Русская линия
Единое Отечество, Одесса Инна Сачалко05.12.2003 

Духовная жизнь Приднестровья: Каушанский скит

В семи километрах от Бендер, если ехать в сторону Каушан, в 400 метрах от трассы расположен женский монастырь. Основан он совсем недавно, около шести лет назад. И был освящен в честь святых Жен-мироносиц.
В народе это место называют «Каушанским скитом». Хотя до Бендер отсюда ближе. Открыли новую обитель на Пасху. И тогда же освятили в честь святых Жен-мироносиц, прообраза всех православных женщин. Кстати, история этой молодой обители уже сегодня может занять несколько страниц в книге жизни. Ну, начнем хотя бы с того, что на территории заброшенной базы отдыха хотели открыть скит насельники Кицканского монастыря. И даже получили на это благословение.
Вот что рассказала послушница Ольга, насельница Марфо-Мариинского женского монастыря:"сначала думали как скит мужской Кицканского монастыря. Но так получилось, что у монахов в Кицканском монастыре оказалось много духовных чад именно женщин, девушек. И было решено Божьей волей, чтоб это был монастырь женский".
И вот сейчас в обители постоянно находится не менее ста человек. Монахинь и послушниц из них только половина. Остальные воспитанницы духовной школы, действующей здесь же, и несколько работников. Они помогают по строительству. Кстати, о стройке. Это только кажется, раз бывшая база отдыха, так и трудов здесь меньше, чем в чистом поле. Заброшенные общежительные корпуса требовали капитального ремонта. Не было храма. А без него обитель существовать не может. Вот тогда и начали перестраивать один из домов под зимнюю церквушку. А рядом сестры вырыли котлован. Для собора.
«Ни финансов, ничего — продолжает свой рассказ послушница Ольга, насельница Марфо-Мариинского женского монастыря — И уже уповая на Божью волю, на Божью помощь, на Покров Божьей Матери начали строительство буквально с нуля. Если хотите посмотреть, церквушка, наша церквушка, очень маленькая».
Именно потому что она такая маленькая, здесь даже сами сестры не помещаются, что уж говорить о прихожанах, практически сразу возник вопрос о строительстве нового храма. Он должен будет вмещать и сестер обители, которых с каждым годом прибывает, и многочисленных прихожан из соседних сел и городов.
Послушница Ольга, насельница Марфо-Мариинского женского монастыря: «Эта церковь была построена в ближайшие месяцы, как только переселились сестры сюда. Церковь была сделана из дома. Достраивалась колокольня, достраивалась пономарка. И год она не была расписана. Она расписывалась в течение года. И все это трудами сестер. И алтарь. Все, что тут видите, — это делали сестры».
Служат здесь каждый день. С утра до ночи в храме находится хотя бы одна из сестер.
Вообще планируется, даже очень хотели сделать большую выносную мозаику, которая была бы сверху над храмом, как Покров Божьей Матери.
Церковь ведь Покровская. Хотя не только поэтому. Каждый день в пять утра сестры с иконой Покрова Божьей Матери в руках, хоругвями и фонарями, если темно, обходят свою обитель крестным ходом. Монахини говорят, что просят защиты у Богородицы и возводят вокруг своего мирка невидимую стену. От злых людей и злых мыслей.
Уже несколько лет в монастыре ведется строительство собора, который будет состоять из двух храмов: верхнего и нижнего. Что интересно, собор будет устроен следующим образом: чтобы попасть в нижний храм, прихожанам так или иначе придется зайти в верхний храм. И лишь потом, преодолев три лестничных пролета, оказаться внизу.
Спускаясь по последним ступенькам, которые ведут в нижний храм, наш экскурсовод спросила у меня указав на необычную конструкцию, что это по-моему. Первое, что пришло в голову, так это печи. Но на самом деле они имеют другое предназначение. Уже сейчас, при строительстве храма, сестры думают о смерти. В будущем здесь будет склеп.
Ощущения, честно говоря, не самые приятные. Наш экскурсовод, послушница Ольга так легко говорит о том, что это — фактически гробы. Только в стене собора и сделаны из камня. Мне это еще сложно понять.
Обитель ведь достаточно молодая. И здесь нет еще кладбища. Только вот у колодца две могилки с деревянными крестами. В одной покоится 90-летняя насельница монастыря. А в другой 38 летняя женщина Анна, котороая в
последний год своей жизни пришла в монастырь. Каждый день сподобилась быть на службах, причащаться и тихо уйти с этого мира.
Но вернемся в собор. Он виден даже с трассы. Работают здесь вне зависимости от погоды.
В этот день накрапывал холодный осенний дождь. Но строительство не было приостановлено.
Сестры сами расчищали эту территорию. Здесь кругом стоял лес. Все это сносилось, убиралось, сестры таскали эти деревья, копали под фундамент ямы. Даже цементные заливки на храме делали сестры.
Проект собора привез из Екатеринбурга духовник монастыря, отец Андрей. Монахини говорят, что возводится новый храм только милостью Божьей. Да и как иначе можно назвать все происходящее. Вот эту громаду в течение двух лет строили насельницы монастыря и один священник. В помощь им были только молитвы да максимум шесть рабочих-добровольцев.
Послушница Ольга поведала, что в соборе будут фрески и сестрам придется осваивать письмо фресковое. «Вы знаете, — говорит она — нижний храм, как нижний, сырой, стены сырые. Это неотапливаемый храм. Там рассчитано, что будет небольшая печка, но это храм летний, который будет работать: нижний будет открыт каждый день, верхний будет открыт на праздники и на субботу-воскресенье, на большие службы. Как обычно».
В обители планируют, что нижний храм будет освящен в честь одного из апостолов, Андрея Первозванного. А огромный верхний — в честь Жен-мироносиц.
Собственно, работы по возведению стен уже практически закончены. Осталось лишь сделать деревянный каркас, поставить купола и поднять наверх кресты. Строители преодолевают эти ступеньки буквально за несколько секунд. Но мне понадобилось чуть больше, конечно, времени. Она не очень удобная. Но на клирос попасть очень хотелось.
А пока над нашими головами и головами рабочих только хмурое осеннее небо.
Воспользовавшись случаем и благословением Настоятельницы, мы побродили наверху. Ведь совсем скоро эти несколько квадратных метров, на которых расположились сейчас строители, станут доступны только ответственным за целостность куполов. А вот прихожанам и любопытным телевизионщикам дорога будет закрыта. Да и подниматься станет не так уж и легко. Почти невозможно, взобраться сюда могут только строители. И вот нам повезло. Буквально через некоторое время здесь будет арка. И это пространство будет закрыто.
Строящийся собор поистине грандиозный проект. Венчать белоснежные стены будут сразу пять золотых куполов. В нижнем храме фрески. До сих пор в Молдавии существует лишь одна церковь с фресками. Да и та — памятник архитектуры 16 века, закрытый на реставрацию. Верхний храм, скорее всего, будут расписывать. Правда, в обители еще не решили, в каком стиле. Древнерусском или отдать предпочтение классике.
Верхний клирос будет опоясываться террасой по кругу храма, и можно будет выходить на балкон. Это тоже в определенных службах в определенные моменты. А снизу будет южный выход и северный выход. Стены, отгораживающей монастырь от остального мира, здесь нет. Быть может, когда закончится строительство. Ну, а пока работы в обители хватает и без возведения высоких заборов. Вот, например, огород. Здесь ведь живут тем, что вырастят сами. Вот и трудятся с ранней весны до поздней осени на 10 гектарах монастырских земель.
Сестры трактор у кого-то там нанимали, чтобы вспахать землю. Остальное все сажалось, сапалось, — все это делалось вручную. Только вот в этом году приобрели трактор. И уже Божьей милостью будет облегчение. А так, вся эта территория обрабатывалась сестрами.
Помимо этого сестры берутся за обработку полей подсолнечника. Сами растительное масло они делать пока не в состоянии. До строительства маслобойки руки еще не дошли. А тут в качестве платы за труды — масло. Есть еще и маленькая ферма. Уж и не знаю, сколько тут гусей. Наверное, добрая сотня. А куры, индюки, коровы. Правда, чтобы посмотреть все монастырское хозяйство, нам пришлось залезть в болото. Прошедший дождь, трактор и строительная техника превратили здешние тропинки в настоящие грязевые поля. Но это не так уж и страшно.

В монастырях воздух особенный. И невозможно объяснить то, что происходит с человеком, который переступает через невидимую линию, отделяющую один мир от другого. Это надо почувствовать самому.
Наш гид, послушница Ольга говорит, что в монастырь каждый приходит по своей, особенной причине. Бывает даже, что становятся затворниками те, кто жаждал власти. Тут понимаешь, что главное — это власть не над людьми, а над собственными помыслами и чувствами. Ольга пришла сюда из-за гордости. Говорит, искала совершенства. А вообще, ну не зря же существует предание, будто монах отмаливает грехи своих родных до девятого колена. Грехи тех, кто жил до него, и тех, кто появится после.
Послушница Ольга привела нам пример: «Один отчаянный грешник попадает в ад. И тут он начинает радоваться. Его спрашивают: ты чего, ты же в аду. А он говорит: мне сказали, что мой правнук будет монахом. То есть, это надежда, надежда на спасение. Не только живущих с нами людей, не только нас, кто приходит сюда. А надежда на спасение людей, которые отошли от этого мира. И вообще надежда на спасение всего мира».
Сами же сестры спасаются молитвой и смирением. В те редкие дни, когда находится свободная минутка, они читают поучения святых Отцов. Часто на скамейке у озера, а это настоящая заповедная зона в монастыре. Дубовая роща. Здесь есть беседка. Правда, она еще немного не достроена. А на озере, — лодка, в которой в хорошую погоду сестры катаются по нему.
Неподалеку от беседки растет огромный дуб. Когда-то очень давно одно семя дало три побега. И вот теперь над озером раскинули свои ветви три могучих дерева, которые слились воедино. Сестры говорят, что в обители все имеет свой особый смысл. И вот даже дуб напоминает о Святой Троице.
Когда я была в монастыре в прошлый раз, по этому мостику можно было дойти до самой середины озера. Сейчас несколько шагов и впереди вода. Говорят, что уровень воды очень сильно поднялся. И мостик затопило. Придется сделать новый. Но это произойдет, когда потеплеет. А сейчас можно просто посидеть на скамейке и полюбоваться озерными водами. Или послушать, о чем шепчутся опавшие дубовые листья под ногами.
Когда-нибудь здесь будут жить лебеди. Уже несколько лет подряд отец Андрей, духовник обители, пытается договориться с несколькими зоопарками. Но все как-то не получалось. И вот недавно его обнадежили. Возможно, уже весной на озере появятся белые птицы, известные своей преданностью друг другу.

На первый взгляд, это обычный колодец. Но если присмотреться, то крыша его выполнена сестрами и одним из умельцев, который решил потрудиться на благо монастыря, в качестве самой настоящей соборной площади. наверху сразу семь алюминиевых церквушек. И, что интересно, когда темнеет и монастырь погружается в сумрак, церквушки горят разными огоньками: синим, желтым, зеленым, красным. Вовнутрь этих маленьких храмов сестры ввинтили цветные лампочки.
На Рождество эти церквушки украшают цветными гирляндами и еловыми ветками.
Все-таки уже сейчас, пусть и в суматохе строительства, какой-то незавершенности, сразу ясно: обитель женская. И клумбы здесь высеивают, шесть сотен кустов роз посадили сестры этой осенью. Есть даже свой маленький птичник. С тремя павлинами. Правда, уже бесхвостыми. На зиму, оказывается, эти птицы меняют оперение. Есть фазаны. С ними мирно соседствует рыжий кот. Наша проводница говорит, что он всегда там, где полная миска. Но прогнать это пушистое создание никто не решается, даже птицы. В монастыре должен быть мир. И этому требованию подчиняются не только люди, но и животные.
Я уже говорила, что сейчас в монастыре живет 50 сестер. Больше, конечно, послушниц, чем монахинь. Но есть еще кое-что. Монастырь молодой. И затворницы тоже молоды. Им не больше 30 лет. Только нескольким 32, 34 года.
С каждым годом обитель разрастается. Уже сегодня необходимо строить новые корпуса для сестер.
Вообще-то в монастырях заходить в кельи не положено. Но для нас сделали исключение. Уж и не знаю, почему. И наш экскурсовод привела нас в одну из келий. Ее обитателей здесь нет. Но все двери всегда открыты. И в замке всегда есть ключ. Здесь никогда ничего не запирается. И даже если есть замок, ключ всегда на виду. Ну, а обстановка в кельях самая обыкновенная: стол, кровать, иконы — все в кельях сестер минимально. Вешалка, кровать, стул, аналой и цветы.

Вы знаете, уже несколько лет подряд в монастыре не переводят часы на зимнее и летнее время. Сестры называют то время, которое за пределами монастыря, вашим. Или нашим, если говорить о нас. Хотя, в принципе, какая разница? Наше — ваше время. Мне иногда кажется, что в монастыре время вообще останавливается.
Ольга говорит, что здесь его вообще нет. Возможно, она права. Главное ведь в монастыре это внутренний мир каждой из сестер. А все остальное лишь внешнее проявление человеческих потребностей. Что поделаешь, монахини обычные люди. Только их молитва горячее и дух покрепче нашего. И у этого костра греются человеческие души.
Как говорит Ольга: «Если бы вы побыли здесь некоторое время, вы бы поняли, что здесь свой Устав, своя жизнь. И в то же время тишина, которой сейчас не найдешь в мире. Может быть, к этой тишине многие и стремятся».

Скоро зима. И темнеет уже так рано. В четыре часа в Покровском храме началась вечерняя служба. В мерцающем свете свечей и под пристальным, но таким теплым взглядом святых с икон, сестры пели о радости, которую дарит им жизнь во Христе. А еще они молили тех, кто смотрел на них со святых образов, чтобы где-то там, далеко от обители, Бог утешил всех страждущих, уберег путешествующих и согрел их души маленьким огоньком веры, пылающим в лампадах монастырской церквушки.

5 декабря 2003 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru