет об очередном искусственном обострении отношений между церковными и музейными организациями. Поводом для раздора явилось требование о передаче монастырской общине Ипатьевского монастыря в Костроме.

Казалось, цивилизованное разрешение конфликта давно было достигнуто. Подписанное между церковными и государственными службами соглашение разрешало проведение в монастырском соборе 12 служб в год по большим праздникам. Для нужд монастыря, насчитывающего 7 монахов, было передано почти полторы тысячи квадратных метров помещений. Последующее давление привело к тому, что руководство Министерства, уступив без обсуждения с реставраторами требованиям церковного начальства, согласовало увеличение ежегодных служб до 70, т. е. еженедельно и даже чаще. Уступки не привели к согласию, а только разожгли аппетит. И теперь, используя все возможные рычаги влияния, церковная администрация требует полного изгнания музея и передачи всего монастыря, это более двух с половиной тысяч кв. м., в распоряжение все тех же семи монахов.

Нелепость ситуации ясна органам власти, музейным, реставрационным и общественным организациям области. Они решительно встали за музейный режим сохранения драгоценного памятника, понимая степень его уникальности и значимости для всей России. Теперь уже и Министерство культуры заняло принципиальную позицию, защищая музей.

В поддержку выступили и совет директоров музеев России, и Международный совет музеев. Свою защитительную позицию от имени Эрмитажа высказал Б.М. Пиотровский, зампредседателя Президентского совета по культуре.

Троицкий собор Ипатьевского монастыря выстроен в 1650—1652 гг. и является не только шедевром русского искусства, но и уникальным по сохранности историческим памятником. Он полностью сберег фресковую роспись 1685 года, выполненную артелью замечательных художников во главе с Гурием Никитиным и Силой Савиным, а также пятиярусный золоченый резной иконостас 1756—1758 гг. с иконами ХVII и ХVIII столетий. Вся живопись, за три с столетия накопившая наслоения копоти и пыли, в результате многолетней, оплаченной государством реставрации полностью восстановлена. Сохранность его требует строгого регулирования музейного посещения и особых условий немногих годовых богослужений. То их количество, которое в настоящее время разрешено, чрезмерно, к тому же совершенно не соблюдаются согласованные ограничения в числе молящихся, качестве и количестве употребляемых свечей.

В Костроме существует не менее изумительная церковь, переданная в повседневное богослужение — церковь Воскресения на Дебре, одногодок Троицкого собора. В ее интерьере также сохранилась живопись ХVII в., хотя частично и под записями ХIХ в. На протяжении полутора последних десятилетий беспощадного использования ее стены покрылись грязным слоем, и можно с уверенностью сказать, что еще через двадцать лет живопись будет напоминать «черные доски» старинных икон.

Эта же участь грозит Троицкому собору. Ведь тот сияющий мир, который открывается нам в интерьере Троицкого собора, не только эстетически ценен, он с необыкновенной полнотой передает нам духовное и молитвенное состояние наших предков триста лет назад. При том режиме использования, которого добиваются из соображений сиюминутного престижа или выгоды равнодушные пользователи, их гибель неизбежна.

В разговорах об использовании церковных зданий часто присутствует аргумент божественной предопределенности их судьбы. Это не более чем ловкий ход служителей или следствие боязни осуждения у людей неверующих. Вера и взаимоотношения с Богом — факт духовной и личной жизни, форма и содержание богослужения. А за творения рук человеческих ответственность несут люди, и их интересы чаще всего оказываются вполне земными. Ипатьевский монастырь стоит на окраине города, на другом берегу реки Костромы. Здесь нет прихожан, которым негде молиться. К тому же рядом находится монументальная церковь Иоанна Богослова 1681−1687 годов, выстроенная как приходская церковь Ипатьевской слободы, и службы в ней возобновлены.

Ипатьевский монастырь состоит из двух участков — территории, определившейся в ХVI в. и Нового города, присоединенного к ней в ХVII в. В ограде Нового города находится богадельня, а внутри него была поставлена гордость деревянной архитектуры России — поднимавшаяся на сваях Спасо-Преображенская церковь 1628 г., перевезенная сюда из села Спас-Вежи. Новый город в наше время был целиком передан в пользование монастырской общины, и его ворота чаще всего оказывались закрытыми. В здании богадельни устроили приют для молодежи с физическими недомоганиями и дефектами. Но в нем почему-то оказалось много людей не слишком больных и к тому же курящих, в результате их забав Спасо-Преображенская церковь сгорела в августе за несколько часов. То ли пожарных не сразу вызвали, то ли ворота не сразу открыли.

Найденный путь совместного использования ансамбля музеем и монастырской общиной, который был намечен первоначальным соглашением, срывается как будто специально. А ведь он был одобрен не только светской властью, но и благословлен Патриархом Алексием II во время пребывания Святейшего в Костроме в 2002 году. Подобные попытки могут дискредитировать и власть, и иерархов. К духовной сфере не должны примешиваться мотивы земного стяжательства. К тому же очевидно, что малочисленная община не способна не только поддерживать, реставрировать и сохранять драгоценные здания монастыря, но даже и оплачивать коммунальные услуги. Возможные доходы от туризма никак не компенсируют неизбежную деградацию памятника, не говоря уже о потере художественной, духовной и исторической ценностях.

Хочется надеяться на здравую позицию Министерства культуры, помощь и содействие руководителей церкви в погашении никому не нужного конфликта. Одни должны следить за исполнением законов, другие, сохраняя чистую репутацию благочестивого служения, должны понимать нашу общую и свою ответственность за сохранение живых свидетельств духовного подвига предшествующих поколений. Это в интересах всего народа, и более всего — самих верующих. И странно, что это приходится доказывать.

Комментарий

Анна Колупаева, начальник отдела музеев министерства культуры:

— Ипатьевский монастырь — памятник особый, это не только место, где жили монахи, это еще и место, где родилась российская государственность. Поэтому часть монастыря должна быть, безусловно, передана в пользование монахам, которые и смогут в этих пределах обеспечить себе нормальную монашескую жизнь. Но та часть, которая связана с возведением Романовых на престол, должна быть передана в музейное пользование — для того, чтобы каждый, независимо от своего вероисповедания, мог туда прийти. А собор, в котором история российской государственности и монастыря пересеклись, должен быть отдан в общее пользование. Передача Ипатьевского монастыря упирается еще и в денежный вопрос — в монастырь приезжает огромное количество паломников и светских туристов, в результате доходы получаются довольно существенные. От того, кому будет принадлежать монастырь, зависит и судьба этих денежных потоков.

23 декабря 2003 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru