Русская линия
МиК — маркетинг и консалтинг06.12.2003 

За ташкентскими взрывами стоял Ислам Каримов?

Сенсационный материал о прямой причастности нынешнего диктатора Узбекистана Ислама Каримова к известным ташкентским взрывам 16 февраля 1999 года опубликовало издание Мусульманский Узбекистан. Нежданный голос, прорвавшийся из «Таштюрьмы», являющейся пятном на престиже узбекской столицы удивил 26 ноября 2003 года весь мир, пишет в этой связи издание. Удивление вызывает не то, что раскрылась истина, а то, что она распространилась на весь мир из самого запястья врагов правды. Поражает также не то, что правда иной раз гнется, но никогда не ломается, а то, что она всплыла за столь короткий срок.

Взрывы 16 февраля 1999 года, ставшие предлогом для заточения десятков тысяч ни в чем не повинных мусульман в тюрьмы и умерщвления сотен из них под пытками, прошедшие с тех пор четыре года, показали истинные лица своих авторов. Зайнуддин Аскаров, осужденный наряду с организаторами февральских взрывов на 11 лет тюремного заключения, сделал сенсационное заявление на пресс-конференции устроенной для корреспондентов зарубежных радиостанций 26 ноября в «Таштюрьме», в частности, он заявил, что февральские взрывы в Ташкенте были осуществлены с непосредственного благоволения и желания правительства Узбекистана. Несмотря на то, что исполнители взрывов были сентиментальные, самовольные молодые парни, однако об их планах, унесшим из жизни 16 безвинных душ, подробно во всех деталях знали заранее за 2,5 месяца руководство Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана, следовательно, сам президент Ислам Каримов. Своевременно полученная информация нисколько не встревожила их, наоборот план организации взрывов в Ташкенте был для них как раз, кстати, и для осуществления их тайком были подготовлены все условия.

Нежданное заявление

«… Они ухищряются, и ухищряется Аллах. А ведь Аллах — лучший из ухищряющихся!»

(«Аль-Анфaл» (Добыча), Сура-30).

Согласно утверждениям представителей СНБ, организовавшим пресс-конференцию, Зайнуддин Аскаров должен был опровергнуть версию, появившихся к тому моменту в Интернете, о якобы причастности власти к февральским событиям. Однако пресс-конференция с корреспондентами зарубежных радиостанций, неожиданно приобрела иной тон, когда присутствовавший на встрече ответственный сотрудник СНБ вышел из комнаты, чтобы покурить сигарету. Аскаров, повторявший от начала встречи всем известные вещи внезапно начал опровергать их, обнаружив, что он остался наедине с журналистами. В частности, он полностью опроверг заявления о причастности к взрывам в Ташкенте лидера партии «Эрк» Мухаммада Солиха и руководителя Исламского движения Узбекистана (ИДУ) Тахира Йулдаша. Он также сообщил, что представитель ИДУ в Узбекистане Бахром Абдуллаев предупредил руководство СНБ о взрывах в Ташкенте заранее за 2,5 месяца после того, как он был арестован на границе Туркменистана в декабре 1998 года, когда он направлялся в Узбекистан по приказу Тахира Йулдаша любой ценой остановить взрывы в Ташкенте. Согласно Зайнуддину Аскарову истинными организаторами февральских взрывов была группа во главе с Муродилла Казиевым, сторонников бесследно украденного 29 августа 1995 года из ташкентского аэропорта исламского ученого богослова уроженца г. Андижана Абдували кори Мирзаева.

Как утверждает Зайнуддин Аскаров, после исчезновения шейха Абдували кори Мирзаева сторонники шейха многократно обращалась во многие инстанции, чтобы найти его, однако их старания были тщетными и, после группа во главе с Муродилла Казиевым решила физически ликвидировать президента Ислама Каримова. «Поначалу они обратились к прихожанам мечети „Жамеъ“ (Шейх Абдували кори Мирзаев до своего похищения был имамом этой соборной мечети г. Андижана — ред. „МУ“), с требованием начать поиски имама, если нужно будет даже устроив митинги, однако никто не послушал их. Затем они обратились в некоторые организации, которые они знали, однако ответа от них также не последовало…»

После этого группа во главе с Муродилла Казиевым разрабатывает план покушения на президента Ислама Каримова. Зайнуддин Аскаров сообщил, что, когда Тахир Йулдаш узнал об этом покушении, он посылает Бахрома Абдуллаева в Узбекистан, чтобы он остановил группу Казиева любой ценой. Как сказал Аскаров, Тахир Йулдаш был убежден, что попытка покушения на жизнь Каримова может повредить в осуществлении их планов военного вторжения в будущем.

Однако Бахром Абдуллаев не смог выполнить возложенную на него миссию, так как в декабре 1998 года за 2,5 месяца до февральских взрывов он был задержан на границе Туркменистана и передан СНБ Узбекистана в Ташкент. Во время допросов в подвале СНБ Бахром Абдуллаев предупредил руководство СНБ о будущих взрывах. Представители узбекских спецслужб поначалу не поверившие в слова Абдуллаева затем начинают обходиться с ним помягче, создают ему все благоприятные условия, дабы войти в его доверие и побольше узнать от него информации о взрывах. Зайнуддин Аскаров также сообщил, что он узнал от Бахрома Абдуллаева во время очной ставки, что он, т. е. Бахром Абдуллаев лично сообщил о взрывах высокопоставленному должностному лицу СНБ Йулбарсу Шералиеву.

«Бахром Абдуллаев во время следствия сказал мне: „Зайнуддин, возможно они мне дадут „вышку“ или отпустят, я этого не знаю. Однако я сообщил таким-то таким о точной дате и лично проинформировал одного из высокопоставленных офицеров СНБ Йулбарса Шералиева“».

Отношение правительства

Нет никакого сомнения в том, что заявление Зайнуддина Аскарова привело в трепет правительство Узбекистана. Если можно только сравнить, заявление Зайнуддина Аскарова было равносильно удару булавой Мункара и Накира (имена двух ангелов, подвергающих допросу покойников в могиле — ред. «МУ») по голове СНБ, а также президента Ислама Каримова. 26 ноября СНБ Узбекистана устроив пресс-конференцию, затем постаралось опровергнуть заявления Зайнуддина Аскарова, утверждая их в необоснованности. Спустя день, 27 ноября в офис радио «Озодлик» пожаловал подполковник СНБ Равшан Абдуллахонов с кучей документов, в которых якобы утверждалось причастность Мухаммада Солиха к февральским взрывам. В частности, среди них была аудиокассета, как утверждает подполковник Абдуллахонов, с записью разговора между представителем ИДУ Зубайром и Мухаммадом Салихом, где они обсуждают о построении в Узбекистане Исламского государства и дальнейшие планы действий. Однако сам Мухаммад Салих, проживающий ныне в эмиграции в Норвегии, полностью проигнорировал сам факт этого телефонного разговора.

Пытаясь очернить внезапно всплывшую на поверхность общеизвестную истину сотрудник СНБ Равшан Абдуллахонов, не найдя ничего путного заявил, что Аскаров ненормальный, что он пролечился в психиатрической больнице находясь в заключении, и возможно его психическое состояние до сих пор остается таким же. Вот что сказал офицер СНБ Равшан Абдуллахонов:

«Здравствуйте уважаемые радиослушатели. Я Абдуллахонов Равшан, сотрудник СНБ в звании подполковника. В ответ на интервью Зайнуддина Аскарова хочу сказать, что он только что признался в своей психической неуравновешенности и думаю, что радиослушатели дадут правильную оценку его словам».

Может быть, сотрудник СНБ со временем поймет, какую грубую ошибку он допустил, заявив, что Зайнуддин Аскаров психически неуравновешенный. Дело в том, подполковник Равшан Абдуллахонов, считая Зайнуддина Аскарова ненормальным, призывает радиослушателей не верить его словам. Однако, сказав это, он тем самым признает факт применения пыток против Аскарова в заключении, впоследствии чего он попал в психиатрическую больницу. Еще одна немаловажная деталь в опрометчивом выступлении чекиста, если Зайнуддин Аскаров действительно психически больной, то почему СНБ устроило встречу журналистов с больным человеком? Где логика? Кого они хотят одурачить? Если бы Аскаров повторил бы заученные слова или Мухаммад Салих опроверг бы его заявление, то, возможно, тогда Зайнуддин Аскаров был бы для них вполне здоровым человеком. Если предположим, что Зайнуддин Аскаров, как утверждает СНБ, психически ненормальный, то аннулируют ли они все его показания данные до сего дня? Известно, что во многих судебных процессах, связанных с февральскими событиями, приговоры выносились, основываясь на показания данные именно Зайнуддином Аскаровым. Или же Зайнуддин Аскаров стал «ненормальным» только во время пресс-конференции?

Угрызение совести

«Наилучшим джихадом является произнесение справедливого слова в присутствии несправедливого правителя».
(Хадис приводят Абу Дауд и ат-Тирмизи «Хороший хадис»)

Описывая последнее заявление Зайнуддина Аскарова, корреспондент Би-би-си в Ташкенте Моника Уитлок пишет: «Толковать ташкентские события непросто. Вся узбекская политика покрыта мраком. Возможно, Аскаров — пешка в чьей-либо игре; возможно, он пошел на этот риск самостоятельно. Но, так или иначе, подозрения, о которых жители Узбекистана до сих пор опасались говорить даже на кухне, вдруг оказались в центре всеобщего внимания».

Не опровергая эти и другие версии также можно допустить, что Зайнуддин Аскаров был вынужден пойти на этот шаг по «зову сердца». Необходимо принять во внимание и то, что Зайнуддин Аскаров был жестоко обманут высокопоставленными должностными лицами силовых органов. Кроме того, во время пребывания в тюрьме трижды покушались на его жизнь, один раз его насильно хотели обратить в христианство. Возможно, эти и другие причины заставили его исправить свои ошибки, совершенные 4 года тому назад. Вот что он сказал в своем заявлении:

«Согласно данным мне обещаниям шестеро приговоренных к «вышке» во главе с Бахромом Абдуллаевым должны были остаться в живых. Приговаривая их к «вышке» они не должны были их расстреливать. Все шестеро должны были просить прощение у президента, а затем амнистированы. После всех этих обещаний, в конце концов, я согласился и сказал им: «Хорошо я согласен. Я сыграю роль. Если нужно наговорить на Мухаммада Салиха, я это сделаю. С Мухаммадом Салихом у нас было соглашение. Он сказал нам: «Если вы попадете в руки врага, и появится необходимость оклеветать, обвинить меня, то вы можете так поступить. Ибо народ прекрасно все знает, на чьей стороне правда». Итак, я наговорил на Мухаммада Салиха с надеждой, что он не будет в обиде на меня. Я сыграл роль. Со слезами на глазах я сказал, что «Мухаммад Салих был причастен к событиям 16 февраля, что он финансировал Тахира Йулдаша, предоставив ему 1 600 000 долларов США». Я сделал это ради того, чтобы сохранить жизнь легендарных чтецов (Корана — ред. «МУ») как Бахром Абдуллаев. Среди народа у него было более чем 70 000 поклонников, которые следовали за ним. Он был нашим учителем. Я также надеялся на то, что они отпустят шейха Абдували кори, реабилитируют всех выдающихся ученых богословов. Аллах свидетель, мне пришлось сыграть эту роль не для того, чтобы спасти свою жизнь, а ради того, чтобы спасти других. Министр внутренних дел Закир Алматов, лично пригласив меня к себе, сказал: «Если ты дашь показания против Мухаммада Салиха, сыграешь эту роль, то все будут амнистированы, никто не будет расстрелян, тебе самому будет легче, и ты освободишься из зала суда.

Итак, чтобы сохранить жизнь этих людей я сыграл эту роль на суде. Однако они никого из них не освободили, а дали всем им «вышку». Они уничтожили их, потому что они знали секрет, вот почему всех их расстреляли. Тем не менее, они успели рассказать нам обо всем, как все это было. Вот почему сейча, через ваши радиостанции хочу попросить прощения в первую очередь у руководителя партии «Эрк» Мухаммада Салиха за то, что я тогда оклеветал его. В действительности мы были вынуждены наговорить на них, и оклеветали Тахира Йулдаша в том, что он никогда не совершал. Также мы виноваты перед народом Узбекистана. Мы были обмануты. Мы, поверив обещаниям этого угнетателя, диктатора и кяфиров (неверных — ред. «МУ»), сыграли роль, нанеся ущерб репутации мусульман. За все эти деяния мы просим прощения у народа Узбекистана. Клянусь Аллахом, я подтвержу эти слова, как на этом, так и на том свете. Мухаммад Салих абсолютно не имеет никакого отношения к террористам! Он не связан с ними! Я — не демократ. У меня нет симпатии или антипатии к этому человеку. Давая беспристрастно оценку, я должен сказать, что он не был связан с ними. Все это — результаты нашей политической слепоты и неоправданной доверчивости. Это произошло только потому, что мы доверились обещаниям Закира Алматова. После этого заявления пусть нас расстреляют, мы будем мучениками на пути Аллаха. Если правозащитные организации будут нас защищать, то, возможно, мы еще постоим. В любом случае будут они нас защищать или нет, это не остановит нас сказать правду».

Послесловие

В заключение, издание обращает внимание на некоторые важные моменты, раскрытые Зайнуддином Аскаровым во время своей речи.

«Нехватка двух вещей является нашим недостатком. Первое — наша оппозиция не сплочена. Если бы она объединилась, то участь, выпавшая на долю Эдуарда Шеварднадзе могла бы постигнуть и Каримова. Второе — почему у нас эти вещи не происходят потому, что наш народ слишком продажный, льстивый и трусливый. Кроме того, если международные организации считают нас за людей то, мы обращаемся в международные суды. Ранее в Узбекистане жил журналист по имени Олег Якубов, сейчас он проживает в Израиле. Этот человек написал несколько книг, связанных с взрывами в Ташкенте — «Волчья стая», «Агония"… В своих книгах он, описывая февральские события, сыгранные нами, приписал их к «проискам» Мухаммада Салиха. Он опубликовал эти книги, и распространил их во всем мире. Этот человек знал, что события 16 февраля были сценарием. Все описанное в этих книгах явная ложь. Из-за его лживых книг мы не можем теперь ездить ни в Узбекистане, ни за рубежом. Если Аллах сохранит нас до тех дней, мы надеемся увидеть его, написавшего про нас ложь. Если же нам не удастся увидеть его, то его увидят другие. Международные суды должны изучить события тех дней. Если Каримов — диктатор, то все другие, играя роль не должны порабощать народ! Это не допустимо!».

2 декабря 2003 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru